Правила поступления: факультет государственного управления МГУ

Глеб Ефименко-Коган, окончивший факультет госуправления МГУ — о своей подготовке к поступлению и о том, почему занятия с репетиторами полезнее подготовительных курсов.
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
16 апреля 2015

Потенциал

Если быть до конца честным, то выпускник школы в 80 процентах случаев сам до конца не знает, чего он хочет достичь в жизни. Наверное, самым главным фактором при выборе вуза для такого человека является мнение его родителей. В моей жизни все складывалось так, что у меня было много репетиторов из МГУ, которые вместе с родителями направляли меня и корректировали вектор моего движения.

В итоге я стал «смотреть» в себя, используя их советы, и пришел к выводу, что те базовые знания и навыки в дисциплинах, в которых я преуспеваю, указывают на то, что мне нужно выбирать гуманитарное направление. Я понял, что мне нужно образование, которое даст мне возможность системно мыслить, принимать решения, учиться общаться с людьми, а также выстраивать конструктивные взаимоотношения. Соответственно, взвесив все свои способности и умения, я пришел к выводу, что мне есть смысл поступать на факультет государственного и муниципального управления.

Почему я выбрал МГУ? Как я уже говорил, в моем окружении было много преподавателей, которые были профессорами Московского государственного университета. Естественно, преподаватели всегда видят потенциал своих учеников лучше, чем сами ученики. Призвание преподавателя — не только обучать, но и смотреть, на что человек способен и на что ему стоит рассчитывать в жизни. Благодаря компетентному мнению репетиторов из МГУ я понял, что мне стоит поступать именно туда.

Когда я учился в школе, конкретных мечтаний о том, что я хочу стать, например, космонавтом, полководцем, генералом, у меня не было. В подростковом возрасте я понимал, что с моими способностями меня ждет что-то хорошее, но выразить это в одном слове, в одной профессии, у меня не получалось. Среда, в которой я рос, и общение с репетиторами, друзьями, родителями, с которыми у нас сложились доверительные отношения, сыграли большую роль в моем дальнейшем выборе.

Умение мыслить

Очевидно, что МГУ — достаточно элитное учебное заведение, и попасть туда не совсем просто, мягко говоря. На момент, когда я поступал, ЕГЭ еще не было. Мы писали сочинения, сдавали все экзамены письменно, проходили собеседования. Я просто подумал: «А почему бы и нет? Почему бы не замахнуться на нечто большее?». Факультет государственного управления я выбрал не случайно: у меня не аналитический склад ума, а там преподают гуманитарные дисциплины: мы писали сочинения, сдавали экзамены по английскому языку и обществознанию. Все экзамены были письменными, проходили в больших аудиториях.

Если говорить о положительных впечатлениях, подобная система сдачи экзаменов, на мой взгляд, была более объективной, чем нынешняя, потому что в первую очередь она оценивала умение мыслить, возможность писать, выражать свои мысли. Я очень благодарен вступительным испытаниям, потому что они заставили меня научиться этим вещам.

Экзамены были непростыми — без подготовки задания вряд ли осилишь. Поэтому я около трех лет, начиная с девятого класса, ходил на подготовительные курсы факультета государственного управления МГУ, где нас специально готовили к поступлению. Мы писали сочинения на темы, которые могли бы быть на экзамене, выполняли различные тесты по английскому языку, читали труды ученых и мыслителей, чтобы ориентироваться на вступительном испытании по обществознанию.

Сухой остаток

Когда мне было 17 лет, многие произведения литературы (в том числе русской классики) и труды философов не представляли для меня никакой ценности, потому что у меня не было жизненного опыта. Я их пропускал через себя, но в сухом остатке были просто знания и факты.

Сейчас, конечно, я все эти произведения перечитываю, и с позиций опыта они воспринимаются совершенно по-другому. Если говорить о русской классике, конечно, я читаю Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Достоевского («Преступление и наказание»), Белинского. Сейчас они представляют для меня большую ценность, чем тогда. Если же говорить о писателях, которые меня воодушевляли на тот момент, когда я поступал, то это были не русские классики, а Эрнест Хэмингуэй (его «Старик и море» я читал еще в подростковом возрасте) и Паоло Коэльо. Эти авторы близки мне по мироощущению и по внутреннему душевному состоянию. Очевидно, что их произведения — это проекция их внутреннего мира, и они были мне созвучны. Возможно, я многого в них не понимал, но сердцем, душой, всей сущностью я понимал, что эти произведения подходят мне, касаются меня.

Дух МГУ

Подготовительные курсы — это, во-первых, определенная среда. Ты приходишь на курсы в то здание, в котором, возможно, пять лет будешь учиться. Ты уже знаешь, где найти тех или иных преподавателей, с кем и на какую тему можно пообщаться. Знакомство с этой средой дало мне возможность постепенно приобщиться к ней, к культуре общения, к духу МГУ. Он присутствует, и от него никуда не денешься.

Если говорить о дисциплинах, которые нам преподавали, они дали нам возможность не только набрать знаний и компетенций в определенных областях, но и помогли подготовиться к самим экзаменам. Условно говоря, нас учили писать сочинения именно таким образом, в такой форме и таком формате, который приемлем для МГУ.

Есть несколько особенностей такого формата. Первая — это структура самого сочинения. Вторая заключалась в том, что в школе я тоже всегда писал сочинения, но никогда не употреблял в них цитаты. Я мог воспроизвести некоторые, но не дословно. Наши преподаватели ценили, когда мы могли спокойно процитировать и проанализировать, например, четыре строчки стихотворения или отрывок из прозы.

Третий важный момент — это словесные обороты. Каждой части сочинения (введению, заключению, основной части) были свойственны определенные речевые обороты. Используя их, я мог наилучшим образом структурировать свои мысли.

На занятиях по английскому языку акцент больше делался на грамматику: не было такого, чтобы мы должны были подолгу говорить на языке. Большую часть времени мы занимались тем, что оттачивали свои знания о различных правилах, решали тесты, писали эссе на заданные темы. Если не ошибаюсь, все это помогло мне получить 9 из возможных 10 баллов за экзамен по английскому языку.

Абстрактный предмет

С обществознанием мне было труднее, потому что оно было для меня более абстрактным предметом на тот момент. Если ты прочитал произведение по литературе и его художественная канва тебе более или менее ясна, то труды философов по обществознанию, особенно для 17-летнего человека с неокрепшей психикой, были непонятны. Я читал слово, заучивал, но подтекст, который имел в виду философ, для меня не представлял никакой значимости. Поэтому подготовка к экзамену по обществознанию у меня проходила в форме зубрежки.

Впоследствии, когда ты живешь, «обрастаешь» опытом, те или иные мысли философа становятся тебе понятны, потому что ты сам становишься философом в какой-то степени. А тогда обществознание для меня прошло мимо: я просто выучил то, что нужно было выучить по программе, и сдал его.

Подготовительные курсы vs. репетиторы

Параллельно с учебой на подготовительных курсах я занимался с репетиторами. С преподавателем по русскому языку я начал заниматься примерно за год-полтора до поступления, репетитор по английскому языку у меня был еще примерно со 2-3 класса. За год до поступления я стал ходить на занятия к преподавателю по обществознанию, который помогал мне постигать философские труды и течения.

Как я находил преподавателей? У моего преподавателя по английскому языку, с которой я давно занимался, есть много знакомых на факультете, и она посоветовала, с кем лучше заниматься. Скажем так, это было простое «сарафанное радио». Зачем я занимался одновременно на курсах и с репетиторами? Разница между этими двумя видами подготовки к экзаменам колоссальна. Дело в том, что, когда ты занимаешься индивидуально, все внимание и весь потенциал преподавателя сосредоточены на тебе. Когда занимаются одновременно 15-20 человек, педагог не может уделить тебе должного внимания и подготовить тебя должным образом. В этом случае акцент делается на самоподготовку и самодисциплину.

Индивидуальные занятия тебя дисциплинируют. Ты прекрасно понимаешь, что платишь за них. Условно говоря, если, занимаясь в группе, ты знаешь, что тебя могут спросить или не спросить, то с репетитором тебе некуда деваться. Поэтому тебе приходится готовиться настолько хорошо, насколько ты можешь. В этом плане индивидуальные занятия намного лучше, чем коллективные, потому у тебя есть возможность вникнуть в вопрос как можно глубже, взять преподавателя в «осаду» своими вопросами и таким образом лучше разобраться в теме, которую изучаешь.

Тем не менее, я нисколько не жалею, что ходил на подготовительные курсы. Это было очень полезно с точки зрения знакомства с внутренней кухней факультета, на который я собирался поступать. Это важно.

Преподавание как искусство и драйв

МГУ — это некий элитный клуб. Ты учишься и просто обрастаешь связями. Если говорить о трудоустройстве, диплом МГУ мало где может помочь: в первую очередь, работодатель смотрит не на диплом, а на то, что ты умеешь. Первые два курса я особенно не заморачивался с учебой. Конечно, я учился: «хотел поступить — теперь учись». Сейчас, оглядываясь назад и оценивая, что я действительно получил, могу отметить, в первую очередь, системность в мышлении: если раньше ту или иную задачу я решал по частям, то теперь я могу комплексно посмотреть на решение любого вопроса. Это очень полезный навык, особенно в работе управленца. Я научился правильно излагать свои мысли, прочитал множество книг.

Преподаватели МГУ были очень хорошими — открытыми и отзывчивыми. Главная отличительная черта, присущая университету в целом, которая мне очень нравится — никто никого ни к чему не принуждает и не заставляет что-то делать. Хочешь докопаться до истины, углубиться в предмет? Общайся с преподавателем, он тебе все подскажет и научит тебя. Если тебе это неинтересно, никакого принуждения со стороны педагога совершенно нет. Преподаватели были очень открытыми, начитанными людьми. Некоторые преподаватели уже ушли из жизни, и могу сказать, что, узнав об их смерти, я очень сильно переживал, потому что эти люди в меня очень много вложили — свою душу, свои знания.

Если сравнивать с другими вузами (а я сейчас с ними активно сотрудничаю и общаюсь по работе), могу сказать, что в МГУ преподавание — это не автоматический процесс передачи знаний от преподавателя к студенту, а искусство. Этим искусством наши преподаватели с нами делились, и это было действительно уникально. Это было завораживающе. Бывало так, что преподаватель читает лекцию, а ты его просто слушаешь с открытым ртом и чувствуешь не только передачу знаний, а драйв. Поток, который исходил от них, передавался и заражал интересом, амбициозностью, позитивным зарядом, который впоследствии позволял открывать книги, которые, может, раньше ты не хотел открывать, изучать предмет и определенным образом откликаться на призыв преподавателя к познанию нового. В этом плане, конечно, МГУ дает фору многим университетам.

Во время обучения мне были интересны многие предметы: менеджмент во всех его проявлениях (антикризисное управление и финансовый менеджмент, управление персоналом), психология управления, политология (безумно интересный предмет, но при этом сложный, его было очень непросто сдать), принятие государственных решений, маркетинг, пиар. К философии же я относился достаточно отстраненно в том возрасте. В общем, мне были очень интересны управленческий и психологический аспекты. Они давали общее видение картины того, как надо работать. Однако, как оказалось впоследствии, «знать, как работать» и «работать» — это разные вещи.

Утопия и реальность

Если говорить о минусах, которые я обнаружил, то для меня было очень важным получение опыта применения полученных знаний на практике. К сожалению, по крайней мере, на момент моего обучения, оно не было практикоориентированным. Нас пичкали различными теориями, концепциями, рассказывали, как они работают. Но я пришел на работу и увидел, что в реальности картина совершенно иная. Сейчас я много занимаюсь со студентами в силу специфики своей работы и вижу, что преподаватели не привязывают их к реальности. Это накладывает определенный отпечаток в плане трудности дальнейшего трудоустройства.

Условно говоря, если ты окончил бакалавриат и магистратуру, далеко не факт, что тебя возьмут работать. Конечно, хорошо, что у тебя много знаний, но что ты умеешь? Этот вопрос ставится для работодателя во главу угла. Если человек очень умный, но при этом ничего не умеет, ему не смогут платить ту заработную плату, которую он указал в своем резюме. И это весьма резонно. В рамках деятельности компании, в которой я сейчас работаю, мы пытаемся гармонизировать образовательные программы, чтобы студенты уже с третьего курса начинали погружаться в специфику работы выбранной ими компании или предприятия. Потому что в противном случае человеку скажут: «У тебя есть две степени — бакалавр и магистр? Молодец, а теперь учись как работать за 20 тысяч рублей в месяц». Это — реальность. Поэтому первое, на что стоит обратить внимание — это практикоориентированность образовательных программ в выбранном вузе. Количество часов практики. Возможность совмещения работы и учебы. В противном случае через шесть лет могут возникнуть проблемы с трудоустройством. Адаптация человека к рабочей среде (если он вообще никогда не работал) длится не менее 1,5-2 лет. Лучше этот период пройти заранее, во время учебы в университете.

Почему не госслужба?

Положа руку на сердце, могу сказать, что наиболее важный прикладной опыт я получил после четвертого курса, когда начал работать. Я работал помощником руководителя крупной холдинговой компании, в которой и сейчас продолжаю свою деятельность. Возможно, у меня в мечтах и было связать свою жизнь с государственной службой, но, когда я столкнулся с реальностью, понял, что это — не мой формат работы. Во-первых, я — импульсивный человек, а бюрократическая среда накладывает достаточно сильный отпечаток на формат работы. Во-вторых, когда возник вопрос о личном и карьерном росте и перспективах, я понял, что у меня есть два варианта: прийти в министерство и начать с минимальной должности или работать в компании рядом с руководителем — человеком, который прошел все эти ступени, — и получать у него знания, накопленные за годы работы. При первом варианте развития событий в тебе никто не заинтересован и ты лишь занимаешься тем, что выполняешь большое количество рутинных поручений, которые сваливаются на тебя сверху, и в тебе никто особо не заинтересован. При втором формат работы несколько иной — количество поручений больше, но они разноообразны и дают повод развивать креативное и системное мышление. Также не забывайте про «поле», окружение, которое формирует человека. Находясь в «поле» человека, который в своей жизни достиг многого, ты сам невольно начинаешь в него превращаться: так же мыслить (порой даже говорить), использовать такие же подходы к решению задач. Потом постепенно фильтруешь то, что тебе пригодится дальше, а что можно оставить за ненадобностью. Поэтому, конечно, я не жалею, что не пошел на государственную службу. Опыт я приобрел и продолжаю приобретать колоссальный.

Получать опыт

С конца четвертого курса я пошел работать, и моя заработная плата составляла 17 тысяч рублей в месяц. Вы сами понимаете, что такое 17 тысяч рублей для Москвы, — это копейки. Однако я пошел на эту работу для того, чтобы получать опыт. Я понял, что, если пропущу еще один год, то после пятого курса вообще никуда не устроюсь. Этот дисбаланс между престижностью образования и трудоустройством до сих пор существует и еще долго будет существовать в России. Если говорить обо мне, то после второго курса я стал стараться понемногу получать опыт. Сначала я просто работал на летних каникулах, потом мой преподаватель познакомил меня с моим нынешним руководителем. И с этого момента я стал понемногу вникать в свою работу. Со второго по четвертый курс я работал бесплатно. Я был формальным помощником своего руководителя, он давал мне задания, которые я выполнял. Это обогащало мой опыт.

Разумеется, в университете были практики — дипломные, ознакомительные, — но, по большому счету, они ничего никому особенно не давали. Погрузившись в корпоративную среду на месяц, ты ничего о ней не узнаешь, потому что для этого нужно «вариться» в ней как минимум год, чтобы ориентироваться в пространстве, должностях и людях, которые тебя окружают. С четвертого курса я стал относительно подготовленным человеком и начал познавать азы работы. И это происходит до сих пор.

Образование и промышленность

На сегодняшний момент руководство нашей страны осознало, что, если образование и бизнес (в особенности, промышленность) и дальше никак не будут синхронизированы, не будут взаимодействовать в области подготовки кадров, ситуация будет очень сильно ухудшаться. Кадровый потенциал будет снижаться, и предприятия как генераторы спроса на трудовую силу не будут получать специалистов, которые им действительно необходимы. Сейчас этот вопрос поставлен во главу угла, и компании, особенно с государственным участием, начали уделять больше внимания направлению подготовки кадров. Это — дело времени, за один год, к сожалению, ничего не сделаешь.

Только применение комплексного подхода при взаимодействии государства, образования и бизнеса может спровоцировать появление положительной динамики в данном направлении.
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
16 апреля 2015
 

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты