«Пытаясь снизить вариативность, мы лишаем систему шансов на выживание»

12 сентября Сколково посетил автор знаменитой книги «Чёрный лебедь» и «Антихрупкость», экономист Нассим Николас Талеб. Его лекция «Лебединое озеро» была посвящена основным моментам теорий, которые уже сейчас изучаются в университетах по всему миру. На простых и смешных примерах он удачно объясняет главные проблемы современного бизнеса.
Анастасия Нарушевич
30 сентября 2015
Нассим Николас Талеб
американский экономист и трейдер

Хрупкость против хаоса

Трейдеры пьют очень много кофе, потому что им приходится рано вставать. И вот я смотрел как-то раз на свою чашку кофе и обратил внимание на то, что это очень хрупкий предмет, который может многому научить в смысле анализа рисков. Чашка, как и трейдеры, не любит волатильность, потому что от неё она обычно лопается. Хрупкое — это то, что не любит волатильность, то, что в любых неожиданных, рисковых ситуациях может только проиграть. Нам очень трудно спрогнозировать появление «чёрных лебедей» («Чёрный лебедь» — теория, рассматривающая труднопрогнозируемые и редкие события, которые имеют значительные последствия. — Прим. ред.). Я начал интересоваться этой темой на чуть более сложном уровне — было интересно изучать динамику подобных явлений, разобраться в том, как системы работают с непредсказуемостью, хаосом.

Чашке хаос враг, то есть любая ошибка, любое землетрясение ей вредят. С точки зрения трейдера, чашка похожа на короткие опционы. Это меня подводит к важной теме: после того как мы определили хрупкость как низкий интерес к непредсказуемости, нам нужно ввести определение антонима. Этим термином будет «антихрупкость», которая описывает явления, выигрывающие от непредсказуемости.

Если слон упадёт с этой сцены, он не выживет, если выбросить мышь из окна, она будет лететь и смеяться над вами

С точки зрения автора практически все значимые научные открытия, исторические и политические события, достижения искусства и культуры — это «Чёрные лебеди». Примерами «Чёрных лебедей» являются развитие и внедрение интернета, Первая мировая война, развал Советского Союза и атака 11 сентября. Википедия

Меч, феникс и гидра

В ситуации «дамоклов меч» у вас всего два варианта: либо всё будет точно так же, как раньше, либо всё будет очень плохо. Средняя категория — категория устойчивости — её проще всего проиллюстрировать фениксом — всё будет так же, как и раньше, не хуже и не лучше. И, наконец, есть «антихрупкость» — это гидра, вы отрубаете ей одну голову, вместо неё отрастают две. Теперь давайте попробуем соотнести эти категории с миром бизнеса. Если у вас на работе звонит телефон — ничего хорошего это не означает: вас куда-то позовут или сообщат плохие новости. Звонок телефона — это тоже пример хрупкого явления, как чашка. Вариантов всего два: либо нет новостей, либо плохие новости. Чем больше соотношение между размером негативного и положительного события, тем выше уровень хрупкости. Как мы обычно пытаемся бороться с рисками? Снижаем вариативность, а это крайне глупое занятие, потому что в любой системе есть внутренние механизмы обратной связи, есть механизмы саморегулирования, самоорганизации, и пытаясь снизить вариативность, мы отключаем эти механизмы, то есть лишаем систему шансов на выживание.

Слышали ли вы о таком явлении, как посттравматический рост? Большинство шоковых ситуаций людям на самом деле помогают, однако в СМИ раскручивается история о том, как людям тяжело приходится. Посттравматический рост мы реально недооцениваем.

Хрупкость это там, где смайлик не улыбается

Слон против мышей

Без технических терминов разобрать тему антихрупкости невозможно. Есть очень простое правило: если в человека бросить большой камень, человеку будет не очень хорошо, если же разбить камень в мелкую пыль, навредить человеку я не смогу. Вроде ту же самую массу перемещаю в пространстве, возможно даже с той же скоростью, — а результат совершенно другой. Если большее отклонение наносит вам больший ущерб, чем меньшее отклонение (а это является нашим определением хрупкости), значит, «чёрные лебеди» — ваши враги. Любые живые системы имеют это свойство.

Если вы не любите волатильность, то для вас падение рынка на 20% гораздо тяжелее, чем 20 раз подряд увидеть как ваша позиция проседает на 1%. Крупные фирмы гораздо более чувствительны к подобным явлениям. Это соблюдается и в природе. Очевидно, что слон гораздо больше мыши и он гораздо более хрупок. Если слон упадёт с этой сцены, он не выживет, если выбросить мышь из окна, она будет лететь и смеяться над вами. Именно поэтому в большинстве городов мышей гораздо больше, чем людей.

Так мы с вами возвращаемся к теории опционов. Если вы рискуете заработать больше на подъёме рынка на 5%, чем на падении рынка на 5%, и если рост рынка на 10% делает вас больше, чем вдвое богаче, чем в росте рынка на 5%, значит, мы сталкиваемся с той же самой выпуклой логики. Если же у вас кривая доходности имеет негативную форму, значит, это тоже хрупкое явление. Это совершенно естественно для любого трейдера — обращать внимание на формы подобных кривых во всех явлениях, которые нас окружают. Соответственно, выпуклость характерна для тех явлений, которые любят волатильность. Хрупкость это там, где смайлик не улыбается. Для выпуклой системы вам лучше иметь 0 сегодня и 100 завтра. В этом случае вы предпочитаете вариации в окружающей нас жизни. Выпуклые элементы кривой соответствуют положительному отношению к вариативности.

Можно пытаться предсказать появление какой-то технологии, невозможно предсказать, как она будет использоваться. Вспомните паровой двигатель: Герон Александрийский придумал его 1800 лет назад, но нам потребовалось дожить до XIX века, чтобы начать им пользоваться. Получается, что с точки зрения технологического прогресса генерирование гениальных концепций совсем не так важно, как ремесленнические навыки, умение перекладывать на реальную жизнь абстрактные концепции. Поэтому важно уметь выявлять новые возможности. Так, например, Nokia в самом начале была фирмой по производству калош.

Хрупкость против времени

Большинство из нас пытается прогнозировать будущее простым способом экстраполяции настоящего, причём мы берём картинку настоящего и добавляем летающие автомобили. Это неправильно. Мы можем быть уверены, что те технологии, которым сейчас не больше 20 лет, следующие 20 лет не протянут. Я не случайно говорил о том, что хрупкость с временем не дружит. Хотя, конечно, многое зависит от того, как вы определяете данную технологию. Можно сказать, что книга — это наследник глиняной таблички, как и планшет. Поэтому очень полезно интересоваться теми технологиями, которые доказали свою жизнеспособность за долгие столетия, и пытаться найти способ повысить их эффективность, сделать их экономичнее.

В Саудовской Аравии никогда не было серьёзных проблем, и государственность у них не такая древняя, поэтому нет до сих пор никакой информации о том, сможет эта страна или нет пережить кризис. Скорее всего, если он там начнётся, то ситуация будет схожа с сирийской или ливийской. Страны советского блока имеют гораздо более высокий уровень резистентности, поэтому я бы с большей вероятностью вложил деньги в Россию, чем в Саудовскую Аравию, которая пороху не нюхала. То же самое я готов сказать и про технологии, и про массу других явлений. Время является очень важным индикатором успеха, причём, чем больше времени проходит, тем это более надёжный индикатор.

Анастасия Нарушевич
30 сентября 2015
 

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты