ЕГЭ для студентов

Рособрнадзор предложил изменить форму проведения вузовских экзаменов: по мнению чиновников, они должны проводиться по принципу ЕГЭ.
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
23 мая 2014
Фото: Andrew b Mayers

Речь идет как о государственных экзаменах, так и о сессиях. Зачеты и экзамены будут принимать не преподаватели, а комиссия из неких «независимых экспертов». Это нововведение направлено на то, чтобы добиться более справедливой оценки знаний и снизить коррупцию. Новость вызвала бурю негодования в Сети со стороны преподавателей. Однако представители вузов, опрошенные «Учёбой.ру», настроены по отношению к инициативе более благосклонно.

 

Алексей Семенов

Алексей Семенов,

ректор МПГУ

«Жизнь слабых вузов усложнится»

Если для итоговой аттестации привлекать экспертов не из вуза, это пойдет только на пользу. Это разумное нововведение, нужно только отладить все механизмы работы.

Традиция привлечения экспертов для государственной итоговой аттестации (госэкзамена, защиты диплома) существовала очень давно. Есть и вузы с двойными дипломами: например, ВШЭ присуждает диплом и московский, и лондонский. Во время обучения лондонские эксперты привлекаются для оценки знаний московских студентов. У нас в МПГУ на зимней сессии работало 200 человек из других вузов и академических институтов, и это оказалось очень полезным для нас. Для нас было важно, в какой степени студенты усваивают преподаваемый материал. Вопрос заключался в том, насколько студентам соответствует курс, который им читают. Если учащиеся в массе не усваивают курс, то это не только их вина, но и вина вуза.

Привлечение внешних экспертов было попыткой внести больше честности
и легитимности в нашу работу.

В некоторых случаях разрыв между преподаванием и знаниями студентов оказался очень значительным. Для нас это стало материалом для работы лекторов и кафедры.

Я считаю это нововведение положительным, и думаю, что мы воспользуемся предложением министерства, и будем и дальше использовать предлагаемый подход. Однако чиновникам нужно учитывать особенности вузов с балльно-рейтинговой системой, где оценка складывается из работы в течение семестра.

Жизнь хорошего вуза, который хочет меняться в лучшую сторону, от внедрения такой системы не изменится радикально, а жизнь вуза, который только делает вид, что учит студентов, безусловно, усложнится. Но думаю, такие вузы приспособятся к любой системе.

Мы понимаем, что сложно бороться с коррупцией, и те, кто действительно хотят выжить, будут делать это всеми способами,особенно в нашей стране. А что насчет студентов, которые не смогут сдать экзамен независимой комиссии? Студентом можно называть только того человека, который заинтересован в том, чтобы учиться. Я считаю, что тех, что в этом не заинтересован, необходимо отчислять. Мне нередко говорят, что из-за этого мы потеряем деньги. Однако, мы теряем гораздо больше и в отношении других студентов, и в плане нашей репутации, оставляя таких студентов. Поэтому, отчисляя их, мы только выигрываем.

Ефим Пивовар

Ефим Пивовар,

ректор РГГУ

«Не нужно заниматься декларациями»

Cама по себе идея направлена на повышение качества результатов образования, все, что повышает качество, я приветствую. То, что не тот, кто учит, в итоге проверяет, чему научил студента — это неплохо. Вопрос только в том, как реализовать этот механизм. Если говорить о тестовой системе проверки, в нашем университете она давно ведется на промежуточных сессиях (я говорю о рейтинговой системе). Сессионных экзаменов у нас почти нет, они нужны тем, кто плохо учился в течение семестра. Те, кто учится хорошо, набирают баллы в процессе занятий. Эти баллы очень часто связаны с рейтинговой системой. В особенности это касается точных наук: студенты экономического и математического факультетов пишут контрольные, получая за них оценки. Так что для нас с введением рейтингового контроля мало что изменится.

Нам сейчас необходимо думать о том, как все это связать между собой. Я считаю, что нужно начинать не с промежуточных сессионных аттестаций, а с итогового выпускного экзамена. Именно он показывает качество обучения в вузе. С большим трудом и издержками мы переходим к тому, что ЕГЭ становится новой формой оценки знаний, совершенствуется, к нему добавляется устный сегмент. В общем, процесс идет.

Настало время переходить к ЕГЭ по итогам бакалавриата, а не в промежутках между семестрами.

Промежуточную аттестацию реализовать сложно. Какие независимые эксперты будут это проводить, где они? Итоговая аттестация — другое дело: по итогам бакалавриата экзамен принимает аттестационная комиссия, она может быть независимой. В этом действительно есть логика, и я считаю, что начать нужно именно с нее.

Нам нужно не заниматься декларациями, а подумать, как реализовать это наилучшим образом. В особенности это касается вузов с рейтинговой системой: наши студенты набирают определенное количество баллов в течение семестра, и экзамен чаще всего не сдают, а получают оценку, соответствующую этим баллам. Каждый месяц проводятся контрольные работы. Если будет промежуточная аттестация, то что будет делать вуз? Ему придется остаться в стороне.

Ирина Абанкина

Ирина Абанкина,

директор Института развития образования ВШЭ

«От новой системы аттестации выиграют работодатели»

Изначально это была не наша, а общеевропейская идея: взаимное признание дипломов, мобильность и накопительная система так называемых кредитов (зачетных единиц, которые формирует каждый студент в рамках своей образовательной программы). Важным ее элементом является сопоставимость результатов обучения и дипломов, которые получают выпускники по окончании бакалавриата. Сопоставим ли диплом экономиста, полученный в Москве, Лондоне или Шанхае? Не так просто ответить на этот вопрос. Именно поэтому возникла идея в дополнение к госэкзаменам и защите дипломных работ сделать нечто вроде независимой итоговой аттестации по аналогии с ЕГЭ. Эта аттестация помогает понять, обладают ли студенты примерно одинаковым набором определенных компетенций. Идею нельзя назвать новой: ранее проводились международные исследования с целью сформировать задания для независимого экзамена на получение взаимно признаваемого всеми странами диплома.

Кстати, много сложностей в этом вопросе возникло у экономических факультетов: в американских университетах большое значение играет теория игр, а в Европе эта дисциплина вообще не является обязательной. Кроме того, многие задания американских университетов оказались слишком сложны для студентов европейских университетов.

Надо сказать, что студенты Финансового университета при Правительстве РФ, ВШЭ и Новосибирского государственного университета участвовали в европейской программе отработки подобных заданий. Эта работа оказалась достаточно сложной. Тем не менее, сама идея сформировать некую систему, которая позволяла бы оценить навыки и компетенции выпускников по отдельным направлениям подготовки, уже проникла в наше образование. Меры, которые принимаются у нас в ВШЭ, связаны с тем, чтобы создать общие единые требования к выпускникам по разным направлениям подготовки независимо от того, какой вуз они заканчивают.

Вторая цель — допустить работодателей
к принятию экзаменов
и к разработке заданий к ним.

Сейчас считается, что того, что выпускную работу принимает комиссия, недостаточно. Хотелось бы, чтобы в нее входили ключевые работодатели этой сферы, представители разных университетов и члены организаций: «Деловой России», «Опоры России», «Союза ректоров России» и так далее. Важно сформировать механизм итоговой оценки выпускников по разным направлениям подготовки (сейчас говорят о 55 таких направлениях). С одной стороны, это поможет интегрироваться в европейскую систему образования, с другой — создаст внутри России внятный и прозрачный механизм оценки знаний выпускников. Представители рынка и разных университетов в составе комиссии будут гарантировать, что если выпускник получает диплом бакалавра, то за этим дипломом стоят определенные знания и компетенции выпускника. В этом направлении уже было много разработок: думали о создании международных комиссий, которые ездили бы по университетам проводить экспертизы программ и общественную аккредитацию, и на ее основе подтверждали,что программы обучения действительно сопоставимы. Однако все понимали, что помимо оценивания программ нужно иметь представление о результатах самих студентов.

Кстати, есть еще одно направление в этой деятельности, которое называется «тюнинг образовательных программ». Это их корректировка, связанная с профессиональными стандартами и аспектами в той или иной области, которые разрабатывают работодатели. Это можно сравнить с получением прав на вождение: конечно, можно сдать тест на компьютере, но нужно доказать, что на практике ты сможешь вести машину по городу. Однако обучиться профессии сложнее, чем научиться водить машину: недостаточно выучить ряд готовых решений и просто применять их в разных ситуациях.

Недавно мы говорили с нашими коллегами из Маастрихта в Голландии, которые перешли на проектную систему обучения медицине. Учёба у них проходит без каких-либо курсов — как еженедельная проектная деятельность. Они сказали, что для того, чтобы нам перейти на такую систему, придется создать более 17 тысяч заданий разной сложности. Сами понимаете, что создать 17 тысяч заданий — сложная работа. Я думаю, что независимая итоговая итоговая аттестация повлияет позитивно на успеваемость студентов. Она сможет повысить мобильность выпускников и уверенность работодателей в том, что те обладают равными компетенциями, а также повысит доверие к дипломам вузов. В целом это позитивный сигнал для рынка — аттестация поможет преодолеть дисбаланс между представлениями университетов и работодателей о знаниях, которые необходимы выпускникам.

 
 
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
23 мая 2014

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты