Школа «Интеллектуал»: конец или новое начало?

К чему приведет объединение школы для одаренных детей с обычной гимназией?
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
21 октября 2014

Недавно ученики школы-интерната «Интеллектуал» и их родители были ошеломлены новостью: их школа, рассчитанная на обучение детей с «повышенными познавательными потребностями», будет объединена с обычной гимназией № 1588. Причина таких изменений тривиальна: государство урезало финансирование «Интеллектуала» более чем на две трети. В поисках денег выпускники знаменитой школы для одаренных детей, входящей в топ-20 рейтинга школ Москвы, даже пыталась собирать добровольные пожертвования. А сообщение об объединении произвело эффект разорвавшейся бомбы. С конца сентября не утихают протесты работников «Интеллектуала», родителей и выпускников школы: петиция против объединения на Change.org собрала более 16,5 тысяч голосов, 11 сентября прошел многочисленный митинг в защиту «Интеллектуала». «Учёба.ру» решила разобраться в этой непростой ситуации и поговорила с выпускниками и учениками обеих школ, родителями и исполняющим обязанности директора «Интеллектуала» Юрием Тихорским. Исполняющая обязанности директора гимназии № 1588 Елена Комара отказалась комментировать сложившуюся ситуацию, объяснив это так: «Я чиновник, и я не буду давать никаких комментариев по этому вопросу». По итогам проведенных интервью мы пришли к простому выводу: обе школы плохо готовы к объединению.

Юрий Тихорский
исполняющий обязанности директора школы-интерната «Интеллектуал»

Хочу подчеркнуть, что то, что происходит — не объединение: школа «Интеллектуал» присоединяет гимназию № 1588. Этот процесс я полностью поддерживаю. Письма о том, что мы не против рассматривать такой вариант расширения нашей школы, я начал писать с большей частью коллектива «Интеллектуала» примерно два с половиной года назад. Необходимость расширения была прописана изначально в концепции школы. Мы начинали с 70 детей и растем, растем, растем. Нужно же когда-то «из детских штанишек» вырастать. Нужно охватывать своей деятельностью еще больше детей. Я не считаю, что уровень обучающихся в гимназии ниже уровня учеников «Интеллектуала». Даже если в этой гимназии есть дети, которые имеют учебную мотивацию и учебные способности ниже, чем наши ученики, обучать их мы также способны. Просто для этого создаются специальные группы. Кстати, с нашими педагогами у них может и мотивация появиться. Количество педагогов в «Интеллектуале» не уменьшится: напротив, мы принимаем также педагогов из гимназии. Реорганизация означает, что мы присоединяем коллектив и контингент. А в процессе, который, кстати, будет далеко не быстрым (на него нам дается минимум полгода), мы можем согласовать все нюансы, построить «дорожную карту», посмотреть, где тонко, где рвется и где надо что-либо усилить по согласованию в соответствии с нашими локальными актами. А в течение двух-трех последующих учебных лет все станет совсем красиво. Я считаю, что это присоединение даст дополнительный толчок к развитию «Интеллектуала». По моему мнению, опасно «закукливаться» маленьким междусобойчиком. Чтобы дальше развиваться, нужны стимулы. Стимулы для развития — это всегда некоторые реформы. Сложности при развитии, конечно будут, но мы с ними справимся и все реализуем. Все нужно делать поэтапно. Гимназия находится от нас в двух минутах пешком — через дорогу. Надо организовать процесс обучения, посмотреть, сделать выводы и тогда уже обсуждать дальнейшее развитие.

Мария Нешумова
выпускница гимназии №1588

О соединении школы «Интеллектуал» с гимназией 1588 были разговоры в прошлом году. Когда я в последний раз была в школе, никто о нем не говорил. Я не знаю, как отнестись к этому. Гимназия и так очень хороша. Но «Интеллектуал» — тоже очень хорошая школа. Думаю, это пойдет на пользу. В «Интеллектуале» хорошие образовательные программы. А у нас учительский коллектив хороший. Но наши ученики сильно отличаются от учеников «Интеллектуала. Они отличаются всем. Я была в «Интеллектуале» много раз, и могу сказать, что они — абсолютно другие дети. Мы более пафосные. А у них, я думаю, образование лучше. Они больше на нем зациклены. У нас учатся дети из богатых семей, которые поступать будут на платное обучение, для которых борьба за бюджетное отделение не так важна.

Анастасия Таран
ученица гимназии №1588

Я в выпускном классе. У нас ходили слухи об объединении с «Интеллектуалом». Меня это не коснётся в плане образования и каких-либо организационных моментов, поэтому мне трудно сказать, к чему это приведет (ведь я уйду из школы и не увижу, что произойдёт). Объединение может оказаться только юридическим актом, а на деле школы как были в разных зданиях, так и останутся. Но, возможно, оно отразится на учебе. Наверняка, произойдёт сокращение штата учителей: кто-то уйдёт, а кто-то останется. Сказать наверняка сложно. Хорошие учителя есть и там, и там. Кто уйдёт, а кто останется, я не могу спрогнозировать. Возможно, нашим ученикам будет сложно угнаться за учениками «Интеллектуала». Я не совсем в курсе, насколько отличается уровень знаний «интеллектуальцев» от нашего.

Дарина Лапикова
ученица гимназии №1588

Я сейчас учусь в этой гимназии. Я отношусь к этому соединению хорошо, хотя, по сути, оно ничего не меняет для учеников. Для меня главное — закончить последний год обучения в школе, и в какой — это не сильно важно. Но я буду рада, если в аттестате будет написано ,что я закончила «Интеллектуал». Я переехала из Сочи и тут учусь первый год. В своих силах я уверена. Я не знаю, какой уровень у здешних учеников, но мне кажется, что в каждой школе есть и хорошие ученики, и есть — не очень. Как и в гимназии 1588, так и в «Интеллектуале» они должны присутствовать. Нельзя говорить,что там учатся исключительно умные дети.

Ирина Костенко
ушла из «Интеллектуала», не доучившись

О соединении «Интеллектуала» с гимназией я мало что знаю. Но, как показывает практика, ничего хорошего в слиянии сильных школ со школами послабее нет. Гимназия 1588 к числу успешных не относится. Поэтому я думаю, что «Интеллектуал» и дальше продолжит скатываться к низкой планке и удаляться от светлого замысла создателей школы. Покойный директор Евгений Маркелов хотел создать этакий «оазис для одаренных детей», так он говорил моему папе. Он хотел, чтобы ничего не мешало развитию нестандартных личностей. Все держалось на личной мотивации каждого. Тогда каждый буквально горел идеей. А с его смертью в сентябре, ровно четыре года назад, очень многое, к сожалению, претерпело изменения. И в «Интеллектуале» стали появляться элементы муштры, обычной школы, которые в наших глазах, приученных к философии основателей школы, были не нужны, непонятны и чуть ли не противоречили самой идее. Например, у нас не было звонков. Не было начальной школы. Была возможность индивидуального расписания. Я не доучилась там до своего 11 класса, потому что все начало портиться. Единый и слаженный педагогический коллектив стал разваливаться, сильные педагоги — уходить.

Степан Майсерик
ученик «Интеллектуала»

Я слышал о соединении «Интеллектуала» с гимназией 1588. Довольно неприятная ситуация. Лично мне все равно, так как я в этом году выпускаюсь. Но ученикам младших классов в будущем будет только хуже. Скорее всего, большая часть учителей уйдет, и качество образования существенно понизится.Так что отношусь к этому соединению плохо. Вообще этот процесс начался еще года два-три назад, когда ушли основатели школы. В этом году у нас уменьшилось количество учителей, на следующий год нет никаких определенных прогнозов. Но вся эта нестабильность вряд ли способствует привлечению кадров в школу, а тенденция такова, что количество работников надо сокращать.

Лева Новиков
выпускник «Интеллектуала»

К соединению «Интеллектуала» с гимназией 1588 я отношусь скорее отрицательно. Потому что в случае объединения стоимость обучения резко возрастет, и «Интеллектуал» потеряет многих талантливых учеников, которые не готовы платить так много за обучение. Хотя, так как сейчас я в ней уже не учусь, мне плохо понятно все происходящее. Конечно, и в прошлом году были проблемы. Но если бы финансирование не изменилось, школа бы продолжала успешно существовать и подниматься в рейтинге. А сейчас это уже под вопросом. Если финансирование не вернут на прежний уровень, школа фактически перестанет быть собой. Уровень учеников гимназии значительно ниже уровня учеников «Интеллектуала» — это, конечно, правда. Но в «Интеллектуале» хорошо развита система деления по группам, то есть школьники из «Интеллектуала» смогут ходить в углубленные группы по многим предметам, а школьники из гимназии — только в профильные. И потом, у объединенной школы будет два здания, можно будет разделить учеников по уровню.

Егор Фетисов
ученик «Интеллектуала»

Я учусь в 11 классе. К этому соединению я отношусь нейтрально. Проводить его нужно было раньше, тогда последствия для школы были бы менее болезненными. А сейчас это уже неизбежно и оттягивать процесс — бессмысленно. Если бы это было делано раньше, школа бы вошла в пилотный проект государства и получала бы пилотное финансирование — в два раза больше нынешнего.

Мария Солнцева
выпускница «Интеллектуала»

К этому соединению я отношусь отрицательно. Я не вижу в этом практически никаких плюсов, а минусов — огромное множество. Школы устроены по-разному, а слияние ломает две устоявшихся системы целиком и полностью, поскольку происходит реорганизация учебного процесса.

Екатерина Пономарева
ушла из «Интеллектуала»

Я ушла из школы полгода назад, но моя подруга все еще учится там. Хочу, чтобы 2014-2015 год прошел у нее нормально. В остальном — я питала нежные чувства к школе в классе в 5-6-7, а потом стало всё равно. Так что, наверное, если бы я сейчас там училась — я бы хотела спокойно доучиться своё, а после меня — хоть потоп. Единственное, что меня беспокоит — там есть учителя, к которым я чувствую глубокую симпатию, и хочу, чтобы они работали за нормальную зарплату, а не бесценок.

Артемий Орлов
ученик «Интеллектуала»

К соединению я отношусь отрицательно, так как система обучения в нашей школе рассчитана не на такое большое количество человек, так сложнее сохранять атмосферу, которая у нас создавалась все 10 лет. У каждой школы есть какие-то свои традиции, и мне не очень хочется, чтобы у нас возникали споры с учениками по поводу поведения и и.д. Условно говоря, мы имеем свои шутки, свои какие-то особенности, это может вызвать недоумение у других учеников, я уверен, что у них также.

Катарина Драгутинович
выпускница «Интеллектуала»

Если честно, я отношусь к объединению нейтрально, так как не знаю ситуацию досконально. Считаю, что «Интеллектуалу» давно нужно было сменить концепцию образования, но, насколько именно этот способ оправдан, сказать не могу. «Интеллектуал» всегда был максимально либеральной школой: в чем-то это хорошо, а в чем-то очень вредит процессу обучения. Но мне кажется, что все эти проблемы могли быть решены и внутри школы, соединение скорее все усугубит, а не пойдет на пользу.

Ирина Харламова
мама ученика гимназии №1588

Если бы программа объединения существовала, была бы составлена и анализ был проработан, мы могли бы оценить все это и понять, что в соединении нет ничего страшного. Но это элементарное незнание создает и страх, и слухи.

Целесообразности в объединении для нашей школы мы не видим. Если бы нам объяснили цель объединения, мы бы, возможно, по-другому отнеслись к нему. Мы не видим, что наша школа может поднять финансовый уровень «Интеллектуала». У нас просто нет таких возможностей. Суть в том, что в нашей школе есть внебюджет, но он рассчитан только на наших детей и наших педагогов. За счет наших денег мы не сможем поднять «Интеллектуал», за счет их умственных способностей поднять наш уровень тоже вряд ли получится.

К нам на управляющий совет пришла госпожа Баринова, начальник департамента образования Западного округа Москвы. Было сказано, что произойдет объединение: нам просто сказали, что надо это сделать, и это не обсуждается. «Хотите — не хотите». Потому что у школы «Интеллектуал» большие проблемы.

А наши проблемы заключаются только в том, что мы — малокомплектная школа в центре Москвы. За последний год количество учеников выросло на 60% за счет программы, которая была разработана. Было 180 детей, стало 300. Если бы нам дали подняться на ноги, мы бы через один-два года избавились бы от всех проблем. Этот год показал, что мы идем по правильному пути. А наш бюджет и государственный не потянут две школы.

«Интеллектуал» — школа с громким именем, но многих, кто не считает своих детей вундеркиндами, это слово будет пугать. Кто-то подумает: «Ну здорово, мой „бездарь“ поучится в «Интеллектуале». Остальные не захотят этого: никому не хочется получать тройки и двойки, даже в «Интеллектуале».

У школ разные программы. Объединения происходят, когда одна школа — слабая (не в плане детей, а в плане администрации, педагогов), а рядом есть сильная школа, у которой все хорошо. Сильная школа берет слабую под свое крыло.

И у нас, и у них сильная администрация: грубо говоря, двух быков сталкивают лбами.

Наша школа тоже сильна, пусть и не детьми-вундеркиндами. Она "домашняя" и управляется родителями. Мы делаем все по госпрограммам, но школа управляется именно родительским коллективом — управляющим советом родителей. Можно в любой момент прийти в кабинет директора. Если у нас есть проблемы, связанные со школой, мы всегда можем позвонить на ее личный номер. И она никогда не отвечала, что у нее нет времени на то, чтобы с нами поговорить.

Если «Интеллектуалу» нужна помощь в установлении внебюджета — мы не против помочь. Но все должно быть прописано, в том числе доля нашего участия. Иначе школы просто сольют, а результаты интеграции никого не будут интересовать. Как говорится, «размешать, но не смешивать», так не бывает.

Однозначно мы не можем сказать, что мы категорически против объединения, но мы не согласны с манерой его проведения, с тем, как от нас хотят его добиться. Как будто пирожки испекли: неважно, что начинка вылезает со всех сторон, сделали, как могли — главное, испекли. Этот вопрос — очень сложный. Если нам объяснят, мы, может быть, всеми руками будем за. Но пока мы ничего не знаем о благих намерениях тех, кто объединяет школы.

Нам сказали «Объединяйтесь, а как вы это будете делать, нас не волнует». Они почему-то решили, что от этого объединения всем будет хорошо. Кому хорошо — непонятно. От этого и «Интеллектуалу» не будет хорошо. От того, что эта школа попадет под нашу программу финансирования, она ее все равно не «вытянет». От того, что они с нами объединятся, очевидно, что им больше денег не подарят. Я считаю, что мой ребенок достаточно развит, и не хочу, чтобы педагоги из «Интеллектуала» пытались его дотянуть до уровня этих одаренных детей. Зачем мне та физика и химия, которая у них есть? Если бы я хотела, чтобы он был суперумным, я бы не отдала его в обычную школу. То, что мне нужно, мне даст моя школа. Те дети, возможно, — будущие Эйнштейны и Ньютоны. А мой ребенок, может, будет замечательным архитектором. Я не хочу, чтобы его вытягивали по химии до уровня учеников «Интеллектуала».

У Макаревича есть отличная песня на эту тему: «Один говорил, наша жизнь — это поезд. Другой говорил — перрон... И оба сошли где-то под Таганрогом, среди бескрайних полей. И каждый пошел своей дорогой, а поезд пошел своей». Поезд — «Интеллектуал» — идет своей дорогой, а дети пойдут своей. И не факт, что все дети, которых «Интеллектуал» попытается вытянуть до уровня своих учеников, будут Ньютонами и Эйнштейнами.

Элина Соловьева
мама ученика 3 класса гимназии №1588

Мы хотим знать, зачем это объединение делается: для улучшения чего именно? Обычно все бывает так: допустим, есть слабая школа и сильная. Директор объединяет их и поднимает слабую школу до определенного уровня. Есть такая фраза: «Что такое образование? Это развитие и консолидация». Так вот, я хочу спросить: для чего в данном случае делается консолидация? Существует школа «Интеллектуал» — одна из самых знаменитых школ. Мы знаем преподавателей и учеников этой школы: мы живем в этом районе давно. Ученики «Интеллектуала» — это дети эксклюзивные. К ним нужен особый подход. Для них «Интеллектуал» разработал изумительные программы. Это особо одаренные дети, которых собирают со всей страны. А что такое наша школа? В нашей школе учатся совсем другие дети. У нас есть свои перспективные направления, которые были разработаны в прошлом году и сейчас реализуются. Эти школы несовместимы: это две несоединимые системы. Их, конечно, можно было бы как-то соединить, но как? Возможно, объединение и было бы лучше. Но как объединить эти разные программы? Может, мы смогли бы понять, если бы нам объяснили цели этого объединения.

Наша школа в свое время оказалась в очень плачевной ситуации. В ней сменилось много директоров, пока нынешний директор не разработал свою определенную программу, которая начала реализовываться. И сейчас — только первый год, когда дети и родители чувствуют себя комфортно и спокойно. Как родители, мы консолидировались, но теперь не знаем, что будет дальше. Ради чего мы все это сделали? Мой ребенок был одним из первых, кто попал в эту школу по электронной записи (он учится сейчас в 3 классе). До этого система попадания в эту гимназию была непонятной. На данный момент мы видим будущее и развитие нашей школы.

Что нам несет это объединение, мы не можем себе представить. Программы никакой нам не представили. Каким образом все произойдет?

На сегодняшний день мы видим, что ситуация выглядит таким образом: мы, родители, вкладываем в школу свои деньги. При этом мы знаем, во что их вкладываем, ради чего: мы видим реальную отдачу. Мы видим новых замечательных педагогов для наших средних, не суперодаренныхдетей. Но такие дети тоже должны учиться, у них тоже есть способности. У них нет такой одаренности, как у учеников «Интеллектуала». Они не требуют такого развития, как первые, но они требуют нормального качественного образования. Мы сейчас получили это, и видим перспективы развития школы. Что будет после объединения? Если бы объединение произошло год назад, мы бы слова не сказали. Здесь был полный разгром: приходили разные директора со своими программами и просто не могли их реализовать. А что будет с нами завтра? Сегодня в той же ситуации, в которой мы были несколько лет назад — ужасной ситуации, — оказался «Интеллектуал». Но «Интеллектуал» — это же звезда, которую нужно поддерживать. За счет своего внебюджета нам тяжело «тянуть» свою школу, вкладывать сюда деньги. Мы поверили в эту программу, хотим в нее вкладываться и поддерживать гимназию. 

Наша система внебюджета была создана для того, чтобы педагоги получали более-менее нормальную зарплату. И мы получили таких педагогов, которые хорошо занимались нашими детьми. Мы платим им дополнительно по внебюджету. Каким образом? Они устраивают дополнительные платные занятия, созданы группы продленного дня. Мы понимаем, что за деньги, которые педагогу платит государство, он с нами не останется. А что мы будет делать после объединения? На что мы будем давать деньги? На поддержку наших педагогов, которые работают со «средними» детьми или на поддержку педагогов «Интеллектуала»? У них есть группы, мини-группы, индивидуальные программы для одаренных детей. Школа заточена абсолютно под другое.

У нас заявлены определенная программа, план развития, финансовый план. Узнав об объединении, дети и родители станут просто уходить из школы, потому что опять возникает непонятная ситуация. Народ просто убежит. Столько трудов было вложено в то, чтобы дети пришли в гимназию №1588, а сейчас возникнет обратная реакция. Никто не захочет вести своего ребенка в школу с неопределенным будущим.

Вы представляете, что такое «Интеллектуал»? Там работают психологи, они полностью «выстраивают» этих одаренных детей. Почему они выигрывают олимпиады? Там проходит огромная работа, заточенная именно под этот результат. А у нас нормальные дети. С нормальными способностями. Наш дом находится напротив «Интеллектуала». Есть дети из «Интеллектуал», которых я знаю, и они вообще не отрываются от книжек, в этом вся их жизнь. Один из них, которому было 10 лет, пытался объяснить моему ребенку на примере мячика второй закон Ньютона. Он поражался, как мой ребенок может этого не понимать, а тот смотрел на него с удивлением. Понятно, что мой ребенок не такой одаренный, как ученики «Интеллектуала», но он нормальный ребенок, у него есть способности.

Точек соприкосновения на сегодняшний день у школ нет. Если соединение возможно, то пусть нам объяснят, как. Мы этого понять не можем. Либо потеряется «Интеллектуал», либо развалимся мы.

Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
21 октября 2014

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты