Выбор программы:
конструирование и технологии швейных изделий в СПбГУТД

Чем ощущения от учебы в СПбГУТД напоминают американские горки и как философия японских модельеров становится источником вдохновения рассказывает студентка третьего курса Полина Сулеева.
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
18 мая 2015
Как ты заинтересовалась модой и почему решила связать с ней свою будущую профессию?

На мой взгляд, стандартная ситуация в старших классах школы — огромные испуганные глаза, в которых читается вопрос «Куда податься?». В моем случае всё повернулось несколько иначе: детская художественная школа с семи лет, а затем обучение в гимназии при художественно-промышленной академии имени А.Л.Штиглица изрядно упростили мой выбор и помогли понять, что, начав развивать свои творческие способности, вряд ли захочешь когда-нибудь остановиться. Соответственно, к старшим классам мне предстояло выбрать направление среди немногих значимых творческих вузов: СПбГУТД, конечно же, был в этом решающем списке. В условиях стремительно растущего количества так называемых «творческих людей» (которыми себя именуют даже те, кто держал карандаш в руке от силы раза три), очень хотелось добиться от будущей профессии не только развития своих художественных навыков, но и получения абсолютно земных практических знаний, стать компетентным и востребованным специалистом. Приоритетным направлением для меня был дизайн одежды. Исследовав эти кафедры в нескольких художественных вузах, я оказалась на дне открытых дверей в СПбГУТД. Там было несколько стендов, относящихся к интересующей меня теме, но на вопрос: «Смогу ли я создавать одежду от эскиза до готового изделия?» ответила только кафедра конструирования и технологии швейных изделий. Здесь я нашла ту самую заветную практическую сторону вопроса и окончательно определилась с выбором.

Сложно ли было поступить в СПбГУТД?

Во многих вузах популярно поступление на основе олимпиад по различным предметам, и мне повезло поступить в СПбГУТД именно этим путем. Было сложно, скорее, на психологическом уровне: все-таки проходить конкурс в числе более трех сотен человек — это не шутка. Но при должном уровне подготовки (в этом мне очень помогли подготовительные курсы для абитуриентов) поступление становится даже приятным процессом. Я знала о положительных результатах олимпиады уже в начале апреля.

А как проходила олимпиада?

В СПбГУТД она называется технической, состоит из одного этапа и основывается на оценке работ абитуриентов по рисунку (один натюрморт с геометрическими формами на листе формата АЗ) и композиции (участник должен привести несколько примеров статической и динамической композиции на листах формата А4). Параллельно с ней в вузе проводилась творческая олимпиада, включавшая в себя несколько этапов — живопись, рисунок, композицию и историю костюма. Эта олимпиада позволяла поступать на многие дизайн-направления. Я участвовала только в технической олимпиаде, поскольку другие направления меня не интересовали. Мне посчастливилось войти в число ее победителей.

Что для тебя было самым сложным и самым легким в этой олимпиаде?

Сложным было справиться с волнением, отойти, наконец, от рисунка и убедить себя, что ему больше не требуется еще пара-сотня штрихов. Легким моментом для меня стала продолжительность олимпиады — насколько я помню, она продлилась около трех часов. По сравнению с творческой, проводившейся в течение четырех дней, это была своего рода «безболезненная процедура».

Ты упомянула, что училась на подготовительных курсах. Как проходило это обучение и что оно тебе дало для поступления?

Подготовительные курсы проводились по четырем предметам: русский язык, математика, физика, основы рисунка и композиции. Первые три были, конечно же, направлены на подготовку к сдаче ЕГЭ — для моего направления, как ни странно, требовалась и физика. В силу своей самоуверенности от подготовки по русскому языку и математике я отказалась (это позволяло не только экономить время, но и влияло на итоговую сумму). Физика давалась не так легко, но, думаю, если бы не олимпиада, пройденное на курсах помогло бы достаточно успешно сдать ЕГЭ. А вот основы рисунка и композиции как раз дали осознание того, какое в вузе представление о хорошем рисунке и какие именно приемы помогут в испытаниях по этому предмету. Не секрет, что у каждого творческого вуза свои требования к предъявляемым работам. Длительность курсов варьировалась: абитуриент мог пройти полный курс (6 месяцев) или более краткий (3 месяца). Я выбрала второй, поскольку определилась с вузом только к середине учебного года.

А какие требования к рисунку были у СПбГУТД?

Это больше «художественные штучки», которые понимаешь в процессе обучения. В общих же чертах требовалось грамотно компоновать фигуры в рисунке, продемонстрировать конструкцию изображенных фигур и в процессе делать больше акцентов на линиях, нежели чем на светотени.

Ты не пожалела о поступлении? Нравится учиться в этом вузе?

Не пожалела, но, как и у всякого студента, мои ощущения от учебы можно сравнить с американскими горками, и пик желания бросить все приходится, конечно, на сессию. Учиться мне очень нравится. Единственная весомая проблема — составление учебной программы. Кажется, моему вузу до сих пор достаточно трудно перестроить программу специалитета под бакалавриат, и по многим предметам солидную часть материала оставляют на самостоятельное изучение. В остальном, оглядываясь назад и оценивая приобретенные знания — могу сказать, что поступление стоило приложенных усилий.

Какие еще преимущества и недостатки обучения ты можешь выделить?

Плюсами я бы назвала хороший преподавательский состав и постоянное привлечение студентов к различным конкурсам и мероприятиям. К немногим минусам стоило бы отнести лояльность вуза к должникам — им дают просто неприличное количество шансов встать «на путь истинный».

Неприличное количество — это какое?

На мой взгляд, ненормально, когда студентов, идущих на диплом, держат в вузе даже с пятнадцатью долгами, тянущимися еще с первого курса. Ну и, возможность приходить на пересдачу сколько угодно раз, вплоть до моральной капитуляции преподавателя, тоже кажется мне странной.

На какие предметы делается акцент в обучении?

На первых курсах больше внимания уделялось общеобразовательным предметам, с уклоном на техническое направление: мы изучали матанализ, физику, инженерную графику и начертательную геометрию. Достойное внимание уделялось профильному английскому. Со второго курса большую часть учебного плана занимают профильные предметы — конструирование и технология швейных изделий, материаловедение и подбор пакета материалов для одежды, разработка конструкций в швейных системах автоматизированного проектирования.

Расскажи подробнее о профильных предметах.

Конструированию швейных изделий уделяется не меньше 4-5 академических часов подряд. Это дает возможность усвоить и применить пройденный материал. Отмечу, что ведется индивидуальная работа с каждым студентом. Например, на данный момент, усвоив базовые понятия и приемы конструирования и моделирования одежды, каждый из нас выбирает себе прототип на пройденную тему — работу любого пришедшегося по душе дизайнера и, исходя из фотографии, пытается воссоздать конструкцию выбранного изделия. В процессе работы каждому студенту уделяется время и внимание, обсуждаются варианты решения задачи и особенности дальнейшего пошива макетов.

А какую одежду вы уже моделировали?

Мы моделировали всё, кроме бельевых изделий, так как это очень специфичная область. В остальном, за нашими плечами — одежда легкого (платья, сорочки, юбки, брюки, костюмы) и верхнего (пальто, куртки, плащи) ассортимента.

Работы каких дизайнеров тебе наиболее близки?

Я люблю наблюдать эксперименты с формами, но при этом считаю невероятно важным делом думать и о содержании собственной идеи. В этом плане истинными волшебниками для меня стали японские модельеры — Йодзи Ямамото и Иссей Мияке. Современные ресурсы позволяют не только посмотреть на их творения, не выходя из дома, но и узнать их взгляд на этот мир, проникнуться их философией. Документальный фильм Вима Вендерса «Записки об одежде и городах» когда-то открыл для меня Ямамото именно с философской точки зрения, и по сей день остается моим универсальным источником вдохновения.

В чем заключается их философия?

Эти дизайнеры далеки от повсеместного потребительского отношения к одежде. Мы живем в эпоху перенасыщения всем, и новые вещи приобретаются больше по неосознанной прихоти, нежели из действительной нужды в них. У японцев же, или в силу традиций, или в силу преданности своему необычному мышлению — все иначе. В одном из интервью Йодзи рассказывал, почему ему нравится рассматривать снимки в книге «Люди 20 века» Августа Зандера: «На них не одежда, на них действительность. И это моё излюбленное представление об одежде. Я считаю, что человек не просто конструирует одежду, но и проживает в ней свою жизнь. Именно этого впечатления о своих моделях я и хочу добиться».

Какие предметы из изучаемых тебе наиболее интересны?

Собственно, мне интересно конструирование: определенно, какая-то магия кроется в том, как из плоского чертежа рождаются объемные формы изделия. Очень интересными были небольшие блоки творческих предметов вроде архитектоники объемных форм. Там мы постигали как раз вопросы перехода от плоскости к пространству: создавали бумажные текстуры; проектировали абсолютно безумные творения из макетной ткани, произвольно располагая её на манекенах; в общем, учились включать воображение на полную катушку.

В этом году в программе обучения появилась история костюма, и она совершенно очаровывает меня давно забытыми фактами о том, что чулки, подвязки и парики когда-то были исключительно мужскими штучками.

Что еще из истории костюма тебя впечатлило?

Меня всегда впечатляла сила подражания в эволюции костюма: стоило монарху чихнуть, и у каждого подданного тут же возникал очаровательный носовой платок в верхнем кармашке. Кроме того, исторический костюм всегда отличается символизмом. Его можно было считать синонимом образа, это почти что современный тотал-лук: он был завершенным только при наличии определенных прически, обуви и аксессуаров. Одежда говорила за владельца, рассказывая о его месте происхождения, социальном статусе, профессии и даже семейном положении.

Кстати, как ты считаешь, почему мода с тех пор так разительно изменилась?

Что касается изменений, думаю, мода шла рука об руку с историей, резко переменяясь в лице из-за войн, революций и крупных потрясений. Первая мировая укоротила юбки, борьба за эмансипацию прихватила с собой брюки, стремительное развитие транспорта и коммуникаций стерло границы и смешало культурные особенности. Хотя, мода — такая штука, что и сама бы могла породить заметные социальные потрясения.

Расскажи, как у вас проходят практические занятия.

В течение каждого семестра (чаще всего, в конце) выделяется две недели на работу в университетском цехе. В начале обучения мы знакомились с основными швейными навыками, отрабатывали изготовление различных швов. Сейчас это время отводится на создание моделей для своих курсовых работ — этим летом меня ждет пошив платья.

Ты сама решишь, какое это будет платье, или тебе дадут определенные критерии?

Критерий один — оно не должно быть простым. В нем обязательно присутствует рукав, причем обычный втачной не годится, если только не компенсируешь его сложным моделированием остальных деталей. Но и, конечно, не стоит переоценивать свои силы и делать разработку конструкции и сам пошив проектом всех своих юных лет.

Как тебе преподаватели СПбГУТД?

Думаю, мне повезло обучаться у настоящих специалистов в своем деле. Каждый из них доносит информацию по-своему, оглядываясь на свой опыт и знания, и наличие разных взглядов и мнений среди них помогает избежать однобокости суждений и посмотреть на будущую профессию с различных ракурсов.

Что из себя представляют твои однокурсники?

Мои однокурсники — десяток приятных девушек, которые решили победить в битве со швейной машинкой — у всех это получается в собственном стиле и с переменным успехом, но главное — стремление. На моем факультете учатся только девушки, только в прошлом году выпускался один парень.

Полина, как ты считаешь, каковы перспективы твоей будущей профессии в целом и выпускника СПбГУТД в частности?

Любые перспективы зависят только от меня самой. Моя специальность достаточно востребована, и стоит просто не полениться приложить усилия, не бояться работать не на самой важной в мире работе — просто быть готовой набираться опыта в первые годы после института. Что касается статуса выпускника — тут все обстоит сложнее. Сейчас не то время, когда надпись на дипломе имеет вес. СПбГУТД, бесспорно, дал мне необходимую базу знаний, но при приеме на работу оцениваться будут именно мои практические навыки, а диплом будет, скорее, формальным пропуском на предприятие.

А куда конкретно выпускники могут пойти работать по окончании вуза?

Работа конструктора предполагает разработку модельной конструкции изделия, создание лекал (лекала - это почти то же самое, что выкройки детали изделия с припусками для раскроя) и их градация, а также работу с документацией. Поэтому местом нашей работы может быть любое швейное предприятие, где требуется что-либо из перечисленного — так, например, стажерам часто доверяют градацию лекал. Ну а на опытного конструктора сваливается уже весь груз забот.

Как ты видишь свое будущее в идеале?

В идеале я вижу себя в будущем в офисе своей маленькой мануфактуры, за активным поиском новых моделей и гениальных решений. Я бы с радостью организовала производство минималистичной качественной одежды в команде воодушевленных и трудолюбивых людей.

В каком стиле ты бы хотела создавать одежду?

Трудно сказать, да и я не люблю приверженцев одного и только одного стиля. Одно могу сказать точно — в одежде я не люблю излишества, ненужную фурнитуру, слишком пестрые ткани. Хочется уделить внимание интересным фактурам, гармоничным формам и, главное, удобству и красоте обработки: считаю, что изделие должно быть красивым и снаружи, и изнутри.

Кстати, как ты оцениваешь российскую модную индустрию в сравнении с зарубежной?

Тут возникает другой вопрос — а есть ли вообще объект оценки? В зарубежном модном мире на слуху от силы пара-тройка русских имен — почти забытый Зайцев, незабытая, но весьма своеобразная Ульяна Сергеенко, ну и, возможно, Александр Терехов. Есть также небольшое число самородков, ведущих свое дело в стороне от общего течения — так, например, меня безмерно восхищает петербуржская марка Asya Malberstein. В остальном мы можем спокойно пребывать в состоянии хронического стыда за модную индустрию в России.

Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
18 мая 2015

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты