Личный опыт Национальный университет Сингапура

Низкая стоимость обучения, преподаватели мирового уровня, питоны и гекконы в общежитии, а также другие особенности лучшего вуза Сингапура.
Irina Izotova
Irina Izotova, выпускница-философ
10 марта 2014
 

Марианна Скрябина

Возраст 28 лет
Место обучения Национальный университет Сингапура, Институт государственного управления им. Ли Куан Ю (Lee Kuan Yew School of Public Policy)
Направление Master in Public Policy (MPP)

Почему Сингапур

После пяти лет в МГИМО я взяла паузу на раздумья. Учиться в России дальше не было смысла, наша магистратура фактически повторяет бакалавриат. За новыми знаниями нужно было ехать за рубеж. Куда именно? Конечно, в Азию.

Я с 14 лет изучаю китайский, стажировалась в Пекине и даже успела там поработать. Мне подходила любая страна с большой долей китайского населения. Важнее было выбрать специальность. Меня интересовали программы подготовки будущих сотрудников международных организаций типа ООН. На Западе их множество. А в Азии, как выяснилось, одна. Та, что в Сингапурском университете.

Как только я определилась с целью, все пошло как по маслу. Я отправила заявку в Сингапур, в апреле получила радостное известие о том, что заявка принята, а уже в июле ступила ногой на раскаленный экватор.

Как поступить

Схема поступления такая же, как в любом западном вузе. Ты переводишь диплом, пишешь мотивационное письмо, собираешь 3 отзыва, неважно — от работодателя или научного руководителя. Прилагаешь свидетельство о знании английского. Сертификат о прохождении GMAT считается плюсом, но у меня его не было. Пакет отправляешь авиапочтой в Сингапур до 15 января, и ждешь приглашения на собеседование. Мне предложили разговор по скайпу, но я чувствовала, что за результатом нужно ехать лично, и потому отправилась на выездное собеседование в Пекин.

Собеседование состояло из трех этапов. Сначала мне вручили лист с вопросами по проблемам государственного управления в Китае, на которые надо было ответить в письменном виде. Затем я решила несколько задач по алгебре. Наконец, рассказала о себе и лично объяснила проректору, что без стипендии Ли Кван Ю не смогу содержать себя в Сингапуре. Тогда он покачал головой, сказал, что подумает, но ничего не обещает. В год моего поступления конкурс был 20 человек на место.

Стипендия и стоимость обучения

На сайте института висит длинный список стипендий. Из них нам как европейцам доступны три: гранты Ли Куан Ю, APEC и Chang Yung-fa. Подать на них просто: нужно определиться со стипендией (я выбрала первую), заполнить отдельный бланк на сайте, и отметить заявку в главной вступительной анкете. А вот получить трудно, так как приоритет отдают студентам из наиболее бедных стран.

Стоимость моей программы без стипендии — около 6 тысяч долларов за семестр, что дешевле западных аналогов в 3,5 раза. Дело в том, что больше половины ее реальной стоимости компенсирует сингапурское государство даже иностранцам. Вдобавок университет предоставляет возможность заработать. Некоторые студенты окупали стоимость своего образования уже во время учебы, подрабатывая ассистентами профессоров.

Идеология вуза

Студентов всячески знакомят с тем, как Сингапуру добиться таких впечатляющих результатов. Каждый семестр проводятся встречи отца «сингапурского чуда» — первого премьер-министра Ли Куан Ю со студентами.

Однако среди либерально мыслящих сингапурцев ходит поговорка: «Все изменится к лучшему, когда старый человек умрет».

Некоторые не могут простить Ли Куан Ю того, что чудо он сотворил с помощью авторитарного стиля правления.

В то же время — в институте нет никакого насаждения государственной идеологии и ограничений свободы слова. Запретных тем не существует, преподаватели активно критикуют некоторые инициативы правительства и учат нас мыслить нешаблонно. Был у нас предмет — политология. Там студентам без гуманитарной подготовки на пальцах объясняли разницу между марксизмом и капитализмом. Я скучала, не понимая, зачем меня обязали это слушать.Все поменялось, когда преподаватель предложил обсудить реальную проблему низкооплачиваемых домработниц в Сингапуре: стоит ли им давать один выходной в месяц.

Мы разбились на два лагеря и почти разругались: азиаты против европейцев-демократов. В начале курса я думала, что все мы разделяем общие идеалы — изменить свою и жизнь других к лучшему. Ведь программа взращивает будущих сотрудников ООН, которые займутся проблемами голода, бедности и развития. Было непонятно, как же эти будущие сотрудники миссий могут считать, что узаконенная форма рабства — это естественно и достойно уважения. Однако к окончанию курса мнгие пересмотрели свои стереотипы, хотя некоторые так и остались при своем мнении.

Как нас учили

Учеба в Сингапуре построена по совсем другому принципу, чем в России. Семестр разбивается на две части — в середине семестра проходят экзамены (mid-terms), и они порой имеют такое же значение, как и финальные экзамены. Причем времени на раскачку не было: первый экзамен случился через четыре недели после старта. Четыре обязательных предмета — это только на первый взгляд ерунда. По каждому нужно было читать 300 страниц в неделю и выполнять задания онлайн. Занятия строились по принципу «лекция плюс обсуждение», так что без подготовки приходить не имело смысла.

Из россиян кроме меня эту программу полностью прошел только еще один человек из МГИМО. То есть о Сингапурской школе управления у нас почти не знают, а зря. Обучение построено по принципу программы госуправления известной Гарвардской школы Kennedy School of Government, но при этом адаптирована к азиатскому региону, большинство кейсов взяты из Азии. Курсы нам читали лучшие специалисты по региону, а также профессора ведущих западных вузов: Лондонской школы экономики, Гарварда, Колумбийского университета. Вместо обеденного перерыва — лекции ученых и политиков международного уровня, типа Кофи Аннана. Мы слушали их, поедая ланч из коробок.

Где жить

Национальный университет Сингапура — это город в городе. Большинство университетских общежитий напоминает пчелиные соты и составляет часть главного футуристического кампуса. Меня же с самого начала определили в другое место, в резиденцию College Green, расположенную в элитном колониальном районе между двумя главными достопримечательностями города: с одной стороны она упирается в кладбище первых китайских поселенцев, с другой — примыкает к знаменитому ботаническому саду.

По поводу комфортности жилья в Сингапуре я иллюзий не питала, так как знала о прелестях китайского образа жизни. Побудки в 7 утра на зарядку, комендантский час, бесцеремонные уборщицы и маленькие комнатки на двоих — все это было со мной в Пекине. Я не рассчитывала, что в Сингапуре будет по-другому. По прилету же обнаружила, что College Green — это комплекс из двухэтажных коттеджей, по четыре человека в каждом, который по качеству обслуживания и степени невмешательства в личную жизнь напоминает четырехзвездочный отель.

Руководство сингапурской общаги активно смешивало местных с приезжими. Иностранцы доминировали в College Green лишь потому, что их в принципе было больше: представители сорока стран, пятьдесят человек из шестидесяти в моем потоке. Вдобавок мы жили бок о бок со слушателями программ для «акул» высшего менеджмента, имея приятную возможность сдружиться с теми, кто уже успел сделать карьеру.

Прелести тропической жизни

Жить в тропиках значит потеть на улице и мерзнуть в помещениях, скучать по смене погоды и радоваться сезону дождей. Выходить на пробежку в 6 утра, потому что в 8 уже жарко. А еще привыкнуть к мысли о том, что к тебе в комнату может залететь крупное насекомое, а из унитаза выглянуть заблудившийся питон. И это не шутка.

По прилету в Сингапур я нашла под дверью письмо от администрации с просьбой не ловить змей самостоятельно.

Мне объяснили, что питоны любят влажные места и заползают в трубы, а потом выбираются всевозможными способами, в том числе по канализации. Мой друг индиец как-то сказал: «Если в доме не живут ящерицы, значит, там обитают злые духи». Со мной жило два маленьких геккона. Они не мешали, разве что «пели» и ели сладкое по ночам.

Сингапур — совершенный плод социальной инженерии. Все проявления природы здесь взяты под контроль и потому безопасны. Риски есть в соседних Лаосе, Камбодже и Малайзии, где важно прививаться. В Сингапуре единственной угрозой здоровью был вирус денге, который переносится комарами. В нашей общаге раз в неделю по утрам проводилась профилактика. Суть ее сводилась к тому, что я закрывала форточку от идущей дымовой завесы. Химикат тот был довольно ядовит, но зато на моей памяти никто денге у нас не заболел.

Особенности страны

Сингапур часто представляют суперсовременным финансовым центром, но это навязанный образ. Да, в районе Marina Bay действительно много небоскребов, и большинство туристов за его пределы не выходит. Напрасно. У Сингапура огромная колониальная история, которую стоит посмотреть. Он сохранил гораздо больше традиционной архитектуры, чем, скажем, Бангкок, Гонконг или Шанхай. Город застраивался по этническому принципу: изначально предполагалось, что китайцы, малайцы, индийцы будут жить отдельно. В реальности же все перемешалось: в «Чайнатауне» находится самый старый индийский храм, в «Литл Индии» — самые красивые китайские террасовые с резьбой, а малайцы живут на «Араб Стрит».

Сингапур известен как «город штрафов». Здесь не воруют, так как везде камеры. Здесь нельзя переходить дорогу на красный свет, пить и есть в общественном транспорте. Нельзя выплевывать жвачку, правда в городе она просто не продается. Впрочем, за всем запретным можно съездить на автобусе в Малайзию, и в умеренных количествах спокойно ввезти в страну.

Язык

В свое время Ли Куан Ю навязал стране английский язык. Сингапурцы его приняли, убив грамматику и обогатив получившееся собственным сленгом и китайской интонацией. Так появился диалект «синглиш», столь далекий от оригинала, что по нему продаются словари во всех магазинах страны.

Самое распространенное слово на синглише — киасу (kiasu), которое на одном из южнокитайских диалектов означает «бояться проиграть», и в применении к Сингапуру означает привычку конкурировать везде и за все со всеми негативными последствиями — грубым поведением, жадностью и эгоизмом. Сингапурцы всеми силами стараются добиться успеха, зачастую работа составляет основной смысл существования. От повальной усталости населению трудно избавиться, так как общество живет по закону «все привилегии — отличникам». Вот приходится вкалывать, чтобы не отстать от поезда успеха.

Культ котла

В Сингапуре невозможно остаться голодной, даже если у тебя очень мало денег. Здесь повсюду стоят фудкорты, состоящие из нескольких десятков палаток азиатской кухни. В каждой готовится что-то свое в соответствии с рейтингом чистоты — A, B или C. Палатка с самой чистой едой помечена буквой «A», однако, как правило, самую вкусную еду готовят там, где с чистотой похуже, у многих популярных прилавков может стоять и рейтинг «B». У фудкортов тусуются представители самых разных социальных групп, о чем легко судить по парковкам, где Alfa Romeo соседствуют с байками и такси. Стоимость порций примерно одинакова, и равна 3-7 долларам.

Самое вкусное сингапурское блюдо — суп лакса. Это тот же том ям, разве что с яйцом и большим количеством кокосового молока и морепродуктов. Добавь к лаксе кофе копи, напоминающее по вкусу чай, и кусок хлеба с джемом («кая тост»), и получишь типичный сингапурский завтрак.

Нехватка пространства

Сингапурцы очень дружелюбны. С одной стороны, они гордятся своим экономическим чудом и сделают все, чтобы ты чувствовала себя как дома. С другой — мечтают об ограничении притока иностранцев, включая европейцев. Страх перенаселения понятен: острову-государству некуда расти. Сингапурцы чувствуют себя географически зажатыми из-за напряженных отношений с соседями, иначе не импортировали бы яблоки из Германии. Нас же, граждан РФ, любят, и с легкостью выпускают во все страны Юго-Восточной Азии. Город очень удобно расположен для путешествий по региону. Оттуда за 50-100 долларов можно слетать в Камбоджу (2 часа) и на Бали (3 часа). За полчаса доехать до Малайзии и накупить дешевых фруктов, что мы постоянно и делали.

Как-то в сингапурском метро встал поезд на 15 минут. Это событие потрясло нацию и долго муссировалось в прессе. Газеты сводили меня с ума, транслируя жалобы граждан в стиле «мое покупательское настроение было испорчено». Быть может, именно поэтому иностранцы не задерживаются здесь больше чем на пару лет. Здесь постепенно одолевает скука, слишком благоустроенно, и совсем не похоже на Азию. Я тоже захотела уехать, но сейчас очень тянет обратно.

Советы поступающим

  1. На самые популярные курсы по выбору попадают не все, а кто первый записался. Поэтому лучше заранее определиться с тем, что хочешь изучать.
  2. У студентов есть возможность на второй год уехать в один из вузов-партнеров в Европе,США, Японии или Китае, и получить двойной диплом. Правда, тогда второй год нужно будет практически полностью оплатить в соответствии со стоимостью вуза-партнера. Для этого нужно набрать за первый семестр балл выше 4 по пятибалльной шкале. Также студенты могут поехать на стажировку на один семестр, мне повезло — я оказалась в Джорджтауне в Вашингтоне.
  3. В конце программы мы делали проекты, причем некоторые работали для реальных клиентов — организаций и министерств. Финальный проект является хорошей возможностью заранее получить работу. Из-за нехватки времени во время учебы имеет смысл заранее понять, для кого будет проект, и подобрать под него эффективного научного руководителя.
Национальный Университет Сингапура основан в 1905 году. Один из лучших азиатских и главный в Сингапуре. 25 место в QS World University Rankings 2012/2013. По духу интернационален: обучает по международным стандартам и прививает глобальное видение проблем (в контексте мировой практики), но с фокусом на азиатскую специфику.
Irina Izotova
Irina Izotova, выпускница-философ
10 марта 2014

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты