Правила поступления: РГУНГ

Можно ли за полгода пройти путь от двоечника до отличника и какие опасности ждут выпускников, занимающихся разработкой нефтяных месторождений? Об этом рассказал выпускник РГУНГ Давид Кузеев.
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
04 сентября 2015

Без привилегий

Ни для кого не станет откровением, что молодые ребята, выбирая место для дальнейшего обучения после школы, делятся на несколько групп: те, кто изначально хотели «быть космонавтом» и добились этого (то есть всегда знали, кем хотят быть); те, за кого всё выбрали заранее и те, кто поступил под влиянием совокупности факторов (родственники работают в этой сфере, и они об этом интересно рассказывали; в данный период была модна именно эта профессия или что-то еще).

У меня все вышло согласно третьему пункту: дядя работал на Ямале в строительной компании для нефтяной отрасли (прокладывали дороги к кустам скважин), и некоторые другие родственники были заняты именно в этой сфере. Тем не менее, при поступлении у меня не было никаких привилегий — я поступал в общем наборе. Так что в этом плане те, кто говорит, что связи решают все при поступлении, не всегда прав — если есть желание и способности — поступишь без сторонней помощи.

От двоечника до отличника

Важно понять, куда ты пойдешь, примерно за год до поступления, чтобы успеть подготовиться к профильным экзаменам. Тем более, что сейчас базовые предметы ЕГЭ разделили по уровням сложности. Не стоит пренебрегать помощью репетиторов — по одному из необходимых предметов я вышел прошел путь от двоечника до отличника за полгода. Это была химия. Секрет такого «взлета» в том, что, когда я переехал из Москвы в другую республику, в деревню в Кугарчинском районе в Башкирии, местная учительница сказала мне, что больше, чем на двойку, я не тяну — и я стал заниматься.

Могу сказать, что в селе Мраково обучают лучше, чем во многих школах в Москве, где я сменил пять школ.

Лучшая кафедра

Конечно, я подавал документы в несколько вузов: во-первых, все они были техническими, и, во-вторых, все были интересными и перспективными. Важно правильно расставить приоритеты. В итоге пришлось выбирать из всех пяти вузов, в которые я подавал документы, так как прошел я везде. Это были РУДН, РГУНГ, МЭИ и еще пара, названия которых я уже, если честно, не помню. Не скажу, что выбор был трудным — в РГУНГ имени Губкина мне посчастливилось пройти на лучшую кафедру — кафедру разработки нефтяных и газовых месторождений (на направление «нефтегазовое дело»). Наша кафедра — одна из немногих, которая выдает удостоверения о профессиональной деятельности после второго курса. Удостоверение о профессиональной деятельности дает право работать на кусте после сдачи экзаменов в фирме (в компании). Куст скважин — совокупность скважин, объединенных одним сборным пунктом.

Важно понимать, зачем ты учишься

Первые пару лет идет обучение по базовым предметам — без отличного знания базы невозможно стать хорошим специалистом в нефтегазовой отрасли. Математика, физика, химия, экология, экономика и многие другие — по всем этим предметам организуются практические занятия, лекции, лабораторные. Далее идет изучение профильных предметов — «разработки нефтяных месторождений и физики пласта», например. На занятиях по разработке нефтяных месторождений изучают методы извлечения углеводородов из недр с наименьшими затратами и наибольшими объемами. На «физике пласта» изучают, каким образом в недрах происходят движения флюидов. Флюид — это нефть, смешанная с газом, водой и разным шламом (отходы продукта, составляющие пылевые и мелочные его части, получаемые в виде осадка при промывке какого-либо рудного материала. — Прим.ред.). На «скважинной добыче» изучают уже не методы извлечения, а то, чем конкретно извлекать нефть — инструменты, то есть штанговые, электроцентробежные насосы и многие другие ресурсы. Это основные профильные предметы.

Лично мне, почему-то, всегда нравилась геология. Геология — это основа всего, если можно так сказать. Возможно, это банальность, но очень важно понимать, зачем ты учишься. Если тебе неинтересно учиться, если ты не умеешь продемонстрировать знания и свою мотивацию (ведь просто знать — мало), то твой карьерный путь начнется либо с самых низов (какой смысл тогда было поступать в лучший нефтегазовый университет России? Окончил техникум и — вперед!), либо придется опираться на помощь других людей, и тут уж как пойдет.

Работа в поле

После третьего курса у студентов есть возможность поехать в другую область, чтобы почувствовать на себе все нюансы работы в поле. Например, я поехал в Калининград, в «Лукойл», на месяц. Там мы ездили по кустам скважин, заменяли реагент, брали пробу. Реагент мы заменяли для того, чтобы флюид легче двигался по трубопроводу. Пробы берутся ежедневно и ежемесячно для проверки процента нефти и анализа ее состава в лаборатории. Один раз была авария на скважине — мы ездили промывать насос с целью запуска. Если бы его не запустили, пришлось бы менять насос или принимать другие меры, относящиеся к капитальному ремонту. По итогам практики формировался отчет с отзывом мастера. Самым интересным в практике для меня было очное знакомство с предметом будущей работы.

Найти себя

Пока идет обучение по базовым предметам, университет дает прекрасную возможность найти себя в различных внутренних организациях, кружках и студиях. Из основных организаций, где студент может приложить свои усилия, могу выделить профком, пиар-отдел, секцию SPE, союз творческих студентов (СТС), совет старостата, Губкинский кейс-клуб, Губкинскую бизнес-школу и многие другие, не менее важные и перспективные.

Секция SPE — это сообщество инженеров-нефтяников по всему миру, оно, в том числе, есть у нас. Недавно ребят признали лучшей секцией России. Крайне рекомендую в ней участвовать — разовьете английский, лидерские, коммуникационные навыки и приобретете опыт работы в нефтегазовых и не только проектах, да еще и по заграницам наездитесь. Губкинский кейс-клуб организует проведение чемпионатов по кейсам, развивает способность ребят к анализу и работе в команде. Из кружков и студий выделю фотоклуб (в нем можно «прокачать» свои навыки, там есть даже своя внутренняя фотостудия), клуб любителей истории (его ведет Надежда Охапкина, прекрасный преподаватель — с этим клубом можно совершенно бесплатно объездить треть России в рамках устраиваемых экскурсий), танцевальные кружки, кружки пения, музыкальные, клуб интернациональной дружбы (здесь можно улучшить свой английский или, например, испанский). В рамках клуба любителей истории я ездил на экскурсии — в Переяславль-Залесский, например. Было очень круто. Не могу не упомянуть GUtv — нашу собственную телевизионную студию. В ней подрастают молодые операторы, ведущие, крутые монтажеры. Очень сплоченная и дружная команда.

Кручу-верчу

В РГУНГ очень много практики. Особенно у тех, кто умеет «крутиться». И не только в университете, хотя у нас есть и лаборатории по разработке, и супердорогие стенды, на которых ты можешь руководить разработкой месторождений, и музеи с оборудованием. Возвращаясь к практике, хочу отметить, что у нас многие ребята во время учебы ездили практиковаться в «Газпром», «Лукойл». И не обязательно для этого выигрывать золотой кубок на кейс-чемпионате changellenge.com (хотя это тоже очень неплохой вариант, крайне рекомендую участвовать). Просто надо быть активным, «развесить уши» везде, где можно, и идти вверх. Постоянно. Отдельно хотелось бы поговорить о преподавателях. Они реально хорошие — все.

Если у тебя есть желание учиться, они дадут все необходимое. Если нет, то у тебя проблемы, парень, — церемониться никто не будет.

Перспективы и опасности

Состояние нефтяной промышленности на настоящий момент таково, что нужно сразу понять, в какой отрасли ты будешь работать. Морская нефтедобыча и зарубежные разработки — это самые перспективные направления, особенно, если идешь учиться на факультет разработки нефтяных и газовых месторождений.

Для первого варианта нужно иметь отменное здоровье и много всего читать по этой теме, для второго — прекрасно знать английский язык и разбираться в зарубежных компаниях. При работе, связанной с разработкой нефтяных месторождений, может возникнуть немало опасностей — разлив нефти, аварии на качалке вроде отскока ключа с последующим срезом головы, пожары, падения труб и многое другое. На занятиях по безопасности мы смотрели реальные акты о несчастных случаях — одного мужчину переехали трактором. Два раза. Потом отскребали.

Если ты работаешь на морской платформе, то там главный риск состоит в том, что людям некуда деться в случае пожара. Как правило, их спасают на шлюпках, вертолетах. Вертолеты, правда, не всегда успевают долететь, а шлюпок мало. Зато на морской нефтедобыче платят намного больше, чем на суше. Что касается меня, хочу кое в чем признаться. Я изначально выбрал не тот факультет. Я понял, что мне надо было идти на факультет автоматики и вычислительной техники (IT). Так что следуйте своим желаниям, именно своим, не слушайте никого. Правда, в итоге я все равно пошел работать в крупнейшую немецкую компанию по производству, продажам и внедрению бизнес-приложений для, приоритетно, нефтегазовой отрасли, и я счастлив.

Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
04 сентября 2015
 

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты