Павел Французов: «Я не жалею,
что вернулся в Россию»

Во второй части нашего интервью Павел Анатольевич Французов — физик
мирового уровня из Академгородка — рассказал читателям Учёба.ру, как из университета вырастить зону научно-технологического развития, почему
модно быть инженером, и всем ли сейчас нужно высшее образование.
Ирина Ливинская
Ирина Ливинская, Редактор Учёба.ру в Новосибирке
10 июня 2015

Читать первую часть

Образование
Новосибирский государственный университет по специальности «физика» (1987). В 1993 защитил диссертацию на степень кандидата физико-математических наук в Институте химической кинетики и горения СО РАН.
Достижения
Автор 40 научных работ, опубликованных в журналах Nature Physics, Physical Review Letters, Nano Letters, Proceedings of the National Academy of Sciences of USA, Physical Review, Advances in Chemical Physics, Journal of Chemical Physics, Chemical Physics Letters, Chemical Physics и др. По данным сайта Международного института информации, статьи Павла Французова цитировались 1433 раз в 40 научных работах. Индекс Хирша равен 20.
Настоящее время
С июля 2013 года Павел Французов — директор государственного автономного учреждения Новосибирской области «Новосибирский региональный ресурсный центр» (НСО ГАУ «Центр»). Задача центра — повышение качества высшего инженерно-технического образования.

...В конце 2010 года мы вернулись в Россию, в Академгородок, не имея еще представления о том, что мы здесь будем делать...

Университет. Перезагрузка

Первые месяцы после возвращения я смотрел, слушал, общался с разными людьми и пытался понять, что происходит в науке в целом и в Академгородке, в частности. Я выступил на семинарах в ряде институтов СО РАН, представил свои научные результаты работы местному сообществу и получил хорошие отзывы.

Однако мне важно было не просто встроиться в систему, а увидеть вектор развития. Таким вектором для меня стала идея перезапуска Академгородка в формате исследовательского университета.

Эта идея исходила из следующего моего личного наблюдения. Посмотрите на зоны научно-технологического развития, которые есть в мире и которые достигли хоть какого-то успеха. Их очень легко вычислить.

Вы просто достаете из кармана все свои гаджеты и смотрите на названия компаний и на то, где они расположены.

Если Sony, то понятно, это Токио. Если Nokia, то это Хельсинки, если у вас компьютер с Windows — это Сиэтл, а процессор Intel — Кремниевая долина. Если посмотреть на карты этих зон, то обнаруживается, что у них у всех есть что-то общее. В каждой из них есть университет мирового уровня. Причём не просто университет, а исследовательский. То есть университет, внутри которого не просто есть лекции и семинары, а научные исследования, научно-технологические разработки. Именно исследовательский университет является тем зародышем, из которого все растёт. Если посмотреть на историю создания Кремниевой долины, то сейчас всем абсолютно точно известно, что Кремниевая долина выросла из Стэнфорда. Отсюда можно сделать вывод, что для того, чтобы возникла зона научно-технологического развития, необходимо создать исследовательский университет мирового класса. Может случиться так, что университет есть, а зона не появляется, но если нет университета, значит, зоны научно-технологического развития точно нет.

Итак, первая моя идея была такая: если мы вырастим правильный университет, то из него вырастет всё!

Идея, возможно, требующая существенных уточнений, но я рассказываю историческое развитие идей, в тот момент с нее все начиналось, и идея позволяла двигаться дальше. Впоследствии выяснилось, что мои совершенно дилетантские рассуждения подтверждены серъезными научными исследованиями. В последнем десятилетии прошлого века появилась новая обширная область научных исследований, которая должна была ответить на вопрос: что является источником экономического развития? В 1992 году вышла книга голландского исследователя Раймонда Флоракса, которая так и называлась: «Университет — локомотив региона?». Проанализировав историю Европы со средних веков, он сделал вывод: все революционные изменения, которые определили судьбу и нынешнее положение Европы, начинались в университетах. Флоракс выдвинул идею о том, что правильно выстроенный университет определяет инновационное развитие региона. Эта теория проверялась экспериментально, с отработкой большого количества материалов по американской, корейской, европейской и японской экономикам, и подтвердилась.

Одновременно с идеей Академгородка как исследовательского университета ко мне пришло осознание того, что позиции ученого для её воплощения мало.

Поэтому, когда летом 2011 года мне предложили стать проректором СибГУТИ, я согласился. Для меня это была возможность попытаться претворить в жизнь свое видение того, каким должен быть вуз. Однако с течением времени стало понятно, что вытягивать и реформировать уже сложившийся вуз не всегда возможно и нужно.

В феврале 2012 года меня пригласили выступить в Технопарке на выездном заседании правительства РФ под председательством В.В. Путина. Итогом моего выступления стало распоряжение главы правительства РФ о разработке мер дальнейшего развития Академгородка и создания концепции Центра образования, исследования и разработок в Новосибирской области на той базе, которая имеется. Была создана рабочая группа губернатора Новосибирской области, в которую вошли я и команда, которая у меня на тот момент образовалась.

К концу 2012 года документ был готов. В нем, помимо других мер, предлагалось создать два института развития — Фонд технологического превосходства и Технологический институт. В задачу Фонду вменялся поиск больших проектов, которые должны создавать новые рынки. Технологический институт нужен был для того, чтобы готовить кадры нового типа.

Сейчас в Новосибирской области созданы зародыши этих организаций — одна из них занимается поиском проектов, а другая — ГАУ НСО «Центр», которым руковожу я — должна стать экспериментальной площадкой для новой системы образования. В первую очередь, инженерного.

Почему инженер?

Исторически сложилось так, что именно от инженеров зависит экономическое развитие общества. Это отчетливо осознавали в разное время разные руководители. В 1809 году Александр I учредил Корпус и Институт инженеров путей сообщения, что способствовало формированию грандиозной транспортной инфраструктуры России. В девяностые годы девятнадцатого века активно создавались новые инженерные институты, перед инженерами ставились серьезные задачи в области судостроения и авиации, военной и химической промышленности, электро- и радиотехники, энергетики и связи. В трудные для страны сороковые годы двадцатого века был создан Московский физико-технический институт (Физтех).

К сожалению, долгие годы инженер был лишь винтиком в производственном процессе. Cегодня стереотипы «инженер — завод — набор заученных технических компетенций» уже неактуальны.

Потому что инновационным компаниям нужен не просто инженер, а новый тип инженера. На Западе 80% качеств инженера-выпускника не имеют отношениях к техническим знаниям. Потому что инженер должен не только понять задачу, которая стоит перед ним, но и обладать умением коммуникации, умением ставить эту задачу перед другими, организовывать людей. Придя в проект, инженер должен наладить контакт с коллегами для эффективной работы.

Сегодняшним инновационным компаниям не подходят инженеры, которых выпускают наши вузы. Не потому что те инженеры плохие, нет, их просто готовили под другие задачи. Наши технические вузы создавались в условиях индустриализации — все было известно и понятно, нужны были просто инженеры на заводы. А сейчас что делать — непонятно ни вузам, ни студентам, ни работодателям.

Инженеров нового типа нужно выращивать: включать их в процесс движения инженерной мысли, найти реальные компании, в которых создается принципиально что-то новое. Для этого мы и открыли целевую инженерную межвузовскую магистратуру — чтобы ребята, еще обучаясь в вузе, получали набор современных инженерных компетенций и работали в реальных проектах, а по выходу из него уже имели рабочее место.

Немного о целевой инженерной межвузовской магистратуре

Целевую инженерную межвузовскую магистратуру мы задумали как прообраз Технологического института. Эту идею поддержало Министерство образования, науки и инновационной политики Новосибирской области, которое субсидирует целевое обучение магистрантов. В сентябре 2014 года магистратура приняла первых студентов, все они, начиная с первого дня обучения, имеют на руках трудовые контракты с новосибирскими высокотехнологичными компаниями и без отрыва от обучения участвуют в реальных рабочих проектах. Компании и проекты для магистрантов тщательно подбираются специалистами ГАУ НСО «Центр», мы также следим за соблюдением условий трудовых контактов между предприятием и студентом, разрабатываем междисциплинарные курсы для повышения образовательного уровня магистрантов.

Высшее образование не может быть массовым

Однако не всем нужно становиться инженерами и не всем нужно высшее образование.Нынешняя ситуация, когда 85% выпускников идут учиться в вуз — это ненормально.

В вузах Новосибирска, например, количество мест, включая платное образование, превышает количество выпускников школ Новосибирской области. Убежден, что вскоре вузы будут четко делиться по уровню: вузы низкого уровня, дипломы которых не будут котироваться, и вузы высшего эшелона, дипломы которых востребованы работодателями. Этот процесс медленно, но идет. Я надеюсь, что с течением времени люди поймут, что тратить 4-6 лет непонятно на что, для галочки — бессмысленно. Может быть, лучше пойти в колледж, а потом на работу? Однако сегодняшняя проблема заключается в том, что любая минимальная должность предполагает высшее образование, об этом пишут работодатели в требованиях. Корочка нужна везде и всюду. Престиж высшего образования падает: сейчас «вышка», по сути, играет роль старшей школы, в которую стремятся обязательно пойти после окончания средней.

Русский на всю жизнь

Меня часто спрашивают: «Не жалеете, что вернулись в Россию?» И я отвечаю: «Нет. Нисколько». Общеизвестный факт: за границей нас никто не ждет. Там есть возможность неплохо устроиться, если у вас остро востребованная специальность или если вы обладаете выдающимися способностями в науке, искусстве или спорте. В США, например, есть официальная бюрократическая процедура документального подтверждения наличия выдающихся способностей (extraordinary abilities), которая позволяет получить вид на жительство. Если же у человека нет нужной специальности или суперспособностей, он будет обычным гастарбайтером.

Однако для меня важно не это, а тот факт, что даже будучи выдающимся и успешным, иностранец никогда не сможет интегрироваться настолько, чтобы стать «своим», общаться с политиками, бизнесменами, принимать участие в каких-либо государственных обсуждениях. Единственная возможность для иммигранта — работать на будущее своих детей. Они вырастут и станут американцами или немцами и, может быть, они куда-то продвинутся, если ты сможешь заработать денег и выучить их в хорошем университете. А потом дети уйдут, а ты останешься в обществе, которое всегда будет чужим. Любой человек, приехавший из России, все равно остается русским на всю жизнь. Здесь мы граждане своей страны, здесь мы можем на что-то повлиять, что-то изменить. Именно поэтому, имея очевидную возможность со своими научными достижениями остаться в США, я принял решение вернуться.

Ирина Ливинская
Ирина Ливинская, Редактор Учёба.ру в Новосибирке
10 июня 2015

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты