Магистры экономики о своих диссертациях

Выпускники экономической магистратуры рассказали о темах своих диссертаций и о том, как эти исследования применимы на практике.
Анна Буланова
Анна Буланова, Учеба.ру
04 сентября 2015
Николай Ткаченко,
выпускник НИУ ВШЭ

В этом году я закончил магистратуру экономического факультета НИУ ВШЭ по программе «Стратегическое управление финансами фирмы». Моя диссертация была частью большого проекта НИУ ВШЭ, в котором исследовались различные страны как с развитой, так и с развивающейся экономикой.

Тема магистерской диссертации:

«Детерминанты премии за контроль в сделках слияний и поглощений на развитых рынках капитала (на примере США)»

В рамках проекта мы оценивали сам размер премии за контроль при сделках слияний и поглощений, то есть доплату к уровню рыночной цены за аналогичный пакет, которую платит покупатель при захвате контроля над другой компанией, а также факторы, влияющие на размер премии за контроль. Так, мы выяснили, что на развитых рынках, в США и Германии, размер премии за контроль в среднем выше (20-30%), чем на развивающихся рынках, в Бразилии и России (5-12%). Малый размер премии на развивающихся рынках объясняется тем, что слухи о готовящемся поглощении попадают на рынок значительно раньше, чем на развитых рынках, где есть эффективное законодательство против инсайдерской торговли, поэтому рыночная цена акций на развивающихся рынках уже содержит информацию о грядущем поглощении. При этом размер премии в конкретной сделке также зависит от размера приобретаемой компании и ее рентабельности, способа оплаты сделки и некоторых других факторов, которые оказались практически универсальными для всех стран.

Полученные результаты оказываются полезными при оценке стратегических решений о покупке той или иной компании — они позволяют лучше спрогнозировать цену, за которую сделка будет осуществлена. Однако в каждом конкретном случае необходимо также рассматривать специфичные параметры каждой сделки. Данные результаты интересны в первую очередь инвестиционным аналитикам и стратегическим консультантам.

Полученное мной образование предполагает дальнейшую работу в сфере корпоративных финансов, поэтому многие мои сокурсники идут в инвестиционные банки, либо аудиторские компании. Я также в данный момент занимаюсь инвестиционным анализом мегаобъектов в одной из крупнейших в мире архитекторских компаний, однако в ближайшее время планирую переход в стратегический консалтинг, в котором также очень востребованы навыки моделирования и финансовой оценки.

Максим Чемеркин,
выпускник Финансового университета при Правительстве РФ

Я учусь в магистратуре Финансового университета по специальности «Корпоративные финансы». Выбрать тему диссертации меня подвигла статья американских ученых S.B.Moeller, F.P.Schlingemann, R.M.Stulz «Разрушение стоимости в массовом порядке. Исследование окупаемости поглощающих компаний в период последней волны слияний и поглощений». В данной статье ученые показывают, что в 1997-2001 году на американском рынке во время волны слияний и поглощений компании-покупатели потеряли более 200 миллиардов долларов, хотя до 1997 года суммарный эффект от сделок был близок к нулю. Ученые исследуют множество факторов, чтобы понять причину таких огромных потерь.

Тема магистерской диссертации:

«Слияния и поглощения как стратегия роста компании»

Мне эта тема показалась очень интересной с одной стороны, а также ценной и актуальной с другой, т.к. подобных исследований по российскому рынку я не встречал. Из 14 тысяч сделок слияний и поглощений, которые я нашел в базе данных, я выбрал 350 с участием публичных компаний-покупателей, по которым есть вся необходимая информация для анализа. В данный момент я провожу анализ этого массива с целью выявления закономерностей и определения факторов, которые влияют на отдачу от инвестиций в сделки для компаний-покупателей. Для них важно знать, от чего зависит будущий успех сделки: от способа финансирования, отрасли, от того, враждебное ли это поглощение, котируется ли поглощаемая компания на бирже, покупается ли контрольный пакет акций, от долговой нагрузки поглощаемой компании и т.д.

Тема моей диссертации применима для специалистов в области слияний и поглощений, инвестиционных банкиров, сотрудников инвестфондов, и не совсем применима в моей профессиональной деятельности, т.к. я работаю в управленческом консалтинге PricewaterhouseCoopers. Поэтому я расскажу, чем моя диссертация может быть полезна для финансистов: специалисты, участвующие в сделках по слияниям и поглощениям, подбирают и оценивают компанию-цель, а также сопровождают саму сделку, но в намного меньшей степени фокусируются на долгосрочных результатах сделки для компании-покупателя. Моя же диссертация, я надеюсь, в определенной части закрывает этот пробел, показывая механизмы, которые в краткосрочной и долгосрочной перспективе влияют на отдачу от инвестиций в сделку.

Я считаю, что основной целевой аудиторией, которой моя диссертация принесла бы наибольшую ценность, являются инвестиционные аналитики из крупных фондов, которые принимают (или помогают принимать) решения относительно долгосрочных инвестиций в ту или иную компанию. И это напрямую связано с моими карьерными целями, т.к. в ближайшей перспективе я планирую работать и развиваться в управленческом консалтинге, однако в будущем как одну из основных опций я рассматриваю переход в сферу инвестиций (инвестиционные фонды, private equity фонды, фонды венчурных инвестиций). В управленческом консалтинге я получаю опыт оценки бизнеса с точки зрения реальных бизнес-процессов, продуктов, потребителей, рынка, конкуренции и т.п., что в совокупности с моим финансовым бэкграудом (бакалавриат плюс магистратура Финансового университета) будет хорошим опытом для продолжения карьеры в сфере инвестиций.

Ирина Козловцева,
выпускница НИУ ВШЭ

В этом году я окончила магистратуру по специализации «Макроэкономика и макроэкономическая политика», тема моей диссертации — «Макропруденциальное регулирование теневого банковского сектора».

Тема магистерской диссертации:

«Макропруденциальное регулирование теневого банковского сектора»

Думаю, для начала стоит сказать, что эти слова означают. Теневой банковский сектор — это не совсем аналог теневой экономики, которая незаконна и ее невозможно оценить. Теневой банковский сектор — это легальные финансовые институты, которые занимаются по сути той же самой деятельностью, что обычные банки, т.е. передают деньги от кредиторов к заемщикам, но используют для этого другие способы (не депозиты банков, а продажу ценных бумаг, паевые взносы и т.п.), из-за чего такие учреждения не попадают под регулирование, которое накладывается на обычные банки, поэтому и называется «теневым».

Также стоит сказать, что теневой банковский сектор в довольно большой степени оказывает положительное влияние на развитие экономики, поскольку позволяет за счет использования каналов, отличных от традиционных, более эффективно распределять имеющиеся финансовые средства для обеспечения различного рода проектов. Что касается макропруденциальной политики, то она заключается в следующем. Государственные органы, которые ответственны за такую политику, выставляют некоторые правила, по которым должны функционировать те или иные организации. Самый близкий пример — Базельские соглашения, которые вводят такие ограничения на традиционные банки (у них не должно быть много рисковых активов, не должно быть много долгосрочных активов при краткосрочных обязательствах, чтобы вкладчики были уверены в сохранности средств). В свете финансового кризиса 2007-2009 годов огромное количество ученых стали уделять больше внимания сложившейся ситуации, при которой традиционный банковский сектор регулируется и он довольно стабилен, но есть теневой банковский сектор, который по объему активов в 2 раза до кризиса превосходил традиционный сектор, а в кризис рухнул до показателей последнего, который почти не отреагировал.

В своей магистерской работе я рассматриваю модель, которая отражает взаимодействие двух основных участников на финансовом рынке: инвесторов и финансовых посредников. Финансовые посредники в ней привлекают деньги от инвесторов и вкладывают в рисковые и безрисковые проекты, которые потом секьюритизируют и получают за счет этого большее количество средств. И в такой модели нет проблем, когда все агенты правильно оценивают риски в экономике, но как только риск наступления кризиса начинает игнорироваться, финансовые посредники банкротятся, из-за чего инвесторы не получают свои деньги, и зачастую их благосостояние падает даже в сравнении с ситуацией, где они никуда свои деньги не вкладывают. К этой модели я добавляю различные меры регулирования и сравниваю их эффективность с точки зрения того, какую прибыль получает инвестор. Результаты получаются неоднозначными, но интересными и довольно объяснимыми. Связано это в частности с тем, что политика должна не только спасать в кризис, но и не сильно мешать, когда в экономике все хорошо.

Тема безумно актуальная и интересная. В плане практики она очень волнует органы власти тех стран, в которых больше всего от кризиса пострадал финансовый сектор (США, Великобритания, в какой-то части еврозона), которые стремятся ввести какие-то правила для функционирования теневых банковских институтов, и которым надо понять, что в принципе может сработать, не допустить огромного спада и при этом не тормозить темпы развития в посткризисный период. Как мне кажется, эта тема актуальна не только для стран, где теневой банковский сектор уже развит, но и для тех, где он развивается, чтобы были учтены предыдущие ошибки и теневой сектор дальше развивался в них уже в более правильном и стабильном русле.

Поскольку мне безумно интересно продолжать заниматься темой финансов в макроэкономике, и, в частности, темой моей диссертации, а также есть тяга к преподаванию (я уже два года как преподаю микроэкономику и макроэкономику студентам бакалавриата), я планирую пойти в академическую аспирантуру Высшей школы экономики, и, если будет такая возможность, попробовать получить степень PhD в одном из западных университетов.

Анна Буланова
Анна Буланова, Учеба.ру
04 сентября 2015
 

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты