«Молодец, садись, кол»: мировая история школьной оценки

Веселые и печальные рожицы, проценты, цифры от нуля до ста, все буквы алфавита — мировая система школьных оценок богата и разнообразна. Как бы ни выглядели отметки в разных странах, везде они служат важнейшим элементом образовательного процесса. «Учёба.ру» попыталась выяснить, насколько эффективна оценочная система в России и в других странах, и можно ли обойтись без нее.
Дина Батий
15 марта 2016
Фото: Cecille Chavez

Школьные оценки — одна из незыблемых опор образовательного процесса. Может меняться количество классов, методики преподавания, формы экзаменов, но двойки и пятерки, кажется, останутся навечно. Тем не менее, сейчас всё чаще поднимается вопрос о пересмотре системы оценок. Одни стремятся к большей градации и уточнении балла (вплоть до десятых и сотых). Другие ставят вопрос о целесообразности такого завуалированного метода «кнута и пряника» в наши дни.

История русских оценок

В XVIII веке педагоги не ставили отметок, а подробно описывали свои впечатления от работы ученика: «посредственное учение» или «похвальное». Многие составляли подробные характеристики, которые помогали разобраться в неудачах как самим ученикам, так и их преподавателям. Ломоносов предлагал использовать аббревиатуры вроде «В. И.» (все исполнил), «Н. У.» (не знал урока). Всего в его варианте было 10 оценок знаний, в том числе эмоциональная: «Ш. — шабаш».

В царскосельском лицее, где учился Пушкин, была принята пятибалльная шкала, только лучшей отметкой считалась единица, а пятерка — напротив, худшей. Кстати, сам поэт не мог похвастаться хорошими оценками — в рейтинге учеников он занимал 26-е место (из 29). Так уж совпало, что именно в год смерти Пушкина была узаконена привычная нам пятибалльная система, где успехи оцениваются по взрастающей.

С тех пор пятибалльная шкала осталась неизменной, ее не смогла поколебать даже революция. В советское время изменилось лишь словесное описание оценок: если раньше двойка означала «слабые успехи», теперь это — «неудовлетворительно». По мнению психологов, в результате такой подмены понятий оценки приобрели карательно-поощрительный характер. Раньше педагоги смотрели на успехи учеников, а сейчас классифицируют детей на «отличных» и «удовлетворительных» по уровню знаний.

Фактически же наша пятибалльная система является трехбалльной. Единиц педагоги обычно не ставят, а двойки не попадают в четверть. В итоге тетради пестрят тройками с двумя минусами или четверками с плюсами, хотя эти дополнительные знаки не попадают в журнал. Не первый год ведутся дискуссии о переходе на десятибалльную систему, которая будет понятна, так как кратна пяти. По крайней мере, на такую шкалу уже перешли бывшие советские республики Беларусь, Молдавия, Грузия и Армения. У нас же дискуссии об оценках пока ни к чему не привели, разве что результаты ЕГЭ оцениваются по 100-балльной шкале.

Оценка возникла как альтернатива телесным наказаниям, но в африканском Конго детей наказывают и сейчас.

Оценки вместо порки

Система оценок была придумана с гуманной целью — избавить учеников от телесных наказаний. Первыми до этого додумались сердобольные иезуиты в XVI-XVII вв. Их школы отличались экспериментаторским подходом к процессу обучения, программа была нацелена на всестороннее формирование личности сообразно религиозным заповедям. Именно поэтому иезуиты попытались заменить реальный кнут на «символический», а учеников в зависимости от их успехов стали делить на лучших, худших и средних. Впоследствии «средний класс» стал расслаиваться на тех, кто не дотягивает до лучших или не опустился до худших. Вместе с тем количество оценок стало увеличиваться.

Сейчас во многих странах принята 100-балльная шкала или шкала в пределах 100%. Ее придерживаются, например, в Австрии, Турции, Ираке, Южной Корее, Японии и на Коста-Рике. Чуть более распространена 10-балльная шкала, которая выражается как цифрами, так и буквами (с плюсами и минусами, как, например, в США). Пожалуй, самая необычная система оценок сегодня существует в Дании: всего в датских школах есть семь отметок в диапазоне от 12 до −3.

В школах США действует «буквенная» система отметок: от A+ до F.

Что такое хорошо и что такое плохо

Какими бы разными ни были системы оценок в разных странах, везде они вызывают нарекания и специалистов. Во-первых, непонятно, как оценивать творческие и физические успехи ребенка, потому что они напрямую зависят от его индивидуальных особенностей. Если прочитать и запомнить главу о пирамидах может любой, то быстро пробежать километр под силу далеко не каждому. Ходят слухи, что именно из этих соображений в России хотят отменить оценки по физкультуре, труду, ИЗО и музыке. Пока же дети почему-то продолжают получать тройки за свои рисунки.

Во-вторых, для многих детей и родителей оценки превращаются в самоцель. В вечной погоне за красивым аттестатом и те, и другие забывают о том, что суть образования заключается не в добывании пятерок, а в приобретении знаний. Не говоря уже о том, что сплошные «отлично» вовсе не гарантируют прекрасной карьеры. Многие гении были заядлыми троечниками: например, Чарльз Дарвин, Исаак Ньютон, Альберт Эйнштейн и уже упоминавшийся Пушкин.

В вальдорфских школах нет оценок и общегосударственных программ, но такая система подходит не всем родителям.

Какие альтернативы?

Многие мыслители и педагоги уже не раз пытались отменить систему оценок. Так, Лев Толстой открыл в Ясной Поляне школу, в которой учителя никак не проверяли знания школьников и даже не следили за посещаемостью. Их задачей было заинтересовать детей так сильно, чтобы те сами бежали на уроки и жадно впитывали новые знания. Писатель предлагал преподавателям с каждым занятием усложнять материал, чтобы ученики ощущали собственный прогресс. Однако за пределами Ясной Поляны такая система образования не прижилась, да и там она просуществовала лишь 10 лет.

Вторая попытка избавиться от оценок была предпринята А. В. Луначарским в 1918 году. Всеобщее равенство не предполагало каких-либо делений на лучших и худших. Поэтому советский государственный деятель принял постановление, отменявшее любые экзамены, наказания и даже баллы. Тем не менее, авторы указа не предложили преподавателям никаких инструментов взамен. Успеваемость резко упала, и чиновники не придумали ничего лучше, чем вернуться к единицам и пятеркам.

Сейчас без оценок обходятся лишь в альтернативных школах. Например, вальдорфское образование не признает учебников, баллов и специальных предметов. Оно нацелено на индивидуальное развитие ребенка, над которым не довлеет «общая норма». Такой подход практикуют как в вальдорфских школах, так и при домашнем обучении. Эта философия вызывает немало споров, и далеко не все родители готовы принять радикально иной способ обучения.

Что же делать тем, кто хочет оставить детей в рамках общеобразовательной системы, но опасается пагубного влияния оценок? Ответ на этот вопрос в одном из своих интервью дал заслуженный учитель России, кандидат педагогических наук Евгений Бунимович. «Родители, которые требуют от своего ребенка не обучения, не попытки понять, что ему интересно в этой жизни, а что не интересно, чем он дальше будет заниматься, а только отметок, совершают большую ошибку», — заявил Бунимович.

Школьники, нацеленные на оценки, не понимают, что им действительно интересно, а значит не знают, кем они станут в будущем. Тот же Пушкин, хоть и плохо учился, отличался успехами по русской словесности. Вряд ли он заботился об отметках: скорее, просто упорно занимался тем, что действительно любил.

Дина Батий
15 марта 2016

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты