Михаил Мокринский: «Хорошо спланированное богатство возможностей»

Как создать школу, выпускников которой будут ждать МГУ, Оксфорд или любой другой университет мира? Есть ли какая-то универсальная модель у хорошего образования? Какие должны быть учителя и какие дети, какие условия? Как должен быть построен учебный процесс и дополнительное образование? Об этом «Учёба.ру» поговорила с директором школы «Летово» Михаилом Мокринским, который до этого руководил лицеем № 1535 — одной из сильнейших школ России и Москвы.
Наталья Афанасьева
28 декабря 2016
Фото: Школа «Летово»
Михаил Мокринский,
директор школы «Летово»
Что, по-вашему, должно быть заложено в основу школы, которая ставит перед собой цель стать учреждением международного уровня?

Особенность образовательной системы, которую мы выбрали, в том, что это хорошо спланированное богатство возможностей. Здесь, конечно, есть место ярким случайностям, творческим находкам и неожиданным предложениям, но в основе лежат договоренности о том, без чего этой школы быть не может: требования к учителям и уровню программы, ее глубине и вариативности, спектр дополнительных возможностей, подход к распределению главного ресурса ребенка и учителя — времени.

Все это должно быть не случайным стечением обстоятельств, а результатом детально выверенных и отработанных на практике решений. За ними стоит и предыдущий опыт работы в лучших российских школах, и разнообразный международный опыт: когда мы думали, какой будет «Летово», то ездили по всему миру, смотрели, как устроены американские, сингапурские, китайские, финские, бельгийские, английские школы, разбирались, что из этого мы можем взять, а что для наших детей не подойдет. Нет единой модели, есть множество деталей, которые оказались для нас полезными.

Почти все легендарные российские школы, которые сейчас занимают лидирующие позиции в рейтингах, выросли из советского времени. Что в современном образовании, по вашему мнению, должно перейти из советской системы?

В советской школе были ценны два фундаментальных подхода. Первый: академическая системность, нацеленность учителей на то, что они не просто дают язык, на котором можно понять физику или химию, а целостное видение ядра этой области науки. Это стремление у российских учителей сохранилось. Но здесь важно понять, что сегодня составляет ядро той или иной науки, а что должно быть добавлено или усложнено. Второе очень важное преимущество советской традиции (особенно это поддерживалось в сильных профильных школах) — тема радости познания как такового. То есть сочетание системности и интереса к предмету — исконная наша составляющая.

Но тут важно понимать, что 30 лет назад перед учителем вообще не стоял вопрос о том, что помимо знаний школа должна дать ребенку необходимые компетенции, в том числе управленческие навыки, умение самоорганизации, способность анализировать собственные действия, социальный опыт и так далее. Если сегодня учитель занимает ту же позицию, что и 30 лет назад, он обманывает ученика. Современный педагог обязан обладать знаниями руководителя проекта, потому что просто на пальцах рассказать материал не получится, многим вещам можно научиться только в процессе деятельности.

к детям хороший учитель относится так, будто они живут в одной системе ценностей и измерений

Есть мнение, что хороший учитель — это призвание, талант. Есть ли какие-то необходимые качества, без которых педагог не состоится, и уж точно не будет работать у вас?

В хорошем учителе должны объединиться три очень важных качества. Первое: к детям он относится так, будто они живут в одной системе ценностей и измерений. Нет радикального отличия между учеником и учителем — они на разных ступенях одной и той же лестницы.

Второе: это люди, которые в чем-то твердо уверены, а в чем-то готовы ошибаться, и все время хотят учиться новому. И этим своим отношением к действительности они тоже похожи на учеников. Еще одно важнейшее качество — готовность «вгрызаться» в детали, все время работать над тем, как организовать процесс обучения. Хороший учитель не работает без определенных технологий: приемов, частных методик, он привык добросовестно подходить ко всему, что связано с его предметом.

Все дети непростые, задача педагога — увидеть проблемы и найти способы их преодолеть. В подростковом возрасте человек не всегда стабилен, он умеет быть чудесно разным: где-то ответственным, где-то безответственным, где-то предсказуемым и славненьким, а где-то неожиданным, ерепенистым и неуправляемым. Если это особенности переходного периода, все в порядке, он перерастет, а если такое состояние затягивается, значит, никто не позаботится о том, чтобы у ребенка все отдельные фрагменты опыта сошлись в палитру возможностей. Это как палитра художника, который нашел свое сочетание красок, свой язык после многих проб и ошибок — изобрел таким образом собственный способ что-то сказать миру. Школа обязана дать возможность ребенку сделать этот шаг, помочь создать систему глубоких личностных смыслов.

Важно, чтобы дети были разными, им должно быть интересно от того, что один может здорово состояться в одном, второй — в другом, они и не состязаются, а с удовольствием смотрят на успехи другого и ценят возможность участвовать в том, в чем другой может дать тебе фору. Они умеют пользоваться помощью коллектива и сами могут научить других тому, что умеют делать лучше. Одна из главных ежедневных задач учителя — помочь детям обрести такой социальный опыт.

задача школы — научить ребенка оценивать свои возможности

А каким должен быть результат, кроме возможности поступления в престижные вузы? С чем, кроме знаний, должен выйти выпускник из «идеальной» школы?

Мы ожидаем, что наш выпускник — это человек, который хорошо знает свои сильные стороны, осознает свои интересы и альтернативы того, как они могут быть реализованы в образовании. С самого начала в ребенке необходимо поддерживать умение выбирать не между математикой и физикой, а между разными обстоятельствами. Он должен научиться понимать, что ему действительно интересно, в чем он имеет преимущество и что он готов преодолеть на пути к успеху.

Желание быть успешным — нормально. Чаще всего хорошие школы имеют фундаментальный, основательный предметный подход. Выходя из такой школы, ребенок глубоко и системно знает какую-то образовательную область, ее научный язык и исследовательские подходы. Это одна из правильных стратегий, но она не должна быть единственной.

В каждой профессии есть социальная составляющая, определенная система смыслов, которая увязывает ее с широким культурным контекстом. Задача школы — научить человека оценивать свои возможности: какие у меня возникнут проблемы, если я стану лидером в этой области, сколько мне придется заплатить за преодоление какой-то, может быть врожденной, черты, которая будет мешать мне двигаться дальше в этом направлении, где та степень дискомфорта, которая заставляет собраться, и так далее. Эта часть опыта должна быть доступна ребенку до того, как он выйдет из школы.

Вы изучали, как устроены лучшие школы в разных странах. Что вам показалось самым интересным?

Я поделюсь одной картинкой, которая мне понравилась, даже не буду уточнять, откуда она. Вот стоит счастливый ребенок в мокрой спортивной форме и поет под аккомпанемент рояля, на котором играет другой ребенок. Играет довольно сложную джазовую композицию. Здесь видно, как строится школьная жизнь — он только что играл в футбол, поэтому в форме, сейчас пришел на отборочный концерт, чтобы спеть то, что репетировал несколько недель, может, месяцев. И он получает огромное удовольствие, как всякий пижон подросткового возраста, от того, что он всем своим видом демонстрирует чуть фронды, чуть пренебрежения к формальностям и деталям — да, он чумазый и мокрый, и пойдет сейчас обратно гонять мяч, но здесь успеет блеснуть хорошо подготовленной сложной музыкальной композицией. Каждый час ребенка, включая выходные, наполнен, ничего не происходит по остаточному принципу. У него много увлечений и школа дает возможность их реализовать.

Наталья Афанасьева
28 декабря 2016

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты