Страна слепых: чему учат в образовательных заведениях для незрячих

Сегодня в России есть только три центра реабилитации слепых и слабовидящих людей — в Бийске, Волоколамске и Железногорске, и даже они совсем недавно оказались под угрозой закрытия: временно прекратилось финансирование из госбюджета. Денежный поток восстановили, но потенциальным ученикам центра все равно приходится вставать в очередь на обучение, которая иногда длится несколько лет: в стране около 280 тысяч незрячих, а все центры в сумме способны принять не более 600 человек в год. «Учёба.ру» рассказывает о том, чему и как учат слепых и почему центры реабилитации — невероятно перспективное поле для социального предпринимательства.
Дарья Варламова
14 апреля 2016
Фото: Konstantin Datz

Темнота с рождения

Государственные учебные заведения для людей с дефектами зрения бывают двух типов — коррекционные школы, куда попадают с детских лет, и центры реабилитации, которые помогают адаптироваться потерявшим зрение взрослым. Коррекционные школы, в свою очередь, делятся на две категории — для слепых детей, а также детей с прогрессирующими заболеваниями зрения, ведущими к слепоте, и для слабовидящих воспитанников (с остротой зрения от 0,05 до 0,4). Обучение может длиться 10 (программа девятилетней общеобразовательной школы) или 12 лет (среднее образование). Поскольку каждому ученику требуется больше внимания со стороны учителя, число детей в классе тут меньше, чем в обычной школе — в среднем 12 человек. От обычной школьной программы такое образование практически не отличается (для слепых стандартные учебники «переводятся» на шрифт Брайля, для слабовидящих печатаются крупным шрифтом), но есть специальные курсы по производственной подготовке, рельефному рисованию и черчению, навыкам самообслуживания и физкультуре (для незрячего человека особенно важно научиться управлять своим телом и развивать ловкость и координацию).

Дефекты зрения в определенной степени усложняют процесс умственного развития детей — они влияют как на речь (потому что у такого ребенка формируется искаженное и в чем-то более теоретическое представление об окружающем мире), так и на развитие двигательных навыков (слепые и слабовидящие дети медленнее двигаются, у них хуже развита моторика). Педагогические методики рассчитаны на то, чтобы это скомпенсировать, большое внимание уделяется общению учеников со зрячими сверстниками и взрослыми. В школах для слабовидящих, где основная задача — научить детей максимально эффективно использовать оставшиеся возможности зрения, часто используются наглядные материалы для бисенсорного восприятия (которые можно воспринимать одновременно через зрение и осязание) и специальные оптические и технические средства (например, электронные лупы).

По данным Росстата, в 2012/2013 учебном году в России было 16 школ для незрячих детей и 90 — для слабовидящих. Точной статистики по количеству детей с дефектами зрения нет, но понятно, что далеко не в каждом городе и даже регионе страны у таких ребят есть возможность закончить хотя бы девять классов. После того, как в 2012 году Россия ратифицировала Конвенцию ООН о правах инвалидов, а отечественное педагогическое сообщество признало ценность инклюзивного образования, планировалось, что и обычные школы и детские сады станут доступными для особенных детей — в том числе и незрячих. Но на деле ситуация до сих пор плачевная — у многих школ нет ресурсов, чтобы обеспечить полноценную инклюзию (не хватает ни специальных учебников, ни оборудования, ни профессиональных педагогов-дефектологов). В результате дети, которые должны были почувствовать себя полноценными членами общества, наоборот, испытывают в таких школах больше трудностей, чем в специализированных заведениях.

Тактильный шрифт Брайля был разработан в 1824 году. Сегодня существуют не только бумажные но и электронные книги, написанные им.

Новое начало

Людям, потерявшим зрение во взрослом возрасте, помогают в центрах реабилитации. Чтобы попасть в такой центр, нужно быть инвалидом 1 или 2 группы и состоять на учете во Всероссийской организации слепых (ВОС), которая выдает путевку и оплачивает проезд. Правда, кандидатам приходится вставать в очередь на обучение, которая иногда длится несколько лет: в стране около 280 тысяч незрячих (и это только по официальным данным — речь идет о людях старше 18 лет, которые зарегистрировались в ВОС, а реальной статистики никто не знает), а все центры в сумме способны принять не более 600 человек в год. Существуют и другие ограничения — к сожалению, центры не принимают тех, кто нуждается в постороннем уходе или имеет определенные заболевания (например, психические расстройства, диабет, декомпенсированные пороки сердца и т. д.).

Занятия разбиты на несколько курсов — социальная реабилитация (все, что связано с самообслуживанием, ориентацией в пространстве, общением и другими навыками, позволяющими не выпадать из общества), профессиональная подготовка (учащиеся осваивают профессии, связанные с ручным трудом) и психологическая помощь. Все это разбавляется культурными мероприятиями — экскурсиями, концертами и танцевальными вечерами. Продолжительность обучения на отделении социальной реабилитации составляет 10 недель, а профессиональная подготовка занимает от 10 до 20 недель в зависимости от выбранной профессии.

Социальная реабилитация включает в себе получение навыков пространственной ориентации, занятия по домоводству и самообслуживанию, обучение азбуке Брайля, физкультуру и курсы рукоделия. Незрячие учатся ориентироваться на слух и на ощупь и ходить с тростью, им объясняют, как пользоваться пешеходными переходами, не теряться в крупных современных супермаркетах, на авто- и железнодорожных вокзалах, аптеках и т.д. На курсе по домоводству и самообслуживанию cтуденты учатся обращаться с бытовыми приборами и ориентироваться в типовой квартире, а также организовывать свой быт и планировать финансы. Какие-то знания даются в виде лекций, а какие-то — усваиваются в процессе практических тренировок в специально оборудованных кабинетах. Здесь же рассказывают и про нюансы общения со зрячими родственниками и друзьями.

В плане профессионального обучения выбор у слепых и слабовидящих, к сожалению, невелик: это курсы компьютерной грамотности (десятипальцевая печать, работа с файлами, электронной почтой и интернетом с помощью специальных программ-синтезаторов, озвучивающих тексты на экране), разные виды рукоделия (вязание, макраме, лозоплетение и т. д.), переплетное и столярно-мебельное дело. Большое внимание уделяется ручному труду — ведь для незрячего осязание становится главным способом взаимодействия с окружающим миром. Кроме того, это тренирует и другие органы чувств — студенты учатся определять по звукам виды и свойства разных материалов, состояние работающих механизмов и т. д. Другой вопрос, что спектр этих практик сильно ограничен, и человеку, у которого не лежит душа к вязанию и столярному мастерству, будет непросто найти себя.

Собака-поводырь по имени Розель 11 сентября 2001 года вывела из горящего небоскреба своего незрячего хозяина и его коллег.

Психологическая подготовка

Потеря зрения — большое несчастье, которое кардинально меняет образ жизни человека. Утрата визуального контроля вызывает чувство беспомощности и огромный стресс, что проявляется в виде разных психосоматических симптомов (например, мышечных спазмах и повышении артериального давления) и психологических проблем. Растет чувство тревоги, вины, безнадежности, человек становится раздражительнее или испытывает трудности с концентрацией. Часто он и вовсе теряет смысл жизни, потому что физические ограничения мешают ему выступать в привычных социальных ролях.

Поэтому незрячим необходима квалифицированная психологическая помощь. Вначале психологи реабилитационного центра знакомятся со студентами, изучают их характеры и индивидуальные особенности, а позже, исходя из полученной информации, определяют направления индивидуальной и групповой работы. В индивидуальном психологическом консультировании используется арт-терапия, метод расстановок с помощью фигурок и предметов, сказкотерапия, НЛП и телесно-ориентированная терапия. Студентов учат работать с типовыми конфликтными ситуациями, снимать стресс и анализировать свои негативные эмоции.

Белая трость — один из основных инструментов незрячего человека.

Научиться симбиозу

Незрячему человеку гораздо легче сориентироваться в сложном и непредсказуемом мире при помощи собаки-поводыря. Хорошо обученная собака в состоянии запомнить несколько десятков маршрутов, умеет тщательно выбирать безопасный путь без луж и ям, знает правила пешеходного перевода и может поднимать и приносить разные предметы. Но у нас на всю страну только две школы подготовки собак-поводырей (Российская школа подготовки собак-проводников и основанный ее сотрудниками центр «Собаки-помощники инвалидов»), которые в общей сложности могут подготовить около 80 собак в год. Поэтому инвалидам приходится ждать очереди по два года, и только каждый трехсотый незрячий получает полезного питомца. Для сравнения — в Англии собака-поводырь есть у каждого десятого.

На базовую подготовку собаки уходит полгода-год — занятия включают общий курс дрессировки и собственно «курс вождения», во время которого животное учится ориентироваться на городских маршрутах. Как правило, для этих целей выбирают лабрадоров и немецких овчарок — это уравновешенные и послушные собаки. В конце пес сдает экзамен — проходит учебный маршрут вместе с дрессировщиком, который имитирует слепоту, надевая непроницаемые черные очки. После этого его передают новому хозяину, и они какое-то время учатся общаться друг с другом под контролем дрессировщика.

Зарубежный опыт

В США слепые и слабовидящие дети учатся как в специализированных, так и в обычных школах, но 90% детей получают инклюзивное образование. В рамках этого подхода общеобразовательная школа разрабатывает для каждого незрячего ребенка индивидуальную образовательную траекторию. Такой школьник может учиться в обычном классе при поддержке одного или нескольких тьюторов, а может часть предметов или всю программу проходить в спецклассе.

В Европе инклюзия тоже набирает популярность, хотя многие страны все еще делают ставку на специализированные школы (при этом школьная программа не отличается от обычной). Так или иначе, зарубежные системы образования способны обеспечить больший охват и лучшие условия для незрячих учеников, чем российские. Также существует множество организаций, предлагающих бесплатные программы адаптации для полностью или частично потерявших зрение взрослых. Они отличаются большим разнообразием — студенты могут осваивать не только «тактильные» специальности (скажем, массажиста или скульптора), но и изучать более абстрактные предметы — например, математику, физику или социологию. Существуют и онлайн-курсы, дополненные специальными учебниками — например, Институт Хэдли предлагает программы по маркетингу, литературе, биологии и даже писательскому мастерству.

Разница между российской и западной образовательной системой для незрячих очень велика. За два года, которые потерявший зрение россиянин в среднем тратит на ожидание в очереди в центр реабилитации, прикованный к своей квартире, европеец или американец может окончить бизнес-курсы и со временем стать не просто полноценным работающим человеком, а, при известной настойчивости, лидером и руководителем собственного дела. Такое положение дел, безусловно, можно назвать трагическим. Однако если посмотреть на него не только как на трагедию, но и как на неудовлетворенную потребность, сразу становится ясно, что образование для незрячих людей в России — невероятно переспективное поле для социального предпринимательства. Тот, кто решит работать на нем, откроет для себя колоссальные деловые горизонты и сможет изменить к лучшему жизнь тысяч людей, став настоящим супергероем и бизнеса, и общества. Разве не этого хотят амбициозные предприниматели?

Дарья Варламова
14 апреля 2016

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты