Самый большой подарок

Анн Бельвез, кавалер Ордена Почетного легиона, рассказывает о том, как развивать таланты школьников, не лишая их счастливого детства.
Катерина Смирнова
Катерина Смирнова, редактор журнала "Куда пойти учиться"
26 марта 2013

У меня четверо детей — Мишель, Рафаэль и Габриэль и Лиана. В отношении детей у меня два правила. Первое — они должны быть очень счастливы в детстве. Потому что все, что они сейчас возьмут, у них уже никто никогда не украдет. Если человек несчастлив в детстве, ему будет очень тяжело в жизни. Второе касается их талантов: надо давать возможность попробовать. Мой сын Рафаэль искал себя довольно долго. Сначала заявлял: «Я хочу футбол!» Через полгода: «Не хочу футбол, хочу дзюдо!» Потом: «Я хочу гитару, кларнет, тайбокс».

А однажды он гулял со своей крестной матерью, случайно забрел на конюшню, и буквально заболел лошадьми. Лошади так лошади. Мы нашли возможность ездить верхом в Тимирязевской академии на Петровско-Разумовской. На первых порах он ездил туда два раза в неделю, потом три, потом вообще стал пропадать на конюшне. Я наняла Рафаэлю тренера, который подготовил его к поступлению в Ecole Provinciale de Gesves (Провинциальная Школа Жев) Он сейчас живет там в интернате и изучает разные профессии, связанные с лошадьми. Такая интересная система — там и верховая езда, и конные виды спорта (конкур, выездка), и ветеринария, и конное дело — как содержать, как выращивать породистых лошадей. Наук много, учеба растянется на целых семь лет. Сейчас Рафаэлю 16 и он уже нашел свое дело. Я никогда не буду от него требовать окончить университет.

Раз мой сын хочет работать на конюшне — пусть работает. Это его жизнь. Там он будет счастлив. А когда человек счастлив, у него много энергии, много связей с людьми и он очень много получает от жизни.

Габриэлю двенадцать, и он очень интеллектуальный. Его мечтой было стать пилотом, но подвело зрение, и он решил пойти в инженеры по самолетам. Он очень спокойный. Его увлечения на сегодняшний день — гитара и айкидо.

Моей маленькой Лиане сейчас 7 лет, она закончила второй класс русской школы. С ее талантами мы еще не определились, кроме того, что у нее хороший голос — поет она все время. Я бы не хотела настраивать ее на консерваторию — они там все очень строгие, а с ее характером она там себя не сможет держать в руках. Пока есть идея отправить ее учиться в Академию музыки имени Гнесиных. Она танцует, поет, но пока еще рано говорить о том, что это станет ее профессией.

По большому счету, у меня к детям никаких специальных требований относительно учебы нет, кроме одного: они должны знать иностранные языки. Дома у нас звучит французский или русский. Здесь, в Москве я могла бы отправить их во французский лицей, но сознательно не делаю этого. Лучший вариант для изучения языков и получения хорошего образования — отдавать детей в хорошую школу, где учатся жители этой страны. К тому же мне нравится система, принятая в русских школах.

Когда мы жили в Казахстане, старшие дети ходили в казахскую школу, правда, казахский язык не учили. В Таиланде обучение было на английском языке, а Габриэль успел поучиться и в тайской школе, так что он еще знает тайский язык. Я всегда много работала, но никогда не перекладывала вопросы воспитания на других людей. Конечно, у меня есть помощники — бабушки, няня, педагоги, репетиторы. Но маму не заменит никто. Многие женщины жалуются: мол, мы много работаем, нам не хватает времени на детей.

У меня на детей время есть всегда. Во-первых, дети дают мне энергию. Во-вторых, они — смысл моей жизни.

Если нет детей, зачем тогда «убиваться» на работе? Лучше я буду в баре, на пляже. Дети не дают мне останавливаться.

У нас есть няня-студентка, она живет с нами. И все равно — если я дома, я сама бужу детей, мы вместе завтракаем — это наши маленькие и очень важные моменты. Дети любят ритуалы. Я стараюсь задерживаться на работе не чаще двух раз в неделю и уходить из офиса в пять-шесть часов вечера. Когда я прихожу домой, я могу быть не в духе. Няня уже знает, она сразу забирает детей. А я иду на кухню и начинаю готовить. Мне это очень помогает, Для меня это мост между рабочим миром и домашним.

Готовить для своих родных — это большой акт любви. Я часть жизни прожила в Марокко, восточная культура гостеприимства у меня в крови. Потом мы все садимся за стол, ужинаем, читаем, общаемся. И когда дети уснут, я уже могу себе позволить час-другой поработать — ответить на е-мейлы, вытащить белье из стиральной машины и т. д. У нас есть помощница по хозяйству, но у нас дома столько работы, что она все не успевает. Работающей маме всегда тяжело. И я не знаю, кому проще — той, кто работает с 9 до 5, или той, которая занимает ответственную должность?

Баланс найти трудно, но я считаю, что, сделав карьеру и получив возможность самостоятельно распоряжаться своим временем, его можно тратить более эффективно.

Мои дети знают, что я бываю очень занята, у меня часто бывают командировки, ужины с клиентами, мне приходится перерабатывать, но дети знают: если надо, я буду с ними. Такое бывает очень редко, но было: однажды мне пришлось неделю провести с сыном в госпитале, отложив все дела. Но ведь важно не количество времени, которое ты проводишь с детьми, а качество. Мама может сидеть дома, но при этом быть раздраженной, орать на них. И еще очень важно уделять время один на один. Я иду на спектакль со старшей дочкой, в парк с маленькой, в кино с Габриэлем. И они понимают, что это их личное время с мамой.

И самый большой подарок, который мы можем дать своим детям, — позволить им заниматься тем, что они любят. И поддержать их в этом.

Катерина Смирнова
Катерина Смирнова, редактор журнала "Куда пойти учиться"
26 марта 2013

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты