«На все, что касается айти и бизнеса, — огромный спрос»

За последний год российская аудитория крупнейшей в мире образовательной платформы Coursera выросла на 87%. О статистике, планах в России и будущем онлайн-образования «Учёбе.ру» рассказала Инесса Роман-Погоржельская, менеджер по работе с российскими университетами.
Анна Розова
Анна Розова, Редактор проекта Учёба.ру
27 мая 2015
Партнеры
проекта:
Что такое «Курсера» и какие задачи у проекта?

Курсера — это самая крупная международная платформа, где можно найти и пройти бесплатно курсы от ведущих университетов по всему миру. Наша миссия — делать лучшее образование доступным каждому. Вообще наша аудитория достаточно разнообразна, но важная ее часть — это люди, для которых иначе, чем через интернет, нет доступа к нормальному образованию. Это в первую очередь касается развивающих стран.

Расскажите, как проект развивается в России?

Мы видим растущий интерес к онлайн-образованию и к «Курсере», в частности, как со стороны пользователей, так и со стороны университетов. Рост пользователей, которые находятся в России и зарегистрированы на «Курсере», с прошлого года составил 87 % — то есть количество выросло практически вдвое. Довольно большая часть нашей глобальной аудитории — 3% — это люди, для которых русский язык является родным. Это не так мало, на самом деле.

Со стороны вузов сейчас у нас 3 партнера — это Высшая школа экономики, МФТИ и Санкт-Петербургский государственный университет. Они в сумме разместили около 30 курсов на разные темы, на которые зарегистрировалось больше полумиллиона человек. А всего мы сотрудничаем со 117 вузами в мире. Моя задача как менеджера по работе с российскими университетами — сделать так, чтобы курсов на русском языке на разные темы становилось больше.

Рост пользователей, которые находятся в России и зарегистрированы на «Курсере», с прошлого года составил 87 % — то есть количество выросло практически вдвое.

У многих курсов сейчас появляются русские субтитры. Кто занимается переводами?

Существуют сообщества переводчиков «Курсеры» по всему миру, они нам очень помогают сделать курсы доступными для людей, которые не владеют языком, на котором изначально курс был создан. В России это сообщество курирует компания ABBYY и «Цифровой октябрь», но собственно переводы делают люди, которые просто увлечены «Курсерой», знают те или иные языки, хотят делать доброе дело и переводят курсы безвозмездно. Кроме того, мы активно работаем над локализацией сайта, чтобы у людей не возникало сложностей при прохождении курсов, чтобы все было на русском.

Как вы выбираете вузы для сотрудничества?

Мы сотрудничаем, в первую очередь, с университетами, у которых хорошая репутация в мировом масштабе и в масштабе страны. Наверное, единственный относительно объективный инструмент — это рейтинги. Это не истина в последней инстанции, но это то, что принимается во внимание. Мы хотим работать с такими вузами, чтобы человек пришел на «Курсеру» и сказал, например: «О, Высшая школа экономики — это хороший университет! Я хочу пройти их курсы!» Еще мы смотрим на мотивацию университета — есть ли у них желание заниматься созданием онлайн-курсов, есть ли у них ресурсы и воля на высоком уровне, является ли это частью их стратегии развития.

Когда мы определились внутри, что мы хотим сотрудничать с этим университетом, мы обращаемся в наш наблюдательный совет — совещательный орган, который состоит из ректоров самых наших крупных вузов-партнеров, и этот совет должен одобрить участие нового вуза в партнерской программе «Курсеры». Общий смысл — мы хотим выбирать университеты, в качестве курсов которых мы будем уверены.

Российские вузы выдерживают конкуренцию с мировыми?

У российских вузов есть довольно большой потенциал и поле для деятельности, поскольку пока в основном пользователи из России все равно берут курсы на английском. Судя по всему, они не находят достаточного количества русских курсов. Если посмотреть на топ университетов, курсы которых выбирают в России, там есть только один российский вуз — это Высшая школа экономики. Это интересно в том смысле, что российские университеты при должном уровне активности и качестве курсов могут занять эту нишу. Но в университетах часто нет специальных людей, которые занимаются курсами для «Курсеры». Поэтому им важно объяснить, зачем им нужно тратить свои ресурсы и свои деньги на создание онлайн-ресурсов.

в России как класс на «Курсере» отсутствуют пенсионеры. В мире 4% учащихся «Курсеры» — пенсионеры, в России — это 0,2%.

А вообще российская аудитория как-то качественно отличается от глобальной?

Как можно описать глобальную аудиторию «Курсеры»: в основном, это не студенты, а более взрослые люди, у которых как правило уже есть образование и работа. Они берут курсы, чтобы расширить знания, которые у них уже есть. В России аудитория более молодая. Средний возраст учащихся — 29 лет, а в мире 34 года. В России у нас больше школьников старших классов — 12 %, в то время как в глобальной аудитории их всего 7%. Предположительно, школьники используют «Курсеру» для поступления в вуз или, может быть, хотят посмотреть, как в этом вузе преподают.

Еще интересное наблюдение — в России как класс на «Курсере» отсутствуют пенсионеры. В мире 4% учащихся «Курсеры» — пенсионеры, в России — это 0,2%.

А какой процент пользователей доходит до конца и заканчивает курсы?

Этот процент очень сильно зависит от курса. Есть такое наблюдение: если курс не требует специальной подготовки, для общего развития, то на такой курс люди больше регистрируются, но меньше заканчивают. Но на какой-то нишевый курс, допустим, по физике, запишется меньше людей, но процент закончивших будет больше. Потому что люди понимают, зачем им это надо. Они уже изначально настроены решительно. Кроме того, многие люди приходят на курс только посмотреть лекции, но не выполняют задания. Они могут не ставить целью пройти курс целиком, но это не значит, что они ничего не поняли и потратили время зря. Всего примерно 5% человек заканчивает курсы, но все же неправильно смотреть только на этот показатель. Более важен так называемый engagement — то, насколько активно человек взаимодействует с контентом курса.

Какие темы наиболее популярны у русскоязычной аудитории?

Это компьютерные науки, всё, что связано с бизнесом, экономика и финансы, статистика и анализ данных и на пятом месте — гуманитарные науки и философия. Этот топ очень типичен для всего мира — на все, что касается айти и бизнеса,  огромный спрос.

Кризис как-то влияет на запросы пользователей?

У меня нет конкретных данных, но, думаю, кризис может повысить интерес к онлайн-образованию. Во-первых, оно бесплатно. При желании можно купить сертификат и предъявить его работодателю. Во-вторых, онлайн-образование не требует масштабных изменений в жизни. Можно учиться, повышать квалификацию и продолжать работу. В-третьих, кризис — такое время, когда конкуренция за работу возрастает и люди стремятся повысить свою стоимость на рынке труда. Мы видим, что многие используют онлайн-курсы, чтобы добрать навыки, которых сейчас нет, чтобы выделиться на фоне других соискателей.

Если говорить о России, то недавно я наткнулась на статистику «Левада-центра» и ВШЭ. Исследование говорит нам, что в России треть людей работает не по специальности. Это значит, что большое количество людей осваивают какую-то новую для себя профессию, и тут им на помощь могут прийти онлайн-курсы. Потому что пойти осваивать новую специальность 4 года не каждый решится. Это же исследование сообщает, что 27% людей получает дополнительное образование и 50% из них делают это, чтобы повысить свою квалификацию. Это лишний раз подкрепляет тезис о роли онлайн-образования именно в этой части. Потому что часто я слышу такое мнение, что «Курсера» — это чисто просветительский проект, но на самом деле цифры показывают, что практические знания не менее востребованы.

в России треть людей работает не по специальности.

Нет ли у вас данных, учитывают ли работодатели сертификаты онлайн-курсов?

Российских цифр у меня нет, но американское исследование говорит о том, что более 70% работодателей обращают внимание на сертификат при найме, и примерно столько же готовы рассматривать онлайн-курсы для внутрикорпоративного обучения сотрудников. Я думаю, что один только сертификат не может обеспечить человеку карьеру. Но такая строчка в резюме может существенно повысить шанс приглашения на собеседование. Из тех, кто заканчивает курсы, примерно 30% приобретают сертификаты. У нас есть, кстати, опция «финансовая помощь»: если у человека нет возможности купить сертификат, он может подать заявку и в некоторых случаях получить сертификат бесплатно.

Как проходит верификация сертификата? Как система понимает, что именно вы прошли этот курс?

Есть две основные технологии. Когда человек печатает на клавиатуре, у него есть некий цифровой почерк. После выполнения каждого задания ты печатаешь что-то вроде подтверждения, и на этом же этапе ты должен сделать фотографию на камеру и ее отправить. Кроме того, учащиеся должны предоставить фото удостоверения личности перед тем, как они получат сертификат. Плюс на «Курсере» есть своеобразный кодекс чести — правила сообщества, на которые студент соглашается изначально. Тем не менее, если бы я была работодателем, я бы еще как-нибудь уточнила у человека, насколько он обладает заявленными знаниями и навыками.

Как вы конкурируете с офлайн-обучением? Вообще есть такая задача?

«Курсера» никогда не ставила целью вытеснить вузы, «убить» офлайн. Офлайн зачастую лучше подходит для обсуждений, групповой работы. Хотя на «Курсере» тоже есть инструменты для взаимодействия. Иногда офлайн лучше подходит для лабораторной работы, и мы видим удачные примеры, как онлайн взаимодействует с офлайном. Например, есть курс, который создал Университет Вандербильта в содружестве с семью другими университетами. Вокруг этого курса было создано около 50 учебных офлайн-групп в разных регионах, куда люди могли прийти, обсудить и вместе поработать. А самый популярный пример — это концепция перевернутого класса, когда студентам предлагается не приходить на лекцию, а посмотреть ее в интернете, например, на «Курсере», и использовать время в аудитории уже для осмысленного обсуждения или какой-то проектной работы. Преподавателям тоже это нравится: читать одну и ту же лекцию — не самое увлекательное занятие.

Что, кроме карьерного роста, мотивирует людей для онлайн-обучения?

Примерно для 40% всех пользователей «Курсеры» обучение — это форма досуга и саморазвития. Глобальные данные говорят о том, что есть 2 пика среди этой аудитории — в 25 и 55 лет. Это люди, которым просто нравится учиться. Еще примерно половина — люди, которые хотят получать конкретные профессиональные навыки в разных областях. Этим людям 30 с небольшим лет, они находятся на пике своей карьеры и хотят еще лучше развиваться и показывать дополнительные успехи. Кого-то (это около 10 процентов) мотивирует необходимость получения высшего образования — старшеклассники или студенты берут курсы, чтобы успешно закончить или начать обучение в вузе. Многих мотивирует комьюнити: вокруг курса собирается группа людей, у которых есть интерес к тому же, что интересует и тебя. Мы постоянно смотрим, как люди взаимодействуют с платформой, и экспериментируем с функциями, которые могут помочь себя мотивировать.

Какие планы по развитию у «Курсеры»? Будут ли меняться форматы курсов, например?

Сейчас мы переходим на новую модель курсов по требованию, потому что мы увидели, что довольно большое количество людей не готово учиться в формате, когда курс начинается и заканчивается в определенное время. Это связано с особенностью аудитории — это люди взрослые, занятые и работающие, им довольно сложно подстроить свою жизнь под сроки и расписание. Мы посчитали, что неправильно усложнять им жизнь, поэтому уже сейчас в каталоге курсов можно найти так называемые курсы по требованию, которые открыты все время. И в дальнейшем эта модель будет основной.

Кроме того, увидев, что многие проходят курсы, чтобы в лучшую сторону изменить свою карьеру, мы запустили продукт «Специальности». Допустим, я хочу освоить какую-то новую область, но чтобы ее освоить, недостаточно пройти один курс. Но какие курсы я должна пройти, в какой последовательности — я не знаю. Специальности — по сути, целая учебная программа — набор курсов в определенной последовательности и в конце большой дипломный проект, где полученные навыки применяются. Продукт этот имеет огромный успех. Особенно востребованные темы — это айти, программирование и анализ данных, а также бизнес и всё, что касается менеджмента, маркетинга, управления или прикладных знаний: публичные выступления, переговоры.

Сейчас мы переходим на новую модель курсов по требованию, и  в дальнейшем эта модель будет основной.

Сейчас становятся популярными микроформаты курсов — короткие ролики, которые удобно смотреть с мобильных устройств.

Действительно, мы видим, что порядка 30% пользователей «Курсеры» пользуются мобильными устройствами для обучения. Из них 60% проходят курсы только с мобильных. В России эта цифра — 21%. Естественно, мы стараемся сделать так, чтобы наши мобильные приложения были удобными, чтобы через них можно было делать все, что можно делать на компьютере. Курсы должны быть короткими — мы тоже это видим. Когда мы общаемся с университетами, мы даем рекомендации, как делать курс для онлайна. Одна из таких лучших практик — делать видеолекцию длиной от 4 до 9 минут. Курс состоит из модулей, модули состоят из нескольких лекций — опыт показывает, что лучше делить курс на небольшие фрагменты. Решиться посмотреть короткую лекцию проще, чем 1,5-часовую.

Как вы думаете, что интересного нас ждет в обозримом будущем: какие-то принципиально новые технологии и формы обучения?

Думаю, что в будущем образование может стать более реальным, персонализированным, социальным, мобильным. Но важно помнить, что технологии сами по себе не дают образование. Его дают люди, эксперты. И без них у онлайн-образования по-настоящему светлого будущего нет.

Анна Розова
Анна Розова, Редактор проекта Учёба.ру
27 мая 2015
 

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты