Молодые чиновники:
Владимир Никитин

Чем любящий свою работу чиновник похож на художника
и скучно ли быть госслужащим? Об этом рассказал
Владимир Никитин, работающий в Правительстве Москвы.
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
12 марта 2015
Владимир Никитин
Главный специалист Управления заместителя Мэра Москвы
по вопросам региональной безопасности и информационной политики.
Выпускник МГУУ Правительства Москвы 2010 года, программа «Международные отношения».
Закончил аспирантуру по направлению «Отечественная история».
Кандидат исторических наук.
Как вы решили, что будете госслужащим?

Эта идея окончательно оформилась в последнем классе школы. В раннем детстве у меня было желание пойти служить в армию, но впоследствии я решил, что гражданская, то есть невоенная служба на благо государства для меня предпочтительнее. Я хотел поступить в МГУУ, чтобы работать на москвичей, приносить пользу своему городу.

Тяжело было поступать?

Из-за серьезных экзаменов поступить в МГУУ было достаточно сложно. Хотя, мне было немного проще, чем другим, потому что у меня была серебряная медаль. Чтобы поступить, мне было достаточно сдать всего один экзамен на пятерку, что, собственно, и произошло. Тем не менее, отсев был очень большим: из моей группы из 20 человек, сдававших первый экзамен, только 2-3 получили четверки и пятерки, столько же — тройки, а остальные сдавали на двойки. Если не ошибаюсь, по остальным группам ситуация была в основном аналогичной. Всего вступительных экзаменов было три, на моей специальности — «международные отношения» — это были экзамены по истории, русскому и английскому языкам. Профилирующей дисциплиной была история, поэтому первый экзамен был именно по этому предмету. Я сдал его на пятерку, поэтому мне как серебряному медалисту больше ничего не понадобилось сдавать: я был освобожден от дальнейших экзаменов и принят.

Расскажите, пожалуйста, об учебе.

Обучение в МГУУ было замечательным — прежде всего, интересным. Огромную роль в этом сыграла профилирующая кафедра международных отношений, хотя в отношении других преподавателей я также не могу сказать ничего плохого. Вуз дал мне путевку в жизнь.

Очень важной была практика в Правительстве Москвы, в органах исполнительной власти города.

Одно дело, когда ты приходишь на работу впервые и не знаешь ничего. Совсем другое дело, когда ты, может, и не знаешь многого, но общие принципы, элементарные вещи ты уже понимаешь, даже если пришел не совсем знакомую сферу. Есть общие базовые вещи по оформлению документов, подготовке и толкованию резолюций. Со всем этим я познакомился в ходе вузовских практик. Если говорить непосредственно об обучении в вузе, то оно заложило основы, общие подходы. На работе приходится готовить проекты писем и аналитические материалы, а этому нас научили в вузе. У нас были занятия по русскому языку, где учили не правописанию, а тому, как вести официальную переписку и составлять документы; мы писали, например, контрольные и курсовые работы по самым разным дисциплинам, где нужно было не столько изложить известные факты, сколько, опираясь на них, построить логические умозаключения, выявить проблемные вопросы, предложить варианты их разрешения. Это тоже стало очень хорошей подготовкой для моей нынешней работы.

Какие преподаватели больше запомнились?

В число преподавателей, которые мне особенно помогли, можно записать весь состав кафедры международных отношений времен моего обучения, но прежде всего — Владимира Ильича Тымчика — заведующего кафедрой, учителя и педагога с большой буквы. В преподавании Владимира Ильича мне, прежде всего, нравился его системный подход ко всем проблемам, и его стремление привить его и нам. Вообще, каждый из преподавателей моей кафедры был для меня в чем-то примером для подражания — кто-то из-за своего энциклопедического склада ума, кто-то из-за своей педантичности и методичности в работе. Каждый из них всегда был готов помочь студенту с любым учебным вопросом. Для меня в первую очередь кафедра, а не деканат, была тем местом, куда я мог прийти с любой своей проблемой.

А с чего вы начинали?

После окончания МГУУ я пошел в аспирантуру этого же вуза. Аспирантура у меня была очной и бюджетной, после ее окончания я в соответствии с договором был обязан отработать три года на благо города. На мой взгляд, такое последующее распределение было большим плюсом, так как вопрос поиска работы передо мной вообще не стоял. После прохождения установленных законодательством процедур я приступил к работе в Управлении заместителя Мэра Москвы в Правительстве Москвы по вопросам региональной безопасности и информационной политики, проще говоря, в аппарате заместителя Мэра. Я пришел туда на должность ведущего специалиста, примерно через полтора года меня повысили до главного специалиста. В целом моя работа — аппаратная, я готовлю проекты писем и резолюций заместителя Мэра, контролирую выполнение его поручений, осуществляю организацию и подготовку совещаний под его председательством.

Что вам нравится, а что нет в вашей работе?

Больше всего в моей работе мне нравится то, что меня, как и любого из моих коллег, касается довольно широкий круг вопросов, что позволяет значительно расширить мой кругозор. Неприятные моменты в моей работе связаны с напряженным и меняющимся графиком руководства, что заставляет быстро адаптироваться и переключаться на ходу с одних вопросов на другие.

А вообще — скучно ли быть госслужащим?

Скучность и рутинность зависят от того, как ты сам относишься к своей работе. Конечно, если не вникать в дело и сводить его к монотонным машинным операциям, то скучным можно назвать любое занятие. Можно, например, сказать, что работа художника скучна, так как он постоянно делает одни и те же движения кистью. Грубо говоря, ему нужно сделать десять тысяч мазков, чтобы написать большое полотно. 

Если подходить к работе с душой, за каждым документом, будь то обращение гражданина или распорядительный документ, стоит насущный вопрос, требующий решения, огромная работа, а иногда и целая история.

Если относиться к моей работе формально, поверхностно, она действительно может стать скучной: сплошные документы, разбавляемые совещаниями и телефонными звонками. А если глубоко вникать в нее и пропускать все вопросы через себя, то она может оказаться очень даже интересной.

Видны ли москвичам результаты вашего труда?

Наверное, именно моя работа, работа аппаратная, если она выполнена хорошо, не заметна для жителей Москвы по определению. Если, для примера, гражданин получит ответ на свое обращение в установленный законом срок, он совершенно справедливо воспримет это как должное. Скорее, он обратит внимание, если он на свое обращение ответа не получит или получит его спустя несколько месяцев. Опять-таки, рядового жителя Москвы не интересует механизм выработки и реализации решений руководства города, его интересует суть принятого решения и изменения лично в его жизни по факту его реализации. Однако то, что работа не заметна, не означает, что она не важна и можно обойтись без нее. Без аппаратной работы функционирование любого органа исполнительной власти города и Правительства Москвы в целом будет парализовано. Поэтому я считаю, что я и мои коллеги можем по праву гордиться той работой, которую выполняем.

Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
12 марта 2015
 

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты