«Никакой трагедии нет»: эксперты Media Makers — о будущем журналистики

Журналистика в России сегодня переживает не лучшие времена: работу найти непросто, перспективы туманны. Значит ли это, что получать образование или устраиваться на стажировку в этой сфере нет смысла? Эксперты уверены, что нет. Создатель Tilda и главные редакторы Meduza и Slon Magazine поделились своим мнением с «Учёбой.ру» на конференции Media Makers.
Анастасия Нарушевич
07 декабря 2015
Галина ТИМЧЕНКО,
главный редактор Meduza
Какое будущее ждет СМИ? Мы видим, как издания уходят в интернет: например, то, что сейчас случилось с «Афишей».

На самом деле, никакой трагедии в этом нет. Трагедия в том, как это было сделано у «Афиши». Абсолютно правильно написал Антон Носик в своем «Живом журнале», что ты уходишь в онлайн тогда, когда понимаешь, что онлайн становится основным средством выручки, когда ты понимаешь, что ты технологически достаточно продвинут для того, чтобы отказаться от бумаги. В ситуации с «Афишей» это таковым не выглядит, и внятного объяснения или стратегии холдинга нет. За те два года, что холдингом руководит Александр Мамут, ни разу не прозвучало внятное описание его продуктовой стратегии, — в отличии от, например, времен Дмитрия Степанова. Поэтому всё это воспринимается как трагедия, хотя на самом деле реальность такова, что если вас нет в интернете, вас нет вообще.

Нужно ли заканчивать журфак или можно получить образование в совершенно другой сфере и всё равно стать журналистом?

Хорошо, когда образование просто есть, совершенно всё равно, какое. И лучше, чтобы оно было не связано с журналистикой. Потому что общественно-политическая ситуация в нашей стране, прямо скажем, сейчас складывается тяжеловатая. Хорошие возможности остались для людей, которые могут заниматься нишевой журналистикой. А что такое нишевая журналистика? Это когда ты получил хорошее образование, стал специалистом в какой-нибудь отдельной области и при этом хорошо умеешь излагать свои мысли. Будь то медицинская, научная, автомобильная, lifestyle, продуктовая, IT, игровая журналистика, —  в любом случае нужно быть профессионалом в своей сфере,  и еще немножко уметь писать.

Какие планы у Meduza на ближайшие пару лет?

Очень смешно сказал Илья Красильщик, когда мы перед стартом Meduza давали интервью Forbes: «У нас такой критерий успеха: если через год про нас не будут говорить, значит мы провалились». Год прошел — про нас говорят все. Я скажу примерно так: если мы за этот год не выпустим еще некоторое количество новых форматов, штук и трюков, которые всех удивят, значит мы провалимся.

Никита ОБУХОВ,
создатель платформы Tilda Publishing и студии дизайна FunkyPunky
Как такие инструменты, как Tilda, меняют технику создания медиа?

Они упрощают ее. Когда мы придумали Tilda, действительность как бы будто бы просто сказала: «Нужно, черт побери, делать классные штуки, а рисовать и программировать долго, поэтому нужен конструктор, который облегчит всем жизнь».

Какое у вас образование?

У меня два высших образования: одно — высшее техническое, другое — высшее графическое. Я, с одной стороны, инженер, а с другой стороны — арт-директор.

Куда пойти учиться тем, кто хочет заниматься дизайном в медиа?

Мы специально сделали теоретический курс, который можно купить и не тратить 150-250 тыс. руб., которые просят за год обучения в университетах. Он стоит очень мало: 7 тыс. руб., и его можно прочитать самостоятельно, для начала, и уже потом определиться, нужно тебе это или нет. В его рамках много экспертной информации, там отвечают на вопросы именно из области дизайна, поскольку вся журналистика сейчас делится на две части. С одной стороны, нужно очень много знаний по дизайну, а с другой — чисто журналистские навыки: умение писать и редактировать. Когда они все сходятся в одном человеке, получается тот самый «классный чувак», который разбирается в дизайне и цифровых технологиях, но также умеет искать информацию и брать интервью. За первой группой навыков можно пойти, например, в Британскую высшую школу дизайна: там есть интенсив, который проходит два раза в год, — или пройти курс в FunkyPunky.

Что нужно для того, чтобы журналистика и дизайн медиа в России продолжали развиваться?

Ум, наверное. Нужно, чтобы мы все поумнели, научились не только писать, но и разбираться в своих темах, понимать форматы подачи. Чтобы мы умели всё делать самостоятельно, работать со специалистами, а не просто писать тексты и больше ничего не делать.

Максим КАШУЛИНСКИЙ,
главный редактор Slon Magazine
Как вы думаете, что ждет сферу журналистики в ближайшем будущем? Все уйдут в онлайн? Что будет с бумагой?

Конечно, роль онлайн-медиа будет расти, но при этом бумажные СМИ, думаю, будут сохранять свой привычный вид. Бумага — это такой физический носитель, который людям кажется приятным. В определенных случаях он подходит для потребления информации намного лучше, чем интернет.

Чтобы стать журналистом сегодня, лучше иметь профильное образование?

Я вообще не верю в журналистское образование и считаю, что не нужны факультеты журналистики, на которых нужно учиться пять лет. Журналистика — это ремесло, и для того, чтобы войти в него, достаточно пройти несколько небольших курсов продолжительностью в два-три месяца, а затем погрузится в работу в редакции, продолжая чему-то время от времени учиться.

Как студентам и выпускникам найти первую работу?

Нужно показать, что ты умеешь, — а для этого полезно вести собственный блог. То есть, к тому моменту, когда ты приходишь на работу, надо показать, что ты уже умеешь делать: писать, снимать, верстать.

Анастасия Нарушевич
07 декабря 2015

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты