Я учу студентов выживать

Один из мэтров отечественной фотожурналистики Владимир Вяткин рассказал о том, где и как лучше обучаться профессии фотожурналиста.
Татьяна Ивлиева
12 апреля 2013
Фото Евы Авеевой

Владимир Вяткин

фотограф АПН и РИА Новости; преподаватель факультета журналистики МГУ, школы журналистики «Известия», Первой национальной школы телевидения. Многократный победитель World Press Photo, лауреат и призер международных фотовыставок и конкурсов. Имеет свыше 250 наград. Член Союза журналистов СССР, академик Международной гильдии фотографов средств массовой информации

Временно доступен

Владимир Юрьевич, каково, на ваш взгляд, современное состояние российского фотообразования?

Два года назад в «Крокус-Экспо» проходила конференция на тему «Проблемы фотографического образования в России». Часть выступающих настаивала на том, что необходимо в России в части учебных заведений давать высшее фотографическое образование. Я категорически против. За — владельцы частных школ. Если это будет введено, то цена обучения вырастет многократно. У меня своя точка зрения: чему учиться фотографу пять или шесть лет, скажите? В результате обсуждения мы пришли к печальному выводу: Россия, к сожалению, не визуальная страна. Она музыкальная, шахматная (увы, в прошлом), кинематографическая, театральная, но не визуальная страна.

У нас не развита визуальная культура?

Нет. Общественное сознание не видит в лице фотографа производителя материальных и художественных ценностей. В этом смысле Россия очень отличается от Америки, Европы. Я присутствовал на вручении американского фотооскара «Лучший фотограф года» — это гораздо более помпезное и шикарное мероприятие, чем всем известный «Оскар», оно проходит в том же зале, на награждение собирается элита политики, бизнеса, спорта. Лучший фотограф года приравнен к звездам вроде Джексона, Мадонны, к медиамагнатам и баскетболистам. Быть лучшим среди лучших, среди профессионалов — это нечто иное, чем просто бегать и снимать.

Нужно ли фотографу специальное фотообразование или достаточно навыков обращения с камерой и желания снимать?

На региональном форуме молодых российских фотографов, организованном Союзом фотохудожников России, я увидел много замечательных работ. Но когда я спросил зал, у кого из присутствующих есть фотообразование, поднялась только одна рука. То есть хороших молодых фотографов много, но снимают они интуитивно, по наитию, чувствами, ощущениями, но не мозгами. В них нужно развивать умение думать. Не учиться фотографии нельзя. Я обучаю кого-то, но и я учусь, учусь всю жизнь. Я еще не все освоил. Но и научить фотографии нельзя. Это дано либо не дано. Невозможно научить играть на скрипке того, кто не обладает музыкальным слухом, но можно научить понимать и любить музыку. Я учу умению думать фотографическими образами.

А что, по-вашему, означает «уметь фотографировать»? Правильно выставлять выдержку, диафрагму и прочее?

Технические моменты очень важны, но... Мне очень нравится высказывание Дали: «Я никогда не видел то, что видели все, и всегда видел то, чего не видел никто» — великолепная философия видения фотографа. Уметь фотографировать — это умение реализовать изобразительно, фотографически ваши сны, ваши настроения, ваше состояние. Если вы это умеете, значит, вы научились снимать.

Нужны ли России фотографы-профессионалы? Сейчас ведь снимают все кому не лень, благо технически фотосъемка упростилась.

До сих пор непонятно: а сколько нам надо в России фотографов? Сколько нужно учителей, врачей, инженеров, экономистов, юристов и фотографов в том числе — никто не подсчитывал. У нас на факультете журналистики МГУ есть отделение переподготовки — там учатся люди с высшим образованием, те, кто себя в своей профессии не нашел и пытаются применить себя в фотографии. Мало кто из них идет учиться живописи, архитектуре, хореографии, например. А фотография кажется чем-то техническим простым: чик! — и вы уже фотограф. Но сделать изображение не значит сделать фотографию. Если я делаю одну хорошую фотографию в год — я этот год прожил не зря. Через фотографию ты показываешь свою образованность либо необразованность, свой ум, интеллект, внутренний мир. Фотография наравне с кино, живописью и другими искусствами — это некая технологическая реализация своего внутреннего состояния.

В таком случае, где и как этому искусству можно научиться?

Я преподавал в 90-е годы во Франции в летней школе искусств, в Германии, дортмундском Университете прикладных наук*, в Нью-Йорке (Parsons). Более основательно, терпеливо, внимательно и заботливо, чем в России, нигде в мире вами заниматься не будут. За границей за любой лишний академический час вы платите дополнительные деньги, и немаленькие. Были у меня студенты, параллельно учившиеся и в Канаде и в Америке, и по их словам, так, как у нас, там никто со студентами не носится. Тебе дали задание и ты обязан раз в три недели отчитаться, принести свой проект. В Дортмунде, где я преподавал, студент должен сделать 250 фотографий в неделю, не успел — долг переходит на следующую. Там важнее всего практика. В России, к сожалению, практически нет бесплатного фотографического образования, оно было лишь в советские времена. Сегодня самые крупные центры обучения фотографии — это Москва и Петербург, разных школ и академий здесь очень много, остается только выбрать.

Расскажите, пожалуйста, об обучении фотографии на факультете журналистики МГУ, где вы преподаете. В чем его специфика?

У нас есть отделение фотожурналистики — обучение длится пять лет, есть факультативы на вечернем и заочном отделении, дающие высшее журналистское образование со специализацией «фотожурналистика». Я всячески отговариваю студентов идти в фотожурналистику, особенно девушек — это, кроме всего прочего, и опасно, но их туда тянет. Кроме того, можно поступить на платное отделение профессиональной переподготовки, обучение там длится 9 мес. Студентам преподают историю искусства, историю фотожурналистики, технические аспекты фотографии, компьютерные возможности, дополнительно проходят мастер-классы ведущих фотомастеров. По окончании все студенты пишут диплом — серьезное научное исследование. Например, в этом году моя студентка защитила работу по теме «Особенности социальной фотожурналистики в проблематике отечественной культуры». Как видите, толстый том, все серьезно и основательно. В других учебных заведениях часто по окончании курса обучения студенты готовят отчетную выставку, проект, а здесь пишется научная работа.

Какие еще московские фотошколы вы могли бы рекомендовать?

Например, Первую национальную школу телевидения на Таганке, там учат и операторов и тележурналистов, но есть и специализация «фотохудожник-фотожурналист»; бывшая школа журналистики «Известия» после реорганизации называется «Фотошкола на Гоголевском». С уважением отношусь к московской Академии фотографии — там преподают серьезные авторитетные профессионалы. Очень интересная Школа фотографии Родченко, но чтобы там учиться (а обучение длится два года), нужна полная отдача. Специфика этой школы в том, что основное внимание уделяется экспериментальной фотографии, медиа- и видеотехнологиям, а фотожурналистике — скажем так, поменьше. Но по оснащению и уровню эта школа — одна из лучших, если не лучшая. У них серьезный конкурс, свои критерии отбора и свои условия, например, многих моих студентов туда не взяли. Они предпочитают брать тех, из кого можно что-то слепить.

Начальное обучение лучше получать в России, а уже что-то умея, понимая и чувствуя, можно ехать в Англию, Америку, Францию. И обязательно нужно знать языки — как минимум, английский, иначе вы будете известны в лучшем случае в пределах МКАД. Приведу пример: моя студентка Надежда Капланская после обучения на журфаке поехала учиться в Лондон в Университет искусств. Параллельно она выиграла французский фотоконкурс, где первый приз был— год бесплатного обучения в Париже. Она освоила французский язык и уехала во Францию, и теперь живет и работает там.

Чем нужно руководствоваться при выборе фотошколы, какими критериями?

Прежде чем поступать, нужно ответить себе на вопрос, зачем вам нужна фотография — чтобы зарабатывать много денег или для чего-то иного? Определившись, уже можно выбирать профиль — фотожурналистика, фотоарт, рекламная съемка, мода... Проведите свое маркетинговое мини-исследование. Там, где дают образование классное, — сносные цены. Там, где — «по нулям», цены зашкаливают. Нужно все просчитать, учесть свои возможности и посмотреть основное — что школа гарантирует. Гарантированное трудоустройство — это ложь. Нужно выяснить, кто там преподает, где эти люди работали, как долго, какие награды имеют. Важен авторитет, что преподаватель умеет делать и чего он добился сам. Вы учиться пойдете к режиссеру, у которого десять «Оскаров», или к тому, которого вообще никто не знает? Выбор Учителя, Мастера зависит от того, чему вы хотите научиться. Основы фотографии, теория и история искусств, теория журналистики, фотоарт, фэшн — всему этому можно учиться и у молодых, тридцатилетних. А вот фотожурналистике нужно учиться у тех, кто был на войне, кто был в тюрьме, в психушке, у кого не состоялась личная жизнь — фотожурналистика забирает всего тебя целиком, не оставляя места ни на семью, ни на хобби, увлечения. Моя профессия — это и есть мое увлечение.

На своих занятиях я не учу студентов фотографировать, я учу выживать: как с фотоаппаратом выжить на войне, в тюрьме, в психушке, в своей собственной семье. Если вам просто интересно поехать туда и снять несколько эффектных кадров, рискуя собственной жизнью и здоровьем — это одно, а если есть сверхзадача — не просто снять, а через свою душу и сердце показать истоки этой трагедии, это совсем другое. «Выехать на войну» и «снять войну» — это абсолютно разные вещи. Просто зафиксировать происходящее, как делают многие, — это самое простое, а вжиться в культуру страны, ее историю, показать внутренний мир этих людей, найти причины происходящего — это самое трудное.

Я был на многих войнах, в «горячих точках», где была прямая угроза жизни и здоровью. Но в этом я не одинок — многие мои коллеги и друзья были в не менее опасных местах и также рисковали жизнью. Но в этом нет героизма. Настоящие герои на войне — не фотографы и журналисты, а солдаты и их командиры. К сожалению, Интернет и телевидение сейчас забили фотожурналистику: в этих СМИ превалирует ускоренный, поверхностный стиль подачи материалов, не предполагающий никакого осмысления событий: все по принципу «время — деньги». Но рано или поздно людям надоест смотреть дурацкие сериалы, смотреть всякую чепуху в Интернете, и наверно, фотожурналистика вновь поднимется до прежних высот.

Вы так думаете?

Я уверен в этом. Давно, еще в восьмидесятые годы, один американский фотограф сказал: «В России нет, не было и не будет других великих фотографов, кроме Родченко и Бальтерманца». Он неправ. Они просто никого больше в то время не знали. Я мог бы назвать многих, но мне хочется, чтобы на этом небосклоне было больше русских имен.

Университет прикладных наук в Дортмунде (Fachhochschule Dortmund, University of Applied Sciences and Arts Dortmund) — одно из старейших учебных заведений земли Северный Рейн-Вестфалия. Направления обучения — архитектура, дизайн, экономика, прикладная социология и другие. В числе художественных специальностей также изучается фотография.

Материал подготовлен при содействии РУСС ПРЕСС ФОТО

Татьяна Ивлиева
12 апреля 2013

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты