Правила поступления: МГАВМиБ имени Скрябина

Почему после месяца практики в клинике любовь к ветеринарии у большинства студентов заканчивается, и подходит ли обучение в МГАВМиБ впечатлительным? Рассказывает студентка третьего курса МГАВМиБ.
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
21 мая 2015
Елизавета МОСТЯЕВА
(имя изменено), студентка МГАВМиБ имени Скрябина

Я поступала в МГАВМиБ с пятилетним отрывом от школы, после неудачной учебы в другом вузе, который не смогла закончить из-за работы. До поступления в МГАВМиБ я училась в Московском киновидеоинституте (филиал Санкт-Петербургского университета кино и телевидения), на факультете технологии кинофотоматериалов и магнитных носителей, на вечернем отделении.

Я поступила туда от балды, просто лишь бы куда-нибудь поступить, после того, как завалила информатику в МЭСИ. Мы с подругой хотели поступить на звукорежиссеров, но в день подачи документов узнали, что для этого нужно музыкальное образование. Поэтому подали документы на соседнее направление. Решили, что химию сдать проще, чем физику, и действительно сдали.

Мне не особенно нравилось там учиться: честно говоря, мне было все равно. Кроме того, я нашла работу. Направление, на котором я училась, — почти умирающее, вуз — тоже: я даже не знаю, работает он еще или нет — может, его и закрыли. Со мной училось очень мало народу, здание было древним, а профессия — крайне узконаправленной. По-моему, этот институт спасался только за счет факультета маркетологов.

Полезная «вышка»

Через некоторое время после ухода из МКВИ у меня появились деньги, и я захотела получить высшее образование. Мне было все равно, какое именно, поэтому я выбрала то, что мне было наиболее симпатично. «Ветеринары-мимими» — это же детская мечта всех людей, и я решила ее воплотить.

Мне не хотелось совсем бесполезную «вышку»: кому нужен еще один бесполезный менеджер, юрист или экономист?

Моя работа не требует высшего образования, и высшее образование сейчас мало где дает хоть что-то практически полезное. А вот знать биологию, принципы работы организмов, основу лечения разных болезней — полезно. Это пригодится в любом случае, просто для себя, когда ненужная корочка диплома будет пылиться в папке. Может, я не буду работать в ветеринарии, но и знания я получаю не впустую, понимаю причины определенных симптомов и знаю, что делать в общих чертах: как минимум, могу понять, какой специалист и какие исследования требуются в том или ином случае. Конечно, я не смогу ставить диагнозы человеку: врачи учатся намного дольше и глубже, это — большая ответственность. Но я, по крайней мере, буду знать, куда бежать в том или ином случае.

Мозги на месте

Я пошла учиться на трехмесячные курсы подготовки к ЕГЭ в вузе. На тот момент там готовили абитуриентов по математике, русскому языку, биологии. Подготовка хорошая, если у слушателя курсов есть минимальный уровень знаний и мозги на месте. На курсах я занималась три раза в неделю в течение трех месяцев, в вечернее время. Готовят по текущей программе ЕГЭ. Хорошо сдают экзамены те, кто занимается. Есть также полугодовые курсы для тех, кто не любит или не может заниматься «экспрессом». Тем, кто поступает сразу после школы, это вряд ли надо — разве что, курс по биологии отдельно. Экзамены по русскому языку и математике, вроде, все сдают (я не знаю, как все сейчас обстоит в школах, так как давно закончила).

Русский язык я и так знала на высоком уровне. Курсы мне очень помогли вспомнить математику, но я, в принципе, хорошо училась и ее всегда любила. Вообще я не понимаю, почему для поступления в МГАВМиБ нужно сдать ЕГЭ по математике, а не химии: математика для учебы не нужна — только минимальные школьные знания. По крайней мере, на вечернем отделении точно. Проценты и пропорции действительно везде нужны. Все остальное пригодилось только для сдачи экзамена. А вот химия действительно очень нужна: во время обучения ее будет много и, если базы нет, учиться будет сложно.

Курсы выполнили свою задачу: я сдала ЕГЭ после пяти лет перерыва после школы. Сдав ЕГЭ, я, в принципе, прошла на дневное отделение, но из-за работы все равно пришлось идти на вечернее. Туда можно было попасть, просто подготовившись самостоятельно и сдав местный экзамен. Он похож на ЕГЭ. На вечернее отделение берут всех, наверное, — оно ведь платное. В общем, оказалось, что я могла не тратить деньги на курсы, хотя они были неплохими.

Бабушка Люся

МГАВМиБ — это хороший вуз, если идти учиться на дневное отделение на бюджет, и есть время чтобы учиться, впахивать в клинике и еще раз учиться. После месяца практики в клинике радужная любовь к ветеринарии почти у всех заканчивается. У меня она как-то давно закончилась: животных я, конечно, люблю, но ветеринария — это все же другое.

Ветеринария — это медицина, а, значит, адская загруженность, ночные дежурства и небольшая зарплата.

Только очень хорошо поучившись и поработав, можно зарабатывать достаточно, не убиваясь на работе. В общем ветеринары и врачи — люди-герои.

Пока не знаю, буду ли связывать свою профессиональную деятельность с ветеринарией. Меня постоянно кидает из крайности в крайность. Это профессия не для всех. Нужно иметь очень большой запас любви, причем не к животным, а к людям. Дело в том, что к общению с хозяевами люди, любящие животных, почти всегда не готовы.

«Люблю зверей» — это недостаточно, этого не хватит. У нас в стране все невесело в плане защиты животных и культуры содержания в целом. Люди обращаются с животными, как захотят, или как «бабушка Люся» посоветовала: у нее же собака 15 лет прожила на картошке, она — специалист, и все в этом духе. В общем, «людям с радугой в голове» надо 20 раз подумать, прежде чем поступать сюда. Могу сказать, что перед поступлением я читала форумы, сайты, видела все эти мнения, и все равно решила: «Нет, я-то не такая, мне понравится, ветеринария — это классно». Могу сказать только, что я ошибалась.

Ветеринария — это классно, если ты — добрый увлекающийся человек с достаточными условиями жизни, чтобы прожить на не очень большую зарплату, готовый учиться самостоятельно нужным вещам.

Зубрить, зубрить и зубрить

Если идти учиться в МГАВМиБ, чтобы потом работать ветеринаром, вечернее отделение будет сложным квестом. Проблема в том, что вуз надо оплачивать, при этом учеба идет, в основном, по направлению сельскохозяйственных животных, и очень поверхностна. Поэтому студентам нужно время на самостоятельное изучение интересных направлений, при этом надо параллельно работать в клинике ассистентом и еще как-то платить за учебу. Работая ассистентом, студент, скорее всего, не справится со всем этим — не та зарплата.

Перед началом учебы обязательно повторите базовый курс биологии, химии — отдельно неорганику и органику. Подтягивайте английский, если еще не начинали — большинство интересной литературы — не на русском. Анатомию на первом курсе — зубрить, зубрить и зубрить. Я проскочила на минимуме и очень жалею: времени доучивать нет, и это ощущается на каждом занятии.

Анатомия — обязательная база. Не надо прогуливать — желательно вообще.

Потом замучаетесь: вечерникам сложно поймать любых преподавателей, сложно попасть в библиотеку, сложно отработать что-то: всем вечно не до нас. Кроме того, мы помним, что надо работать для оплаты, а, значит, отпрашиваться с работы. Меньше прогулов — меньше потраченного зря времени.

Преподаватели МГАВМиБ — такие же, как и везде, наверное. Есть шикарные, есть странные, есть никакие. Как я уже говорила, в любом случае в академии акцент в обучении делается на сельскохозяйственных животных, а это мало кого из студентов интересует. Учиться все равно придется по большей части самим. К любому преподавателю важно найти свой подход, все мы — люди разные, со своими тараканами.

Режим полного погружения

Несельскохозяйственные животные не игнорируются, но их изучению уделяется не так много внимания. В академии есть виварии, в которых содержатся коровы, лошади, овцы, кролики и куры.

На занятиях по анатомии приходится выполнять много практической работы с трупным материалом, так что впечатлительным лучше сразу подумать, надо ли им это. Кроме того, на некоторых занятиях производится вивисекция.

Когда изучаются лягушки и мыши, их приходится препарировать, вскрывать, ставить на них опыты.

Коровы, лошади, овцы, кролики и куры участвуют в обучении студентов непосредственно. Идем и изучаем их. Проводим осмотр, делаем фиксацию, измерения, берем анализы. При академии есть свой ветеринарный центр и целое отделение хирургии, там вообще очень интересно: есть современные приборы и разрабатываются новые методики. В этом смысле очень хочется учиться на дневном и иметь больше возможности на практику. Вечерникам показывают мало всего и урывками.

Животные, с которыми мы работаем на практических занятиях, относительно здоровы, насколько они могут быть здоровы по возрасту и в условиях постоянных осмотров. Ничего заразного для человека или опасного для домашних животных не изучается на практике. Все опасное изучаем только в теории. Например, мы проводили клиническую диагностику на третьем курсе. Слушаем лекции о том, как проводится перкуссия (простукивание молоточком), что должно быть слышно и что это значит, потом идем и стучим в корову молоточком, пытаясь услышать необходимое.

Сопротивляются ли животные при осмотре? «Правильно зафиксированный пациент в анестезии не нуждается» (шутка). Сопротивляются, кусаются — у нас происходит режим полного погружения. Нужно соблюдать правила фиксации и технику безопасности. Фиксировать животных надо хорошо, и не соваться с неправильных сторон.

Пока у нас мало практики: третий курс — это только ее начало. Мы занимались такими вещами, как общий осмотр, перкуссия, пальпация, аукскультация. Кровь брали. Такая практика полезна, если нужны навыки работы с крупными животными.

Мы делали УЗИ собакам — вот это было интересно и полезно.

Но, если, нужна нормальная, полноценная практика, надо идти ассистентом в клинику, тогда у вас будет нормальный объем и наработка навыков. Дневное отделение, наверное, получает больше практики — как минимум, выезды в хозяйства. Вечерники ограничиваются виварием или городскими клиниками.

Централизованной практики у нас не было: каждый сам себе ищет и договаривается. Не знаю, как именно проходит практика в городских клиниках: она будет у нас только этим летом. Должно быть, конечно, все чинно-благородно, но безрукие студенты тоже мало кому нужны. Такой практики, как в человеческой медицине, в нашем вузе нет (опять же — говорю про вечернее отделение). Наверное, она должна быть, но с реальностью это мало совместимо.

Домашний зоопарк

Я сейчас держу дома около 30 рептилий: как-то притянулись в процессе учебы и жизни. У нас в МГАВМиБ вообще учится очень много народу с домашними зоопарками. В общем, здесь полезно учиться не только тем, кто хочет лечить животных в будущем, но и просто хозяевам домашних питомцев. У нас есть факультеты биотехнологии и ветсанэкспертизы для тех, кому не хочется углубляться в медицину. Второй выглядит довольно практичным со стороны, но точно не могу этого утверждать, так как не училась там.

Мой домашний зоопарк начался с того, что парень держал у меня несколько рептилий. Сначала принес ящерку на время, и я купила для нее террариум. А он оказался большим, и я подумала : «Зачем ему зря пропадать?». Так все и началось. Они — милые. Большая часть моих рептилий — змеи. Пока у меня к ним любительский интерес, но я пробую их разводить. Жду в конце месяца вылупления.

Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
21 мая 2015

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты