Гуманитарии всех стран: как стать журналистом-международником

Сейчас Россия переживает не лучшие времена для того, чтобы издания черпали вдохновение в местных новостях, поэтому журналисты часто присматриваются к новым специализациям и форматам. Можно уйти в небольшие в нишевые медиа, оторванные от политической повестки, а можно податься в международную журналистику, где спектр тем бесконечно разнообразен — от конфликтов на Ближнем Востоке до традиций Венецианского карнавала. «Учёба.ру» объясняет, какие знания и навыки нужны международному журналисту и где можно получить подходящее образование.

В чем задача?

Прежде всего, стоит учесть, что в понятие «международная журналистика» входят самые разные компоненты, и рабочее расписание международников двух разных редакций в одной стране может существенно различаться. Во-первых, можно работать на международные информационные агентства — как на иностранные (вроде Reuters), так и на свои, «экспортные» (вроде Russia Today). В последнем случае основная задача заключается не столько в том, чтобы получить информацию о другой стране, сколько в том, чтобы осветить происходящее в России так, чтобы это было понятно иностранному читателю или зрителю, с поправкой на особенности менталитета, историю международных отношений и т. д. Кроме того, придется фильтровать информационные потоки и расставлять акценты так, чтобы представить аудитории достаточно лестную для своего государства картину происходящего.

Во-вторых, можно освещать международные темы, сидя в родной российской редакции — что, впрочем, не исключает частых командировок в ваш профильный регион. В этом случае важно иметь много дружественных источников информации в целевых государствах и умудриться не поссориться с ними, даже если качество официальных отношений между вашими странами оставляет желать лучшего. Здесь пригодятся навыки дипломатических переговоров — в трудных ситуациях осведомителя придется убеждать в том, что журналист находится «над схваткой» и считает справедливым дать слово всем сторонам конфликта. Чем больше связей, тем лучше — интернет-технологии, создающие дистанцию между людьми, вынуждают лучше проверять источники, но зато и дают возможность быстро наращивать базы осведомителей. Конечно, потребуется не только хорошее знание иностранных языков, но и глубокие познания в истории и культуре страны, понимание политэкономической ситуации, способность выделять ключевых игроков и прогнозировать их интересы.

Наконец, можно быть собкором (собственным корреспондентом) редакции в другой стране и жить за рубежом постоянно, что требует еще лучшего знания языков и навыков социализации, а главное — блестящего понимания контекста. Срочно передать громкую новость читателям по всему миру можно и за счет блога, но далеко не всякий автор способен на глубокий и осмысленный анализ ситуации. Собственный корреспондент издания должен иметь связи в посольствах, среди политиков и экспертов разного рода, постоянно сверять поступающие к нему версии и формировать собственное обоснованное мнение. При этом его позиция должна выглядеть объективной как в глазах соотечественников (иначе родное издание может отказаться от его услуг), так и в глазах иностранных спикеров (иначе они перестанут давать ему ценную информацию).

Особый набор талантов и навыков (а, возможно, и определенный склад характера) потребуется международнику с экстремальным уклоном — репортеру, который специализируется на работе в «горячих точках» и экзотических местах. Помимо постоянной опасности, журналистам такого профиля часто приходится делать нелегкий моральный выбор и решать, какую позицию они занимают в освещаемой истории: участника или наблюдателя, — а балансировать между хладнокровием, объективностью и человечностью бывает очень непросто. Одно из типичных искушений профессии — попробовать сделать карьеру во внешней разведке. Некоторым это удается, но, впрочем, бывает и наоборот: как вспоминал известный международник Михаил Кожухов, некоторые шпионы осваивали журналистскую профессию чисто для прикрытия и со временем начинали справляться с ней лучше многих профессиональных репортеров.

Где учиться?

МГИМО, факультет международной журналистики

Бессменная Мекка всех международников, удобная в том числе и тем, что по соседству учатся будущие дипломаты. МГИМО старается идти в ногу со временем и использовать продвинутые форматы обучения — научные конференции и круглые столы, мастер-классы известных журналистов, студенческие премии и посещения международных редакций.

РУДН, отделение прикладной международной журналистики

Отдельный плюс (но и вызов тоже) — обучение здесь ведется на английском языке. Особое внимание уделяется страноведческой подготовке будущих журналистов-международников — опытные преподаватели научат тонко чувствовать иностранный менталитет и разбираться в культурно-социальных деталях. Здесь читают и курс международного гуманитарного права, который пригодится многим журналистам социальной и правозащитной направленности.

МГЛУ, бакалавриат «Международная журналистика»

Разработчики учебной программы гордятся хорошей общепрофессиональной базой: студенты работают с разнообразными жанрами и форматами, изучают этику, социологию, психологию и международные отношения. В магистратуре ученики познакомятся с проблемами разработки и корректировки концепций СМИ, планирования и анализа редакционной деятельности, организации работы СМИ в целом. И бакалавры, и магистры изучают два иностранных языка, и выбор очень широк: можно взять как привычные английский и французский, так и языки бывших стран СНГ, арабский, турецкий, китайский и другую «экзотику».

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Здесь нет отдельной специальности «Международная журналистика», но студенты могут выбрать специализацию уже в процессе обучения. Профессиональный модуль по международной журналистике включает историю международных отношений и дипломатии, политику и международную журналистику, теорию и практику работы журналиста-международника.

Александр БРАТЕРСКИЙ,
международный журналист, специальный корреспондент «Газеты.ру»

«В СССР международная журналистика была определенным пространством свободы — в отличие от достаточно скучной и идеализированной внутренней журналистики, про „надои“ и съезды КПСС. В те времена международная журналистика была достаточно профессиональной, хотя и во многом однобокой. Что касается нынешней ситуации, то для меня это тоже определенное бегство — я много писал о внутренней политике, но сейчас она абсолютно „скукожилась“. Внешнеполитические темы предоставляют большую свободу, если не брать ситуацию вокруг Украины. Я не пишу про „америкосов“ и „Вашингтонский обком“, а пытаюсь смотреть на процессы, происходящие в США или ЕС с разных точек зрения, как это делают „Ведомости“, „Коммерсант“ или „РБК“.

Есть другая крайность, которой стоит избегать в освещении событий — если не нравится Путин, значит все, что делает МИД во внешней политике — это плохо. Это не так, по моему мнению, — Россия пытается защищать свои внешнеполитические интересы. Однако здесь нужно не солидаризироваться в духе „ура-патриотизма“, а видеть ситуацию с разных сторон. Социальные сети повлияли на скорость передачи информации, но я предпочитаю опираться на серьезные источники — Washington Post или мировые информационные агентства, говорить с политиками, вышедшими в отставку, разными экспертами. Интересно, что в позднем СССР, где не было никаких социальных сетей, люди достаточно хорошо знали и про Рейгана, и про Ширака, и про политическую борьбу в этих странах. Сегодня же знания большинства обывателей в области международной политики, мягко говоря поверхностны.

Я, кстати, часто сталкиваюсь и с предвзятостью западных СМИ в отношении России. Иностранные журналисты, которые пишут о нашей стране, сегодня не отличаются большим профессионализмом — они часто используют клише. У меня после чтения их текстов создается впечатление, что мы тут живем в КНДР или при Сталине — и это глупость несусветная».

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты