Журналист отстаивает интересы общества

Корреспондент «Учёбы.ру» поговорил с бывшим главным редактором «Ленты.ру» Галиной Тимченко о том, какие люди нужны современным СМИ и стоит ли идти в журналистику сегодня.
Дмитрий Лисицин
Дмитрий Лисицин, шеф-редактор Учёбы.ру
05 сентября 2014

«Давайте познакомимся, прежде чем я начну махать руками», — так начинает Галина Тимченко свою лекцию о создании современной редакции в Школе новых медиа. Она действительно работает очень активно — без труда захватывая внимание публики, Тимченко два часа без перерыва проводит на ногах. Очевидно, держать внимание аудитории помогают не только ораторские способности, но и огромный опыт работы в медиа. С 2004 по март 2014 года Галина Тимченко возглавляла интернет-издание Lenta.ru — одно из самых посещаемых новостных СМИ не только в России, но и в Европе. Поэтому кому, как не ей, задавать вопросы о перспективах журналистской профессии? Корреспондент «Учёбы.ру» воспользовался возможностью и поговорил с Галиной Тимченко о том, каким людям стоит идти в журналистику сегодня.

Работа над собой

Почему вы решили заняться журналистикой?

Я вовсе не мечтала заняться журналистской деятельностью. Как-то моя подруга, работавшая в ИД «Коммерсант», сказала мне, что им нужны переводчики. Поскольку с английским у меня всегда было очень пристойно, я решила попробовать. Проработала неделю, после чего мне сделали предложение остаться. Я очень быстро подсела на «новостную иглу». Можно сказать, что я была «укушена» «Коммерсантом», а дальше все пошло само собой.

Чем работа с новостями оказалась привлекательной для вас?

Ощущением, что ты первым узнаешь обо всем, что происходит в мире. И ощущением, что ты можешь осмысливать информационный процесс и рулить им. В мире ежедневно происходят несколько тысяч новостей. Ты работаешь фильтром, который пропускает эту информацию через себя и отсеивает все, что кажется ненужным. Перед тобой стоит важная задача — построить информационную картину так, чтобы она совпала с представлениями читателя. Если угадываешь, испытываешь состояние эйфории. Потом ты начинаешь этим процессом рулить, если ты что-то пропускаешь, люди могут и не узнать. Новостники ценят это ощущение драйва, они адреналиновые наркоманы. Например, недавно я была на Украине, где должна была читать лекцию. Поступила информация о том, что пропал малазийский «Боинг». Обычно в таких ситуациях на работе начинается ад: все пытаются срочно хоть что-нибудь узнать. Я поняла, в чем ошибка презентации, которую я готовила к своему будущему выступлению, и переделала ее за час, хотя в ней было 60 слайдов. Старая боевая лошадь слышит звук горна и переходит с места в карьер. Рухнул самолет — значит, я должна быстро соображать и менять свой подход.

Кроме новостника, какие есть профессиональные роли в журналистике, и каким людям они подходят?

Можно выделить новостников и не-новостников. Чтобы выполнять свои обязанности, вы в любом случае должны держать читателей в курсе дела. Есть новости, которые произошли непосредственно сейчас, и есть новостные тренды — то, о чем говорят. Это можно применить абсолютно к любой журналистской нише. Это касается лайфстайла: если вышла новая коллекция — это новость; а что будет модно в этом сезоне — новостной тренд. Если говорить о журналистике, это в любом случае информационная картина, и не столь важно, статья ли это на 12 тысяч знаков или заметка на 3 тысячи.

Многие молодые авторы не хотят начинать с новостей, а желают сразу писать авторские колонки. Ведь производство новостей — это поиск информации, звонки неприятным людям. Сразу в колумнисты — это правильный путь?

Я могу лишь вспомнить неприличную поговорку о том, что мнение есть у каждого. Для того, чтобы людям было интересно твое мнение, сначала нужно хотя бы постараться, чтобы у тебя было что-то помимо него. Когда кажется, что ты один знаешь ответы на все вопросы — это нормальная подростковая болезнь.

И только к 30 годам ты приходишь к выводу, что вообще ничего не знаешь и дурно образован.

В редакциях применяются два способа подбора журналистов. Либо нанимают неопытных «пехотинцев» и смотрят, кто выживет, либо ищут специалиста, отсеивая десятки кандидатов. Почему так много людей не подходят для работы в журналистике?

Когда люди думают о медиа, они почему-то представляют себе некий институт звезд, вроде Голливуда. Многие начинающие хотят перескочить все ступеньки и сразу же стать Парфеновыми. Но дело в том, что для того чтобы эти звезды сыграли, над ними трудится целая армия высококлассных специалистов. Если бы те, кто видит элегантного, обаятельного, начитанного Леонида Парфенова, ознакомились бы с его биографией, они бы поняли, что он не родился таким. Я присутствовала на творческих конкурсах на журфаке МГУ и видела много людей, амбиции которых совершенно очевидно лежат вне их таланта. Очень часто у молодых есть желание прославиться именно в той отрасли, таланта для которой у них просто нет. Я не хочу быть старой бабкой, которая говорит: «Прежде чем что-то получить, нужно что-то заработать». Но ведь так оно и есть, это называется «работа над собой».

А журналистику вообще стоит выбирать сейчас, учитывая кризис независимых СМИ?

А почему нет? Главное, не заиграться в цинизм и хорошо помнить, о чем ты мечтал в 17 лет, и иногда сверять с тем, что происходит сейчас. Например, пропагандисты в государственных СМИ работают не за зарплату, а за жалованье. Я считаю, что это смешно и даже унизительно. Помните, как пел в одной песне Гребенщиков: «Прекрасный дилетант на пути в гастроном, того ли ты ждал?». Они же не этого ждали. Однако я не устаю повторять, что журналистика не ограничивается только общественно-политической тематикой. Каждый должен заниматься тем, что ему нравится. Если по всей России идут лесные пожары, это не значит, что спортивный журналист должен срываться с чемпионата мира и описывать эти пожары. Это не его професссия. Бизнес-журналистика, расследовательская журналистика тоже отличаются от общественно-политической, и они не менее важны и интересны.

Зарплаты в журналистике растут медленнее, чем во многих других профессиях. С вашей точки зрения, журналисты в будущем смогут хорошо зарабатывать?

Никогда не смогут. Очень больших денег в журналистике не зарабатывает никто и нигде. Даже в больших западных корпорациях журналисты с очень крупными именами зарабатывают на собственных книгах, а не на написании статей. Каким бы ты ни был замечательным журналистом, ты никогда не будешь зарабатывать, как адвокат. Я считаю, что это правильно даже с точки зрения некой высшей справедливости: журналист отстаивает интересы общества. Чем сильнее он интегрирован в общество, чем больше он будет сталкиваться с проблемами людей, о которых он пишет. Если журналист становится шоуменом вроде Ларри Кинга, его работа оплачивается совершенно иначе, однако и функцию он выполняет уже другую — развлекательную.

Если журналист-информационщик не знает, сколько стоит хлеб, молоко, мясо, литр бензина, это неправильно.

Необязательный журфак

А где стоит учиться журналистике?

Если бы журфаки действительно были журфаками, я бы сказала, что учиться там — это здорово. Общая беда журфаков — они не учат ремеслу. Они пытаются дать гуманитарное образование в широком смысле слова, а все, что относится к ремеслу, оставляется либо на практику, либо на какие-то семинары. В результате в редакции приходят люди, которые не имеют начальных навыков. Они не знают разницы между жанрами, очень плохо ориентируются в информационной картине. Они часто не знают новых медиа, не знают инструментария. А ведь этим вещам и должны учить на журфаке.

Почему же не научили?

Это общая проблема нашего образования. Я встречала студентов пятого курса факультета международных отношений, которые не знали, где находится Дальний Восток и кто сейчас президент США. На самом деле это пережитки советского времени, когда человек приходил после вуза устраиваться на работу, и ему говорили: «Забудьте всё, чему вас учили». К сожалению, факультеты журналистики это унаследовали. Выпускники не могут распознать структуру текста, увидеть в нем логические несостыковки. Даже если у человека есть хорошие навыки, он подобен водителю-новичку: всё хорошо знает, сдал экзамены, но в экстремальных ситуациях не бывал. Всё зависит от учебных программ. Вместо того, чтобы просить взять студента стажером, чтобы он носил кофе или в лучшем случае расшифровывал чужие интервью, можно повысить число часов интенсивного реального обучения журналистской работе непосредственно в стенах вуза. Если бы люди приходили с хорошими навыками, их бы сразу включали в работу.

И все-таки, где же должен учиться журналист?

У коллег. По-другому никак. Формальное журналистское образование не обязательно. Это не необходимое условие для входа в профессию. Через меня прошло достаточное количество выпускников и журфаков, и других факультетов. Как говорится, дураки везде встречаются, как и умницы. Однако хорошее базовое образование для журналиста обязательно.

Работа в новых медиа

Чем новые медиа отличаются от старых?

В первую очередь, у них другие читатели, или, как говорим мы, — пользователи. Старые медиа ориентированы на пассивное восприятие, а новые — на участие человека. Поэтому, чтобы работать в новых медиа, нужно уметь быстро соображать. Ты должен уметь смотреть глазами дизайнера или верстальщика, видеть, чем аудиовизуальный контент отличается от текстового. Часто приходится отказываться от текстоцентричности — сосредоточения только на тексте. Не всегда текст первичен, и с этим у выпускников журфаков возникают большие проблемы. Нужно знать, чем живут остальные участники медиапроизводства, и уметь себя встроить в эту многоканальную систему. Новым медиа очень нужны люди со способностью обращаться со многими форматами внутри одного материала.

Что бы вы посоветовали человеку, который хочет сделать карьеру в new media?

Во-первых, постараться понять, что такое новые медиа с точки зрения структуры. Для этого нужно изучать Google Analytics и другие системы измерения пользовательской активности. Это дает возможность наглядно увидеть свои ошибки, понять, почему ваши материалы плохо читают. Возможно, я была плохим начальником, но одну вещь я точно делала правильно: мы собирались каждую неделю по цифрам и аналитике, и редакция задавала нашему аналитику вопросы, которые ее интересовали. Самые тупые, самые простые вопросы вроде: «А почему у меня не читают про космос?». После таких собраний один начальник рубрики у нас пошел учиться и стал контент-аналитиком. Также нужно понимать, что такое социальные медиа и кто их читает. Хорошо, если человек понимает, что такое видео-, фотоформат, таймлайн и другие новые жанры. И конечно, нужно подписаться на иностранные издания, у которых есть масса хороших приложений, и следить за обновлениями. New Yorker, например, сделал потрясающую афишу для жителей Манхэттэна, из которой они могут узнать, что у них вокруг происходит.

Какие еще специальности, кроме пишущего корреспондента или редактора, востребованы сейчас новыми медиа?

Очень востребованы технические дизайнеры, хорошие верстальщики, и полная беда с фоторедакторами — не лайфстайловыми. Если человек умеет обращаться с программами, цены ему не будет.

От момента выбора профессии до вхождения в нее проходит несколько лет, а потом несколько лет специалист предолевает начальный уровень. За это время может измениться как рынок труда, так и сама профессия. А что будет с журналистикой через 10 лет?

Честно говоря, прогнозист из меня никакой. Мне кажется, что разговоры о том, что новости будут писать роботы, ведутся исключительно для привлечения внимания публики. Российский рынок настолько искажен, что мировые тренды до нас докатываются не сразу и далеко не все. Трудно прогнозировать развитие российского рынка, если ты не знаешь, какой завтра примут закон и как он отразится на журналистской деятельности. А просто мечтать о высоком мне бы не хотелось.

В первую очередь всех интересует вопрос, откуда в медиа будут приходить деньги.

Стандартная медийная модель рекламы довольно сильно идет на снижение, контекстной так никто и не овладел, спонсорская реклама может быть, но не всегда — бизнес у нас тоже сильно напуган. Платный контент сможет быть, если российские медиа научатся делать переход в два клика и объяснят людям, за что им вообще платить и почему стоит это делать.

Кому же тогда стоит идти в журналистику?

Тем, кто ее любит и не может без нее жить.

Дмитрий Лисицин
Дмитрий Лисицин, шеф-редактор Учёбы.ру
05 сентября 2014

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты