Международный бизнес: компетенции и перспективы

Чему учат на факультете международного бизнеса в ИБДА РАНХиГС.
01 января 2013

По данным аналитиков, за последний год деловой климат в России улучшился: согласно рейтингу удобства ведения бизнеса, который ежегодно составляет Международная финансовая корпорация группы Всемирного банка, страна поднялась на три позиции и теперь занимает 51 место из 189. Очевидно, что в долгосрочной перспективе международный бизнес в России будет расти, — а это означает, что ему потребуются новые квалифицированные кадры. Впрочем, это справедливо и для российских компаний, ведь они тоже нередко стремятся выйти на транснациональный уровень. Но что отличает менеджера локальной компании от менеджера компании глобальной?

Главное отличие — в умении правильно взаимодействовать с мультикультурной бизнес-средой, ведь здесь всё, в основном, строится на личных отношениях, и нужно обязательно знать, где и что принято, а что — нет. Понять, как велики могут быть различия (даже в мелочах), можно на примере повседневной ситуации: скажем, если перестала работать компьютерная программа Exсel. «Если вы работаете в китайской компании, то обращаетесь за помощью только к руководителю, — объясняет доцент кафедры менеджмента ИБДА, основатель парафармацевтической компании „Рубинафарм“ и член союза экспортеров РФ Эмиль Мартиросян. — Если в России, то вы, скорее, спросите коллегу. В Европе обращаются исключительно к профильному специалисту, а если его нет, используют аутсорсинг. А в США сама постановка вопроса об обращении за помощью некорректна — настолько индивидуализирована там культура».

От страны к стране и от региона к региону различаются не только традиции внутрикорпоративной коммуникации, но и культура ведения переговоров. В КНР, например, принято встречаться делегациями, а в США — индивидуально, причем попытка прийти на совещание с группой поддержки здесь может быть неправильно истолкована. Вот почему умение найти общий язык с представителями культур будет всегда высоко цениться в управленческой среде.

«Нас часто спрашивают: чему учат на факультете менеджмента? Помимо экономики и права, — работать с людьми: развивать свои лидерские качества, трудиться в команде, понимать других людей и выстраивать с ними отношения, влиять на коллег и мотивировать их к проектной работе, общаться с представителями других стран и понимать, почему подчас они ведут себя не так, как россияне. Кроме этого, менеджер должен уметь анализировать большие объемы информации и структурировать их, готовить аналитические документы и правильно их презентовать. Всему этому и многому другому можно научить, только если серьезная теоретическая проработка дисциплин дополняется практическими упражнениями, анализом проблемных ситуаций, групповой проектной работой и стажировками».

Сергей Мясоедов, директор ИБДА, проректор РАНХиГС

Другой важный долгосрочный тренд международного бизнеса — интернетизация сбыта. Соотношение между облачным, онлайн-бизнесом и традиционным ритейлом в последние годы неуклонно смещается в сторону цифровых технологий. В качестве примера Эмиль Мартиросян приводит Procter & Gamble: «Это традиционная компания полного цикла: снабжение, производство, дистрибуция, маркетинг... Но если посмотреть, как всё та же цепочка выстраиваться в интернете, бизнес-модель компании начинает выглядеть совершенно иначе: она превращается в онлайн-ритейлера». А это значит, что наилучшие перспективы на рынке труда сегодня есть у тех, кто совмещает финансовую, маркетинговую или логистическую специализацию с экспертным знанием цифровых технологий.

«Специалисты по продажам — торговые представители, которые бегают по точкам и предлагают продукцию, — в будущем востребованы не будут. От продаж и маркетинга акцент сейчас смещается в сторону маркетинга и логистики. Продвижение продукции в интернете и обеспечение качественного сервиса доставки в каждое домохозяйство — вот что важно».

Эмиль Мартиросян, доцент кафедры менеджмента ИБДА

Сегодня есть и еще одно на редкость перспективное направление профессионального развития, способное помочь абитуриенту проложить себе дорогу в будущее, — HR. «HR-менеджер — это не кадровик, а фактически второй человек в компании, поскольку именно он способен найти подходящего финансового директора и подобрать команду, — рассказывает декан факультета бизнеса и делового администрирования Ирина Колесникова. — А еще именно перед ним стоят задачи создания и поддержания имиджа работодателя, повышения мотивации персонала и формирования лояльности к компании, без которой никакого человеческого потенциала вы не раскроете». Россия сейчас только начинает перенимать международный опыт, и этот момент отлично подходит для карьерного старта: ведь в ближайшем будущем направление HR будет стремительно расти и меняться к лучшему. Сегодня это подтверждают не только эксперты, но и выпускники.

Александр Жадан, выпускник 2015 года по направлению «Управление человеческими ресурсами», консультант по управлению человеческими ресурсами «ВМ-Логистик»

«После 2 курса я проходил практику в достаточно известном тюнинг-ателье „Аларм-сервис“. Я работал с кадровой документацией, вместе с коллегами занимался подбором и оформлением новых сотрудников и увольнением старых, а также участвовал в разработке кадровых документов. Часто говорят, что когда ты приходишь на работу, нужно забыть всё, чему тебя учили в институте, поскольку реальность диктует свои правила. Но на самом деле, это оказалось не так. Когда мне давали задание, я знал, как его делать. Через год я снова пришел в эту компанию — у меня стало больше полномочий и ответственности».

Вчерашним школьникам бывает трудно определиться с тем, какую специальность выбрать — ведь кажется, что мир меняется так быстро. И всё же, высшее образование нередко остается актуальным всю жизнь, несмотря ни на какие перемены. «У высшего образования есть свои абсолютные плюсы: умение думать, учиться. Даже выражение лица человека становится иным, — говорит Мартиросян. — И всё же, через десять лет после выпуска все хотят одного — персональной капитализации. У студента должно быть понимание, что сперва, в начале, обычно надо поработать в компании, капитализировать себя, потом уйти в собственный проект и капитализировать уже его».

При этом основным недостатком российских бизнес-школ сегодня, очевидно является их чрезмерная ориентированность на корпорации. В крупных транснациональных компаниях топ-менеджеры довольны тем, как складывается их карьера, и у них не возникает потребности уходить в собственный проект. Кроме того, уйти перейти с миллиардного оборота на тысячный может быть тяжело психологически. Тем не менее, способность сделать это тоже можно заложить на этапе обучения: нужно лишь перестать ориентироваться исключительно на развитие менеджерских компетенций и обратить внимание на развитие компетенций предпринимательских. «Я понимаю, что всему не научишь, — говорит эксперт кафедры менеджмента ИБДА. — Но можно одеть вчерашнего школьника в „костюм предпринимателя“, наделить его нужными навыками и дать инструменты для того, чтобы он не боялся придумать собственный бизнес-проект, пройти юридическую регистрацию и правильно организовать процесс производства и продаж. Ему это пригодится».

Стелла Святская, факультет международного бизнеса и делового администрирования ИБДА, выпускница 2013 года, диджитал-директор PepsiCo по газированным напиткам в Восточной Европе (PepsiCo, Digital director for carbonated soft drinks, Eastern Europe).

«В конце 3 курса бакалавриата у нас был интересный проект с топовыми русскими и американскими бизнес-школами. Мы отправились в Стэнфорд на конференцию, куда также приехали Аркадий Дворкович (заместитель председателя правительства России — прим. ред.) и Кондолиза Райс (госсекретарь США в 2005-2009 годах — прим. ред.). Но после этого мероприятия нам повезло: произошло извержение вулкана, наш обратный рейс задержали на шесть дней, и мы неделю ходили на лекции Стэнфорда, смотрели, как там всё устроено.

Мне всегда казалось, что Стэнфорд — это что-то такое запредельное, что там учатся небожители: какие-то особенные, гениальные дети. Моему удивлению не было предела, когда я поняла, что в действительности это совершенно обычные студенты — и я не могу сказать, что наше образование хоть чему-то уступает их образованию. Мы ходили на их воркшопы и лекции, и это была та же самая микро- и макроэкономика. Причем на воркшопах, как мне показалось, российские студенты проявляли даже больше смелости и сознательности. Позже я поехала на семестровую стажировку в университет в Северной Каролине во Уилмингтоне и снова убедилась в этом.

В США преобладает spoon-fed education (образование в духе «кормления с ложечки» — англ.). Приходишь на тест — и никаких сюрпризов: спрашивают только то, чему учили. В России же можно легко представить ситуацию, когда тебе предлагают прочитать весь учебник за два дня и одновременно построить финансовую модель Apple, Google и Tesla, чтобы ты мог посмотреть, что и как устроено у них. Объем работы в России колоссален, и если есть желание, здесь можно получить блестящие навыки.

В американском вузе GPA (среднее арифметическое от оценок за пройденные курсы — прим.ред.) у меня был 3,86 из 4 — один из самых высоких из возможных результатов, и не могу сказать, что я хоть в чем-то испытывала напряжение для того, чтобы получить его. В целом же, стажировка показалась мне невероятно полезной. Она расширила мой кругозор, сняла барьеры и уничтожила страха, что за границей ребята намного умнее и лучше нас. Это не так. От страны и национальности ничего не зависит: важно желание учиться. Я точно знаю, что если хочется работать в глобальных международных компаниях или работать в других странах, то опыт учёбы за рубежом необходим«.

Даниэль Криночкин, выпускник 2011 года факультета «Международный менеджмент», ведущий специалист отдела закупок консервации «МЕТРО Кэш энд Керри».

«На своем опыте я понял, что нужно попробовать себя в разных профессиях, пока есть такая возможность во время практики. Тогда после вуза будет четкое понимание карьерных перспектив.

Практику 2 курса я проходил в компании Inditex. Работал в магазине Zara: мне был интересен опыт прямых продаж и общения с клиентами. Практика 3 курса направила меня на путь закупок. Я работал в компании „Бунге СНГ“ (производитель подсолнечного масла „Олейна“, Ideal, „Масленица“), в отделе закупок: занимался переносом линии розлива масла с одного завода на другой. За два месяца я успел съездить в командировку на завод в Воронеж, пообщаться с производителями, сотрудниками других заводов и довести проект до конца. Именно тогда я впервые побывал на серьезных переговорах. В тот момент я понял для себя, что работа в крупной компании может очень много дать для развития, особенно на раннем этапе карьерной лестницы.

После бакалавриата я поехал учиться на магистра в Испанию, поскольку тогда мне казалось, что важно получить зарубежный диплом. С первых занятий в испанском вузе стало ясно, что в ИБДА подготовка сильнее. Я и моя подруга, оба — выпускники alma mater, заметно выделялись за счет своих знаний. Но в целом, во время обучения за рубежом я получил необыкновенный опыт и большое количество связей, а также нашел друзей, Я бы советовал всем, у кого есть возможность, получить двойной диплом ИБДА».

01 января 2013
 

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты