Урбанистика как профессия

Фото: Виктор Фроликов

Если кто-то и знает, как превратить Москву в удобный для жизни мегаполис, то это Михаил Блинкин — эксперт международного уровня по вопросам городского транспортного планирования. Таких людей, как он, часто называют урбанистами. Блинкин рассказывает, почему учиться на урбаниста не только полезно, но и выгодно.

Фото Виктора Фроликова
 

Михаил Блинкин

Профессия
Транспортный планировщик, урбанист, директор Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ.
Чем известен
Самый известный в России эксперт по дорожным пробкам. Практические разработки Блинкина — методические материалы и проекты нормативных правовых актов, использованные в многочисленных официальных документах Минтранса России и Росавтодора, профильных комитетов Госдумы РФ.

Из математиков в транспортники

Михаил Яковлевич, как вы стали урбанистом?

Невозможно поверить — совершенно случайно. В 1970 году я закончил мехмат МГУ. У меня были некоторые разногласия с советской властью, которые закончились «тройкой» по истории КПСС на экзамене в аспирантуру. Соответственно, я в нее не попал, хотя мой диплом уже был напечатан в научном журнале и вообще я был весь из себя многообещающий молодой математик. В полнейшей тоске начал искать работу. Куда я ни приходил, с порога меня встречали восторженно: «Математик, диплом с отличием — выходите на работу завтра!» А потом следовал звонок: «Знаете, из кадров пришел сигнал, извините». В конце концов, прихожу я в некую «подворотню» под названием ДорНИИ*. Рассказываю, что и как. Снова все обрадовались: «Берем не глядя! Автомобили будешь в городе считать!» Но я уже был опытный и говорю: «Знаете, я с сентября по декабрь в поисках — может, в кадры сходим?» Прихожу в кадры, сидит там солидный дяденька, отставник КГБ. И неожиданно говорит мне: «Вы думаете, мы сюда людей отбираем по благонадежности? Кто тогда тут работать будет?». Так я попал в транспорт. Первые три года очень переживал, ездил на семинары на свой родной факультет и считал, что злой рок занес меня, математика, в этот гадюшник. Но потихонечку стал вникать, разбираться в транспортной тематике. Я узнал имена и изучил труды замечательных американцев, англичан и японцев. Лет через пять математический снобизм закончился.

Получается, вы учились своей профессии сразу на практике?

Ну да, я же человек любопытный. 10 лет я проработал в дорожном институте и еще 10 лет в транспортном. Таким образом потихонечку выучил и одну, и другую науку. У меня был еще один замечательный пласт образования. Надо было подрабатывать, и я работал референтом-переводчиком. Мне приходил большой пакет свежих публикаций самых продвинутых иностранных научных журналов, и я должен был в течение недели отреферировать 2-3 десятка публикаций. Это был очень полезный опыт. Когда закончился Советский Союз, у меня была своя лаборатория в институте 1-й категории. Защитился я еще в 1970-х, но докторскую делать не стал.

Поленились?

К тому времени я был уже достаточно взрослым человеком, и отчетливо понимал: то, чем занимаются мои коллеги-транспортники, мне не очень интересно. Меня интересовала суть вопроса — то, что называется transportation planning, transportation policy — стык транспорта, территориального планирования, урбанистики.

А что конкретно вас интересует больше всего?

Город дает возможность делать интердисциплинарные исследования. Я знаю, как рассчитываются параметры автомобильных дорог, как устроены маршруты рельсового транспорта в современных технологических интерпретациях, какие там токосъемники, какие радиусы — это инженерная часть истории. С другой стороны, я понимаю, о каких проблемах города говорят, например, макроэкономисты или инвестиционные банкиры.

Архитектурная тусовка Москвы — это просто сплошь мои личные друзья. За годы работы я не стал архитектором — этого уже не дано. Но я понимаю, о чем говорят культурологи, экологи, историки архитектуры.

Мультизадачный специалист

Как вы считаете, урбанистика — это наука?

Сложнейшая наука, которая лежит на стыке многих дисциплин. Квалифицированный городской планировщик — это человек, который знает все на свете: от математических моделей транспортного потока, математических моделей, связанных с определением цены земли, до всяких социальных моментов взаимоотношения с населением. Невозможно планировать город, не умея разрешать конфликты с различными заинтересованными сторонами: жителями, инвесторами, общественными объединениями. Скажем, есть в городе клуб автомобилистов, например, в Великобритании это Королевский клуб автомобилистов, который существует с 1903 года. И есть не менее авторитетный клуб Car-free, выступающий за город без автомобилей. Можете себе представить, как они друг друга любят? А планировщик должен уметь разговаривать и с теми, и с другими. Посчитать и найти точку компромисса — в этом заключается профессионализм урбаниста.

Можете привести конкретный пример, как пришел урбанист — и город, который задыхался от разных проблем, зажил совсем по-другому?

С удовольствием. Дело было в Бразилии 40 лет назад. Сейчас это быстрорастущая, но бедная страна, а тогда была просто нищая: пробки, грязь, фавеллы. Управляла ей военная хунта. И вот главный хунтарь, генерал-губернатор штата Парана вызывает к себе молодого архитектора Жайме Лернера и говорит: «Я слышал, что ты умный — назначаю тебя мэром города Куритиба». Жайме отвечает: «Да кто ж меня выберет?» «У нас хунта, кого назначим, тот и будет». В результате Лернер, человек с архитектурным и инженерным образованием, сделал Куритибу городом-музеем, туда теперь на экскурсии ездят. Там одна из лучших в мире транспортных систем, причем стоила она недорого — не было денег копать метро. Там совершенно замечательно устроена переработка мусора. В этом городе произошли принципиальные изменения в жилищной политике, занятости бедных слоев населения. Лернер подходил к городу как жесткий городской планировщик, а талант архитектора требовал, чтобы все это было еще и красиво. Уже хунты не было, проводились свободные выборы, и Лернера 20 лет подряд выбирали поочередно то мэром города, то губернатором штата. Сейчас он пожилой человек, в Куритибе есть институт его имени, где он с потрясающим артистизмом читает лекции. Лернер — мой добрый знакомый, я переводил его статьи, писал о нем. А когда гостил у него в Куритибе и мы по вечерам ходили в разные рестораны, то в каждом заведении хозяин при виде этого старика обязательно доставал салфетку, на которой были золотой нитью вышиты его инициалы — JL. Лернер уже давно никому не начальник. Просто город таким образом выражает ему свое признание.

Удивительный человек. Кажется, что у него в голове компьютер, который способен просчитать все городские проблемы. А кто, вообще, может стать урбанистом?

В отличие от способностей к лирической поэзии и музыке, это абсолютно эмпирический навык, скорость его приобретения зависит от интенсивности накопления опыта. Если человек попадает в хорошую компанию, то он набирается опыта достаточно рано. Руководителем разработки мастер-плана развития Милана был молодой человек, чуть за 30, с хипстерской прической, любитель побродить босиком. Его взгляда на город и его проблемы было достаточно, чтобы урбанистический истеблишмент не самой последней европейской страны доверил ему руководство грандиозным проектом. Трое моих сотрудников недавно побывали на русско-японской конференции, встретились с японцами, их принимали в посольстве, теперь приглашают в рабочие группы. Другой молодой человек у меня взаимодействует с голландскими и немецкими архитекторами по двум разным проектам. Такого сорта контактов у меня в свое время просто быть не могло. Сейчас накопление опыта идет совершенно другими темпами.

Автобусная остановка в бразильском городе Куритиба, над развитием которого работал урбанист Жайме Лернер.

Профессиональный взгляд на город

А к чему должен стремиться урбанист? Что такое, с вашей точки зрения, идеальный город?

Начнем с того, что город — это бург, сугубо буржуазно-демократическая институция. Признак города — это возможность горожан собираться на площади, и это гораздо более важно, чем канализация, водопровод и асфальтированные дороги. С собраний на площади город начался. Поэтому для урбаниста принципиальная вещь — наличие свободного пространства, где люди могут ходить пешком и собираться вместе. Это первое и обязательное условие для реализации базового концепта современной урбанистики — так называемого livable city, города, в котором удобно жить.

Удивительно, что вы — специалист по городскому транспорту, говорите об удобстве для пешеходов.

Да, со стороны кажется, что мне приходится наступать на горло собственной песне транспортника — вроде бы я хлеб теряю, когда по городу не автомобили ездят, а люди прогуливаются! Но если мы посмотрим, как обустроены livable cities по всему миру, то в каждом из них увидим огромные пешеходные пространства. Я могу самым причудливым образом выстраивать транспортную схему, но если по городу неудобно ходить пешком, он никогда не будет удобным для жизни. Есть люди, которые считают, что лучше всего жить в маленьких университетских кампусах и ездить на велосипеде. Я согласен с этим. Но объективно люди живут в очень больших городах. И среди них тоже есть очень удобные для жизни, например, Барселона. Удобная пешеходная среда позволяет урбанистам делать фантастические вещи. Например, совершенно иначе организовывать то же движение транспорта.

А культурное наследие является элементом livable city? Не секрет, что планировки многих исторических городов, включая Москву, не учитывают наличия автотранспорта.

Большинство известных нам городов появились раньше автомобиля, поэтому проблема центров городов и сохранения их исторического духа и облика — фундаментальная. У нас есть два варианта: снести все к чертовой матери или попытаться приспособить старые возможности под новые потребности. Как решают этот вопрос города с многовековой историей, которые сносить жалко, а жить как-то надо? По-разному.

К сожалению, Москва в течение последних 20 лет шла по пути, когда людям, принимающим решения о развитии города, было в равной мере плевать и на культурную идентичность, и на транспортное удобство.

То есть, должно быть как в Барселоне: кругом красота и транспорт движется?

Верно уловили! Урбанистика — это синтез творческой дисциплины urban design, которой учат в архитектурных институтах, и счетной арифметической дисциплины urban planning. Urban design — это взгляд на пространство города человека, вооруженного художественным чутьем. Есть архитекторы-объемщики, которые делают замечательные пропорции фасадов, но здесь речь идет о пропорциях и размерах не здания, а целого города. Urban planning, — это сочетание того, как устроено в городе землепользование: застройка, транспортная система. И в хорошем урбанистическом проекте учтены оба этих аспекта. По выражению Фрэнка Ллойда Райта**, архитектор может прикрыть свои ошибки плющом. А ошибки городского планировщика прикрыть невозможно. Когда в городе много автомобилей, за окном стоят заторы — это уже ничем не замаскируешь.

Перспективное дело

Урбанист — это востребованная и высокооплачиваемая профессия?

Я могу сказать, что мне несколько раз в неделю звонят самые разные люди — от инвестиционных банкиров до городских чиновников — и просят порекомендовать молодого человека, который знает транспорт и что-то из области урбанистики, или транспорт и что-то из области финансов. Эти два сочетания сейчас в жутком дефиците. Лет через пять специалист по транспортному планированию будет серьезной персоной в администрации любого крупного города. Так происходит в Америке, в Европе, про Японию я и не говорю — там у них это дело на пять с плюсом поставлено. Сегодня заканчивается последняя эпоха, когда транспортные и градостроительные решения принимаются из соображений «немножко чутья, немножко воспоминаний о советском образовании, немножко туристических впечатлений от посещения Барселоны и Сан-Франциско». Потому что при таком подходе город стоит в пробках, по нему невозможно ходить и ездить на трамвае. Для того чтобы не заниматься алхимией и гаданиями на кофейной гуще, а выдавать нормальные, рациональные решения, нужен специалист по городскому и транспортному планированию. Он не заменяет специалистов по трамвайным перевозкам, метрополитену, проектированию автомобильных дорог, мостов и туннелей. Спрос на эту специальность сейчас чрезвычайно велик, очень скоро в России она будет массовой.

Речь о востребованности строительными компаниями и городскими чиновниками именно прикладных навыков урбаниста? А как же наука?

Наше ремесло сильно отличается от астрофизики и истории греческой философии. Отделить в ней науку от «земли», то есть, проектной практики, невозможно. Урбанистика — прикладная дисциплина, которая интересна тем, что ты обязан что-то знать на очень многих профессиональных полях. К тому же платят-то обычно за конкретные вещи.

Если молодой человек хочет стать урбанистом, как и где ему учиться?

Для начала этот молодой человек не должен себе морочить голову по поводу несовершенства образовательной системы Российской Федерации. В рамках этой несовершенной системы он может получить первое образование любым образом. Если он способен сдать экзамен по рисованию гипсов — можно пойти архитектурный институт и выучиться по направлению «Градостроительство». Если не лениться, то за эти пять лет он прочитает книжки по транспорту, по экономике землепользования, по социологии и социальным технологиям. Потом он получит вторую специальность — транспортную, экономическую или социологическую. Если же молодой человек или девушка не рисует — не беда, тогда нужно получить нормальную транспортную специальность, связанную с дорогами, трамваями и так далее. А начиная со второго-третьего курса, пусть ходит и слушает лекции в Высшей школе экономике и МАРХИ.

А если человек так и не определился, что лучше, транспорт или архитектура?

Есть третий вариант. Выучиться какой-нибудь фундаментальной дисциплине типа математики. Математические модели городской среды, транспортных потоков — это интереснейшая тема, тем более что после второго курса математического факультета вам будет понятен формальный каркас: как умножаются эти матрицы и как решаются дифференциальные уравнения. Далее, если интерес не будет потерян, надо не полениться и выучить что-нибудь про транспорт, что-нибудь про архитектуру. Одним словом, главное — нести в себе интерес к городу и его проблемам, а базовое образование получать в тех рамках, в которых предлагает рынок. Можно начать с архитектуры, можно с транспорта или математики. Как четвертый вариант, в любом университете есть универсальная специальность — муниципальное управление. Но ты должен понимать, что ты себя не в чиновники готовишь, а в урбанисты. То есть вход в эту специальность несложный, был бы интерес. А работы много — в России пока еще нет ни одного города, соответствующего стандартам livable city.

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты