Правила поступления:
МГАХИ имени Сурикова

Как мечта стать балериной может сделать человека художником и зачем
рисовать с 10 утра до 10 вечера в течение двух лет? Обо этом
рассказала студентка МГАХИ имени Сурикова Полина Исаева.
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
25 февраля 2015

Творческая атмосфера

У меня в семье художников нет, но все так или иначе были связаны с научной деятельностью, поэтому в доме у нас всегда было море книг. Мой дедушка работал краеведом и у него была большая библиотека с книгами, большая часть из которых была с подписями авторов. Меня всегда это завораживало, я полюбила читать. А книги, как известно, развивают фантазию и образное мышление, поэтому мне всегда хотелось выражать свои мысли на бумаге. И бабушка, и мама всегда занимались шитьем, поэтому дома постоянно лежали красивые цветные эскизы костюмов, интерьеров и тому подобные. В такой атмосфере так или иначе начинаешь проявлять свои пристрастия. Я мечтала стать балериной и всё время рисовала балерин, изводя на это бумагу пачками, потом стала ходить в художественную школу.

Анатомия живописи

Примерно с седьмого класса я мечтала учиться именно в МГАХИ. Я поступила на архитектурные курсы, ходила на вечерний рисунок в НХУ (Нижегородское художественное училище), занималась с репетитором — художником, когда-то закончившим ВГИК. В НХУ я просто ходила на вечерний рисунок. Студенты старшего курса по вечерам рисовали обнаженную натуру, и я к ним напросилась. Просто сидела с маленьким листочком А4 и пыталась делать зарисовки, изучать анатомию человека. Я очень стеснялась. Ходила и смотрела, как другие рисуют. В этом и состояло мое обучение, поскольку преподаватель обычно на вечернем рисунке не присутствует.

Все происходило так: студенты просто собирались вечером вместе, скидывались и сами приглашали натуру. В МГАХИ, например, вечерний рисунок более организован. Институт сам ищет модель.

Натурщик позирует два часа, и каждые 5-7 минут меняет позу, мы в это время делаем небольшие зарисовки. Так мы сразу изучаем и строение тела человека, и его пластику.

На вечернем рисунке с нами обычно сидел преподаватель и после занятия оценивал наши наброски, говорил, в каким техниках стоит еще попробовать рисовать, какие анатомические ошибки мы делаем. На набросках начинаешь понимать пластику человеческого тела и видеть красоту.

Мои занятия с репетитором проходили совсем иначе. Я приходила к нему в мастерскую, он приглашал натуру, и под его пристальным руководством я ее писала и рисовала. У него был, скорее, строгановский подход к рисунку: человека нужно было изобразить более обобщенно, как бы объемными сегментами. Однако мне это было не слишком близко, так как я хотела сразу насладиться красотой каждого изгиба человеческого тела. Но сейчас я понимаю, что это был просто необходимый на начальном уровне минимум, после которого происходит более глубокое изучение пластики.

Почему я занималась именно на архитектурных курсах? Дело в том, что в Нижнем Новгороде есть только одно высшее учебное заведение, хоть как-то связанное с рисованием, и это — строительный институт. Вот я и ходила туда на курсы, чтобы научиться рисовать античные головы, узнать, так сказать, основу основ рисунка. Лишняя практика и общение с хорошими педагогами никогда никому не повредят. Я старалась везде и всегда делать зарисовки, узнавать новое — всё, что касается грамотного построения.

Поступление

Поступить было сложно, поскольку художественное училище я не заканчивала. В итоге я поступала два года подряд. Сначала я почему-то выбрала факультет графики, а в итоге поступила на факультет живописи. Преподаватели на предварительном просмотре сказали, что у меня явно живописная манера.

Первый раз я пришла в этот храм искусств с замиранием сердца тогда я не могла думать об этом вузе иначе. Меня окружали ребята, которые заканчивали художественный лицей Российской академии художеств, Московское академическое художественное училище памяти 1905 года и другие художественные учебные заведения, поэтому, конечно, на их фоне я чувствовала себя совершенно неуверенно. Они, в большинстве своем, знали друг друга, общались, поддерживали, и я чувствовала себя чужой на этом празднике жизни. И в первый раз я не поступила.

Думаю, я не смогла поступить, потому что была недостаточно подготовлена, боялась проявить себя. Оценка работ всё равно происходит очень субъективно: живопись — это не математика, здесь нет однозначно правильного ответа. Я очень сильно переживала, когда узнала, что не поступила. Я хотела именно рисовать, а альтернатив не видела. В Санкт-Петербург я ехать не хотела, да и их школа рисования мне не была близка. В Строгановском институте многие экзамены совпадали с Суриковским. В Академию имени Глазунова я не хотела поступать, поскольку у них очень консервативная живопись и вообще сам способ преподавания. Например, если ты выбрал мастерскую портрета, то так и будешь шесть лет писать одни только портреты, а мне хотелось уметь изображать всё. Хорошо, что мои родители всё-таки дали мне возможность идти к своей цели и разрешили пойти на подготовительные курсы МГАХИ. Без их моральной и материальной помощи, конечно, ничего бы не вышло.

Натура и «конфетка»

На подготовительных курсах мы рисовали натуру. До этого я натуру рисовала только с репетитором, а тут имела возможность делать это каждый день. Можно сколько угодно изучать теорию, но в нашей сфере необходима практика. Кроме того, конечно, мне многое дало общение с преподавателями Суриковского института, а также возможность смотреть, что делают студенты, и учиться у них. Наши педагоги советовали нам, у каких художников стоит учиться, показывали нам различные альбомы. Для меня это всё было в новинку.

Своим примером преподаватели показывали, какими средствами можно быстро и качественно закончить работу. Буквально пятью мазками, казалось бы, из не особенно удачной работы они делали «конфетку». Алиса Ивановна Назарова замечательно объясняла основы композиции и учила яркой и насыщенной живописи. К сожалению, она умерла несколько лет назад. Также преподаватели советовали нам приглашать обнаженную натуру после занятий и рисовать даже в свободное время. Я только потом поняла, как действительно набивается рука от постоянного рисования. После того, как отучилась год на подготовительном факультете, я подала документы на факультет живописи. В моральном плане во второй раз поступать было гораздо проще: меня окружали уже знакомые лица с подготовительного факультета.

за год Мое мастерство возросло, ушёл трепет перед неизвестностью и ужас сделать ошибку. благодаря сумме этих факторов во второй раз всё закончилось успешно.

Я подавала документы еще в несколько вузов, в том числе в Московский государственный текстильный университет имени Косыгина на художественное моделирование костюма. Я поступила туда, но понимала, что в моём случае этот вуз — только запасной вариант, поскольку я хотела именно рисовать, а не что-то моделировать, строить и проектировать.

Проявить фантазию

Когда я поступала, на экзаменах нужно было нарисовать портрет по плечи карандашом, обнаженную натуру так же, живописный портрет маслом и композицию. На композицию давали восемь часов, рисунки карандашом и маслом мы рисовали по шесть часов в день около недели.

На вступительных истыпаниях нам позировали. Вообще на всех экзаменах, да и во время всего последующего обучения мы рисовали с натуры. Приходит натурщик и натурщица, и шесть академических часов с перерывами позирует в заданной позе. Только на экзамене по композиции абитуриенты должны проявить фантазию и нарисовать картину от себя. Заранее говорят тему: чаще всего она довольно обширна — например, «город» или «метро». Дома нужно придумать эскиз и можно потом, уже на самом экзамене, его использовать.

Рисовать с 10 до 22

Первые два года я рисовала в институте с 10 часов утра до 22 вечера и, конечно, это сказалось на моём развитии. Уже к третьему-четвертому курсу я начала чувствовать себя увереннее. После второго курса начинается распределение по мастерским, начинается уже совершенно другая работа, чем на младших курсах. Во главе всего ставится композиция, и нас заставляют думать не только о правильном расположении предметов в холсте, но и об идее картины. И, разумеется, очень часто возникают горячие споры. В основном, споры возникают по техническим вопросам. Например, я хочу покрасить одним цветом, а преподаватель видит это по-другому. Сложность заключается еще и в том, что незаконченную работу очень сложно понять и, соответственно, оценить, а преподаватели должны говорить нам об ошибках еще на этапе эскиза. Идейные споры у нас бывают редко.

Кроме того, пока ты учишься, посещаешь разные выставки, в том числе, выставки современных художников. Благодаря этому ты понимаешь, что помимо красок и холста есть еще много способов выражать себя: инсталляции, плакаты, видео, скульптуры, фотографии, коллажи. Но наш институт — академический, поэтому этого не приемлют. Это, конечно, обидно, потому что мне как раз хотелось бы больше об этом узнать, попробовать, но такой возможности практически нет.

Мастера и их ученики

Отношения с преподавателями, конечно, складывались по-разному, но, в основном, мне попадались хорошие педагоги. У нас в институте преподают довольно разноплановые люди — художники, занимающиеся монументальным искусством, станковой живописью. Не так давно образовалась мастерская современного искусства. Так что у студентов есть довольно большое поле для выбора. Когда я выбирала себе мастера, в МГАХИ была мастерская Татьяны Назаренко и Виктора Русанова. Татьяна Григорьевна считается главным педагогом и ответственна за живопись и композицию, а Виктор Николаевич — преподаватель по рисунку. Но потом Виктор Николаевич ушёл, и к нам пришли другие преподаватели. Назаренко и Русанов были очень интересным тандемом: их мнения, во многом, были противоречивы, поэтому нам приходилось много думать и сопоставлять, примерять и одно, и другое мнение на себя, выбирать, что лучше, а также создавать что-то свое. Они оба давали замечательные советы по композиции.

В основном, все мои однокурсники занимаются академизмом, но есть и те, кто развивается в сторону современного искусства. Если говорить о работе, то одни преподают, другие делают росписи, третьи (меньшинство) занимаются мозаикой. При любой возможности мы стараемся выставлять свои работы. В принципе, каждый идёт своей дорогой, не могу сказать, что есть однозначное развитие событий в жизни всех студентов.

Я, например, делаю портреты на заказ, продаю свои работы, выставляюсь, участвую на аукционах. Я участвовала в молодёжных выставках МОСХа, выставке молодых художников в Лондоне. Также с группой талантливых художников принимала участие в аукционе при поддержке фонда Екатерины Прейс. В ноябре 2013 года мои работы выставлялись в Гостином дворе.

Кому стоит поступать?

В МГАХИ стоит идти учиться тем, кто хочет заниматься академизмом. В этом вузе есть разные специализации. На факультете графики можно заниматься плакатом, литографией, линогравюрой, на факультете живописи — станковой живописью, мозаикой, фреской. Каждый сможет найти что-то близкое для себя. В плане материалов также есть возможность попробовать разное.

Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
25 февраля 2015

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты