«Людей заставляют
выбирать профессию очень рано»

Михаил Гельфанд о том, как он предпочел мехмат филфаку и что ждет биоинформатику в будущем.
Александр Каючкин
Александр Каючкин, руководитель проекта Учёба.ру
15 июня 2015
Михаил Гельфанд
российский биоинформатик, доктор биологических наук,
профессор факультета биоинженерии и биоинформатики МГУ.
Вы закончили мехмат МГУ, а занимаетесь биоинформатикой. Как так получилось?

Мне страшно повезло. Я к старшим курсам обнаружил, что у меня не получается заниматься математикой настолько хорошо, насколько мне бы хотелось, и в это время возникла биоинформатика как отдельная ветвь биологии. Это было такое совершенно замечательное, романтическое время, когда не нужно было ничего учить, а нужно было просто делать. Это была такая молодая наука, такой был фронтир. И я придумал задачу и стал ее решать: занимался распознаванием бактериальных промоторов.

Когда на ваш взгляд нужно выбирать профессию и вообще нужно ли?

Одна из проблем классической советской модели образования, которая у нас до сих пор воспроизводится — это то, что людей заставляют выбирать профессию очень рано.

Родители от этого сходят с ума.

От этого все сходят с ума. Нельзя пятнадцати-шестнадцатилетнего человека заставлять определить свою жизнь на много десятков лет вперед. В этом смысле мне то, что у нас ругательно называют «Болонская система», мне нравится гораздо больше: 4 года человек получает некоторое общее образование, приобретает навыки. А после этого уже выбирает профессию. В этом смысле мехмат — это как раз очень тяжело, я никому этого не советую — мехмат хорош, потому что если ты через это прошел, ты можешь заниматься всем чем угодно. У меня был выбор — я колебался между мехматом и лингвистикой, и меня родители не то что уговорили, они выдвинули аргумент, который потом оказался правильным:

после мехмата можно заниматься чем угодно, а после филфака — только филологией.

И в моем случае это действительно оказалось правильным, потому что я поменял область, выучил какую-то часть биологии. Хотя не стал экспериментальным биологом. У меня есть ученица, которая тоже закончила мехмат, сделала потрясающую работу по биоинформатике — еще на старших курсах — и потом ушла в экспериментальную биологию.

Какая сейчас основная научная задача стоит перед биоинформатиками?

Биоинформатика — я гордо сказал, что это наука, а это на самом деле не наука, это набор приемов. Так же, как микроскопия не является наукой, а является обслуживающей дисциплиной. А правильно понимаемая биоинформатика, вот такая вот, настоящая, с большой буквы — это молекулярная эволюция, и там куча всего интересного происходит.

Молекулярная эволюция — раздел эволюционной и молекулярной биологии, изучает эволюционные преобразования макромолекулярных структур клеток и организмов (белков, нуклеиновых кислот). Википедия

Появились методы работы с древней ДНК: мы выяснили, что наши предки занимались неприличным с неандертальцами. А предки африканцев не занимались.

Это воспринимается как анекдот, но на самом деле это совершенно меняет наше представление о том, как развивалось человечество. По-видимому, прорыв случится, когда научатся понимать биологию раннего развития — мы от мышки отличаемся по генам очень слабо, но она маленькая и красивая, а мы большие и противные. И прорыв будет в тот момент, когда станут лучше ясны молекулярные механизмы раннего развития и появится возможность понимать, как они эволюционировали. Это называется evo-devo — evolutionary developmental biology — направление существует уже довольно давно, просто не хватает данных, пока это все на уровне «рукомахания». Как и Дарвинизм был «рукомаханием», пока не появилась генетика, и не появилась синтетическая теория эволюции. И не стало ясно, как это устроено на уровне механизмов. Точно то же самое с биологией развития, когда она станет эволюционной наукой, это будет очень большой прорыв, и за этим надо следить.

Синтетическая теория эволюции — современная эволюционная теория, которая является синтезом различных дисциплин, прежде всего, генетики и дарвинизма. СТЭ также опирается на палеонтологию, систематику, молекулярную биологию и другие.Википедия
В области биологии сейчас много нерешенных задач?

Нерешенных задач становится всё больше и больше. Биология сейчас в совершенно замечательном состоянии находится, когда каждое новое открытие показывает, как много мы не знаем. В абсолютном измерении знание прирастает с потрясающей скоростью, мы умеем делать совершенно фантастические вещи, о которых десять лет назад невозможно было даже думать. Но при этом видно, насколько расширяется горизонт.

Мы жили на берегу, и у нас была узкая полоска берега. А потом залезли на гору, и увидели, что там целый континент, и что-то еще теряется в дымке. Вот биология сейчас в таком состоянии находится.

И именно в значительной степени вычислительная биология и биоинформатика — просто природа данных такова, что их невозможно обрабатывать вот так вот, «ручками», это надо делать с помощью компьютера, иначе не бывает.

Александр Каючкин
Александр Каючкин, руководитель проекта Учёба.ру
15 июня 2015

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты