«Задача лагеря — не только в погружении в профессию, но и в придании мощного мотивационного стимула двигаться дальше»

Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
22 июня 2015

Этим летом Учёба.ру совместно с Центром тестирования и развития «Гуманитарные технологии» при МГУ им. Ломоносова организовали летний профориентационный лагерь «Профессионалы будущего». В рамках лагеря дети проходят психологическое и профориентационное тестирование и на две недели могут погрузиться в разные профессии вместе с ведущими тренерами и экспертами. О том, готовы ли 12-летние подростки к профориентации и что будет, если три гения соберутся вместе, нам рассказали президент центра тестирования и развития «Гуманитарные технологии» Алексей Серебряков, доктор педагогических наук, профессор кафедры возрастной психологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова Николай Сергеевич Пряжников и Екатерина Саулина, руководитель направления лагерных программ.

Наши эксперты

Алексей Серебряков
президент центра тестирования и развития «Гуманитарные технологии»

Николай Пряжников
доктор педагогических наук, профессор кафедры возрастной психологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова

Екатерина Саулина
Директор отдела развивающих программ ЦТР «Гуманитарные технологии», экс-директор центра тренинга и консультирования «12 коллегий».
Как возникла идея профориентационного лагеря?

Николай Пряжников: Профориентация в стране сейчас есть, надо признать. Однако в школах на нее уделяется очень мало времени и она достаточно формальна. Профориентационные центры также ограничены временем. Хотя у них есть и дополнительные услуги, охват школьников все равно не очень большой, и есть определенные ограничения. В лагере можно позволить себе потратить на профориентацию больше времени и уйти от обязательных заформализованных форм. Есть время для полета фантазии, творчества, свободы. Можно обсудить такие деликатные темы, о которых в школе не поговоришь.

Какие деликатные темы вы имеете в виду?

Николай Пряжников: Как правило, все настроены очень прагматично: всем нужна рекомендация по выбору профессии, вуза и советы по ЕГЭ. Такая прагматичность понятна, но есть и нечто более важное: какое место занять в мире, какую нравственную позицию? Нужно самоопределение и в таких тонких вещах. Надо признать, что к моменту окончания школы многим школьникам это будет мешать, но когда время позволяет и ничто их не ограничивает, можно разрешить себе самоопределение в более свободном режиме.

Алексей Серебряков: В школах часто детям просто раздают бланки, собирают их, и отчитываются перед руководством о профориентационном мероприятии. В нашем центре все происходит немного по-другому: все погружаются в процесс в течение двух-трех часов, а потом мы говорим о результатах тестирования. Однако после этого обязательно нужна поддержка в самоопределении. В лагере же за две недели дети смогут попробовать себя в разных профессиях, а рядом будут психологи, которые всегда смогут дать им обратную связь, и практики, которые многое расскажут и многому научат. Кроме того, атмосфера будет досуговой: никаких серьезных обязательств. Все должно идти от души, а не от наставлений. Это мы считаем важным и интересным мотивационным компонентом нашего лагеря.

Они думают: «Почему он смог, а я не могу?»

Как вы собираетесь мотивировать детей на профориентационную работу в лагере?

Екатерина Саулина: Для подростка, который хочет начать чем-то заниматься, важно, чтобы вокруг были сверстники-единомышленники, которые вместе с ним этим «болеют». Например, школьник приезжает на iСмену и видит там 30 ребят с таким же интересом. Он испытывает совершенно потрясающие ощущения, дающие желание развиваться в этой области. Вокруг этого начинают завязываться дружеские отношения, переписка. Я вижу задачу лагеря не только в погружении в профессию, но и придании мощного мотивационного стимула двигаться дальше.

Например, один из экспертов, который должен к нам приехать — это мальчик, который уже в 11 классе сделал специальное устройство — протез, который переводит язык глухонемых в текстовый формат. Встреча с такими людьми для школьников открывает новые возможности. Они думают: «Почему он смог, а я не могу?». И тоже могут заняться подобной работой.

Какие проекты предстоит выполнить школьникам в лагере?

Екатерина Саулина: Формирование проектов — это такая игра внутри лагеря. Собираются группы до 5 человек и проживают разные стадии проектной жизни — от идеи до презентации результатов под руководством специалистов. Психологам становится понятно, к какой деятельности у ребенка есть больший потенциал: он — генератор идей, организатор, исполнитель или эксперт, какая компетенция у него развита больше.

Я много занималась проектами для детей именно в тренинговом ключе, связанными именно с коммуникацией и лидерством. Этот лагерь видится мне интересным сочетанием возможности погрузиться в профессию и получить необходимую для подростка психологическую поддержку его личности, потому что ему необходимо уверенно себя почувствовать, не только понять, к чему у него есть интерес, но и понять свои возможности: «Оказывается, я могу организовывать, разрешать конфликты в своей проектной группе, я теперь знаю технологию креативного мышления и могу преодолеть ситуации, когда у меня нет идей, и сделать так, чтобы они появились». Для подростка это очень важно. В чем суть подростка? Потерпел неудачу — мотивация к деятельности пропала. Добился успеха — мотивация появилась. Наша задача — открыть для них ресурсы для успешной деятельности.

Какие тренинги и игры будут проводиться в лагере?

Николай Пряжников: Это могут быть игры с большой группой, похожие на тренинги. Особенности моих игровых методик — это карточные технологии. В настольных играх используются элементы этих карт, могут быть расклады из карточек. Опыт показывает, что они эффективнее, чем компьютерные игры. Даже многие программисты отказываются переводить их в электронный формат, потому что в нем получается меньше живого общения. А в лагере есть такая возможность: в игре по этапам мы проигрываем целую жизнь, и в контексте этой жизни обсуждается все, что связано с профессией и семьей. В школе и даже в профориентационных центрах такого общения не получается, потому что клиенты приходят с настроем «подайте нам рекомендацию». Профориентацию понимают как необходимость сделать выбор. А выборов, на самом деле, может быть много.

И какие выборы могут быть?

Николай Пряжников: Многие люди ограничиваются только выбором профессии. Но есть еще и выбор жизненной позиции, под которую мы выбираем профессию. Есть еще вопрос о ресурсах: какие ресурсы помогают достичь успеха? И что такое успех вообще? Это ведь не только деньги. Важнейший ресурс — это воля. Когда у ребенка что-то не получается в игре, он начинает расстраиваться, валять дурака, делать что-то намеренно плохо. Это лучше всяких диагностик: он видит себя в сложной ситуации. Если грамотно с ним работать, можно помочь формировать самообладание, готовность мобилизоваться в сложной ситуации, которая обязательно пригодится в карьере. Просто выбрать, куда поступить — это, конечно, важно, от этого нельзя «отмахиваться», но есть и масса других аспектов, о которых в условиях лагеря можно поговорить.

Алексей Серебряков: Игра — это еще один вклад в понимание себя и своего предназначения.

В лагере будут дети от 12 до 17 лет. 12 лет — не слишком ранний возраст для самоопределения?

Николай Пряжников: Традиционно считается, что профориентацию нужно проводить в 8-9-10-11 классах. Однако многие школьники, проходящие профориентацию в старших классах, спрашивают: «А где же вы раньше были?». Пока они маленькие, им нужно пробовать себя в разных сферах, а в рамках одной сферы — в разных ролях. Возьмем науку: одни порождают идеи, другие решают организационные вопросы, третьи — бизнес-задачи. Нельзя представлять себе науку только как сообщество людей, порождающих идеи. Есть такое правило: больше трех гениев не должны собираться вместе — они перегрызутся. В играх дети попопробуют себя, почувствуют, какие из ролей им им ближе. Некоторые считают, что нужно начинать еще с дошкольного возраста, но такое начнется, когда у нас появится время и сложится немного другое отношение к образованию. Так что 12 лет — это нормальный возраст. Боюсь, нам даже придется «ломать» стереотипы у тех, кому исполнилось 12-17 лет. Им хочется конкретики, а в лагере можно размышлять более свободно, чем они привыкли. Важно понять, что сам выбор — это просто элемент профориентационной работы. Гораздо важнее — подготовка к выбору, которая предполагает размышление почти обо всем. Какое место я займу в этом мире? А образование, карьера — это всего лишь скромные средства реализации жизненной позиции.

Екатерина Саулина: Один из аспектов выбора профессии — это интересы. Я часто наблюдаю родителей, которые говорят: «Мой ребенок ничем ярковыраженно не интересуется. Он любит сидеть за компьютером, заниматься спортом. Непонятно, кем ему стать?» Это означает, что у ребенка не произошел процесс перебора разных видов деятельности для того, чтобы его задатки встретились с его мотивацией, с его интересом. Поэтому чем младше ребенок, тем больше сфер деятельности ему надо попробовать. Когда он станет старше, ему нужна будет более узкая направленность, и он внутри одной лагерной смены сможет разобраться, что ему нужно.

в семье должен складываться более сложный сценарий выбора профессии, а не «папа был инженером, значит и сын должен быть»

Что получают дети по итогам лагеря?

Алексей Серебряков: Начиная с начальной онлайн-диагностики и заканчивая финальной презентацией проекта, мы отслеживаем траекторию пути каждого школьника. После этого мы делимся увиденным с каждый родителем. Родитель — очень важный субъект при принятии решений, и без него редко обходится профориентационный выбор. Мы хотим донести до родителей, что в семье должен складываться более сложный сценарий выбора профессии, а не «папа был инженером, значит и сын должен быть». Еще один аспект, о котором я хотел бы сказать — в кратких профориентационных мероприятиях часто консультант подводит итоги чрезмерно догматично. В лагере мы стараемся дать ребятам еще и некие инструменты самоопределения. Итог лагеря — не заключение «он будет химиком в области нанотехнологий». Итог должен быть таким, чтобы школьник понял, как делать выбор, понял, что это на всю жизнь, и получил компетенции, которые позволяют ему самому принимать решения.

Николай Пряжников: Это очень важная идея — не только порекомендовать, но и чему-то научить — хотя бы мимнимуму таких средств, как самопознание, выбор и планирование своей жизни. Может, он сразу не поймет, как ему это пригодится, но это хотя бы немного отпечатается в его памяти и потом будет всплывать.

Екатерина Саулина: Для этого и существуют тренинги по трем блокам: коммуникативные, тренинги по управлению временем и стратегическому планированию и тренинги по интеллектуальной продуктивности. Большой акцент делается не столько на то, чтобы думать самому, сколько уметь это делать вместе с другими. Кроме того, важен навык самопрезентации: нужно уметь рассказать о своих идеях так, чтобы заинтересовать других.

Какие специалисты будут работать с детьми?

Алексей Серебряков: В каждой смене примут участие психологи и тренеры, которые будут работать со школьниками, непосредственно проводить тренинги и отвечать за психологическую безопасность детей. Будут и профильные специалисты, которые помогут детям погрузиться в свою профессиональную среду. Например, в бизнес-смене будут маркетологи, специалисты по управлению проектами и финансами. У нас достаточно сложные критерии подбора специалистов: нужно, чтобы у них были весомые достижения и определенный уровень признания. Например, на iCмену приедет Юрий Рудольфович Нордгеймер, у которого два высших образования — техническое (ИТМО) и психологическое (кандидат психологических наук в области работы с детьми). Все наши специалисты имеют опыт работы с детьми школьного возраста и студентами. В каждой смене пройдут мастер-классы «VIP-эксперты» — признанных специалистов в своей области, которые, например, расскажут детям о том, что такое радиобиология и почему она сейчас актуальна, или о том, что такое управление финансами на глобальном уровне и кто этим занимается. Таким образом, дети будут общаться с психологами, специалистами внутри смены и экспертами.

Екатерина Саулина: Детские психологи поддержат подростков в разных ситуациях их проектной профессиональной жизни. У них может быть и идейный кризис, и кризис отношений внутри команды, и другие сложности, которые происходят в реальных компаниях и в бизнесе. Задача психологов — их поддержать и показать, как такие кризисы преодолеваются.

Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
22 июня 2015

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты