«Новые режиссёры входят в профессию с ощущением, что весь мир им должен»

Как киношколы воспитывают новое поколение кинематографистов, чему нужно учить начинающих режиссеров и что начинается после того, как ты снял кино? Публикуем тезисы паблик-тока, прошедшего в рамках киновыходных фестиваля 2morrow.
Анастасия Нарушевич
28 октября 2015
Ангелина НИКОНОВА,
режиссёр, продюсер фестиваля и основатель «2morrow Film School»

Хотела бы сегодня обсудить, решают ли киношколы какие-то из насущных проблем современной российской индустрии. Если да, то какие и каким образом, ведь бы как пафосно это не звучало, школы занимаются воспитанием нового поколения кинематографистов и от нас с вами зависит каким оно будет. Паблик-ток с актёрами выявил проблему отсутствия профессиональной этики у начинающих режиссёров, выпускников вузов и киношкол. Я уже не первый раз слышу от актёров, что они отказываются от работы с тем или иным режиссером.

Проблему можно характеризовать как бессовестную эксплуатацию, которая начинается с кастинга, где актёров унижают, и заканчивая некорректным обращением с членами съёмочной группы на площадке. Сколько бы я ни слышала возмущений на эту тему, они все сводятся к тому, что новые режиссёры входят в профессию с ощущением, что весь мир им должен и давно. Слышали ли вы об этой проблеме и если да, то как мы с вами можем ее решить?

Александр КОТТ,
режиссёр, руководитель мастерской в ВГИКе

Очень многие ребята приходят к нам после школы с ощущением, что все им должны и сейчас их будут учить. Мы быстро это обламываем. Если в школе за тобой ходили учителя, то для того чтобы стать режиссером, ты сам должен ходить, искать, требовать, учиться. В нашей мастерской (мне сложно сказать за весь ВГИК) занятия посвящены тому, как общаться с актером, как проводить кастинг, как расстаться с актёром, не обидев его, всё это основано на нашей личной практике. Бывают же случаи, когда человек приходит на кастинг и ты понимаешь, что фотография тебя обманула — но отказать сразу нельзя. Мы учим человеческим отношениям.

Екатерина ЧЕРКЕС-ЗАДЕ,
директор Московской школы кино

Мне кажется, что нужно пропагандировать в школах такое понятие, как профессионализм, и из него следует и кастинг, и любое действие в рамках реализации проекта. В первую очередь перед школой стоит задача профессионального воспитания, ответственности, понимание того, что ты работаешь в команде, потому что кино — командная работа. В нашей школе нет мастерских, и это было стратегическое решение. Мы просто поняли, что будем аккумулировать опыт всех наших преподавателей, и российский опыт образовательных программ, и зарубежный. И учим тому, как режиссёр должен общаться на кастинге, как он формирует команду, что нужно делать, чтобы сохранить отношения с актёром для других съёмок, исходя из этого опыта.

Ангелина НИКОНОВА: Студенты часто спрашивают «Вот я сниму кино и что?». На это пока есть неизбежный ответ — «Кино найдёт своего зрителя». Киношкола может только научить работать в рамках небольшого бюджета, не бояться сложностей. Мы всячески поддерживаем авторов, которые не готовы ждать выделенных бюджетов, а стремятся выразить свои мысли, делая акцент на эмоциональной составляющей. Вы учитываете меняющуюся ситуацию и то, что у кино становится всё меньше финансовой поддержки?

Марина Разбежкина,
режиссёр, руководитель «Школы документального кино и театра»

Для меня не существует понятия «киноиндустрия». Мне кажется, что оно имеет отношение только к массовому, коммерческому кино. Мы занимаемся документальным кино, и я в каком-то смысле рада, что у нас нет денег и практически нет государственной поддержки. Потому что как только государство вступает на территорию документального кино, такое кино исчезает.

Деньги всегда предполагают давление, если это не государственное давление, то это давление, которое деньги всегда оказывают в принципе. Ты думаешь: а не снять ли мне здесь побогаче, а не подогнать ли мне кран? Ты ставишь кран, освещаешь окна с той стороны и забываешь, что перед тобой маленький человек, герой, которому очень мешают эти освещённые окна. Он выдержит только тебя, небольшую камеру и больше никого.

Поэтому во время обучения мы убрали коллективную работу над фильмом. У нас кино снимает один человек и отвечает за него полностью, это в полном смысле авторское кино. На территории реальной человеческой жизни лучше существовать одному с камерой, а не вместе с большой командой.

Ты ставишь свет и забываешь, что перед тобой маленький человек, герой, которому очень мешают эти освещённые окна.

Не надо акцентироваться на деньгах. Я очень часто общаюсь с представителями других школ, я преподавала в Китае, в Англии, в США и могу вас уверить, везде примерно одинаковая обстановка, денег практически не дают, а молодым — тем более.

Александр КОТТ: Я считаю, что игровое кино — это коллективное творчество, и не все люди приходят в твою группу, потому что ты их уговорил. Для кого-то это профессия. Второй режиссёр — это что такое? Это человек, который организовывает тебя, планирует, твой капитан. Человек без амбиций режиссёра, но при этом специалист. Режиссёру сейчас сложно организовать съёмки, а кино, к сожалению, требует денег. Иногда сопоставимых с бюджетами маленьких африканских стран.

У нас во ВГИКЕ есть три работы: учебная, курсовая и дипломная, на каждую выделяется определённый бюджет, но не деньгами, а услугами студии. Тот, кто прошёл процесс студийного творчества, понимает цену кадра. Каждый кадр — как маленькая война, потому что кадр в игровом кино придуман заранее.

новые режиссёры входят в профессию с ощущением, что весь мир им должен и давно

Екатерина ЧЕРКЕС-ЗАДЕ: Мы ставим перед собой задачу научить людей работать на проекте, потому что наши ученики в будущем будут снимать авторское кино, сериалы на телевидении, уйдут в продюсерский центр. Поэтому режиссёрский курс выстроен следующим образом. Первый семестр — это документальное кино и итоговая работа по этой теме, во втором семестре студенты учатся работать на рекламном проекте, сотрудничают с реальным рекламным агентством. В результате мы получили 18 рекламных роликов, три из которых были отобраны на федеральные каналы, остальные показывались в интернете, причём отбирал их тоже заказчик.

Сейчас у студентов идёт сериальный семестр, курсы ведут Валерий Тодоровский и Андрей Прошкин. Студентам дают сценарий, они снимают небольшой пилот, несколько сцен сериала. Даже если студенту не удастся реализовать себя как автора фильма, он не пропадёт и сможет работать на коммерческих сериалах, рекламе, он в любом случае останется в профессии и за его профессиональный уровень мы отвечаем.

как только государство вступает на территорию документального кино, такое кино исчезает

Когда три года назад я позвала куратором на факультет продюсирования Георгия Малкова из Enjoy Movies, все говорили: «ты что с ума сошла, от тебя сейчас все уйдут!». Но для меня самым важным критерием была успешность проектов, в которые он вкладывался. В течение трёх лет мы реально учили студентов зарабатывать деньги. Сейчас этот факультет возглавил Александр Роднянский, с которым мы поставили совершенно другую задачу, потому что у студентов нет никаких предпринимательских навыков, они не заложены в нашем ментальном коде. Мы хотим воспитать критически мыслящих людей, которые умеют работать и с творческими людьми, и с инвесторами.

Анастасия Нарушевич
28 октября 2015

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты