Правила поступления:
МГТУ имени Баумана

Как выдержать конкуренцию с ботаниками, готовыми на всё
ради поступления, зачем девушек в Бауманке проверяют
на прочность и как вуз может помочь найти работу мечты?
Рассказывает выпускница МГТУ имени Баумана Анастасия Потапова.
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
15 мая 2015

Мотивы

Поступать в технический вуз я решила уже в 9 классе — тогда я как раз оказалась перед первым выбором: пойти в физико-математический класс или же остаться в обычном. Не сказать, что я отношу себя к людям с техническим складом ума, но в тот момент я понимала, что этот выбор будет правильным, да и технические предметы мне давались довольно легко. Определенное влияние на него оказал мой отец: он был довольно известным инженером в авиационной технологии.

Отец был уверен, что я не поступлю в Бауманку, а уж что доучусь до конца — это для него было чем-то вроде шутки.

А мне всегда хотелось быть для него человеком, которым бы он гордился, поэтому поступление отчасти стало для меня делом принципа. Забегая вперед, скажу, что в том, что он мной гордится, он признался только после получения мной диплома, да и то — бурчал,что могла бы закончить и с красным. А у меня было несколько четверок, которые я категорично не стала пересдавать, так как к красному изначально не стремилась.

Технари и остальные

В 11 классе я решила записаться на курсы для поступающих в МГТУ имени Баумана: были такие четырехчасовые курсы выходного дня. Если я ничего не путаю, первую неделю по субботам было четыре часа математики, через неделю — физики, а потом — русского языка. Момент моего поступления попал на первый год, когда русский язык стал обязательным для сдачи ЕГЭ. Курсы выходного дня давали возможность дополнительной досрочной сдачи вступительных экзаменов, а подготовка на них проходила по материалам билетов со вступительных экзаменов прошлых лет.

О самих курсах я мало что помню, кроме того, что группа сразу же четко поделилась на технарей, которые не отвлекались ни на что, записывали каждую фразу преподавателей, а любую попытку общения воспринимали как смертельное оскорбление, и тех, кто пошел на курсы, чтобы понять, что же такое Бауманка и что будет дальше. Себя я, скорее, отнесла бы ко второй группе.

Не могу сказать, что курсы дали мне очень много с точки зрения знаний. Намного больше мне дал год занятий с репетиторами по физике и математике, которые были знакомы с требованиями к экзаменам по своим предметам. Они четко определили для меня, какого типа задачи будут в билетах, какие задачи наиболее ценны, сложны, и помогли разобраться, как это все можно решать.

Специфика

Относительно репетиторов — самое главное, чтобы они уже были знакомы с требованиями к бауманскому экзамену. В каждом вузе всегда есть своя специфика — на что-то обращают внимание больше, на что-то — меньше, некоторые темы затрагивают чаще. Ко всему этому нужно быть готовым. Подготовить нужно именно то, на чем можно набрать больше баллов.

Если говорить о математике, то самым сложным и высокооцениваемым в Бауманке заданием была геометрическая задача — на нахождение объема сложной фигуры.

Решить её могли единицы, кажется, она была седьмым номером в билете. Репетитор советовала мне оставлять её на конец, так как времени на ее решение требовалось много, а ошибиться было очень легко. Были уравнения, решение которых растягивалось на страницу. Остальное сейчас трудно вспомнить.

На экзамене по физике по каждому из изучаемых разделов (динамика, статика, волновая физика и остальные) было по одной задаче. Более точно уже не вспомню, все-таки это было довольно давно.

Я совершила большую ошибку, когда выбирала репетитора по физике — пошла к человеку, которого мне порекомендовали знакомые. Он прекрасный специалист, но из того, что он объяснял, я не понимала ничего: для меня все формулы были набором букв. Когда я поняла, что происходит, испугалась: времени оставалось мало, а материала охватить нужно было очень много. Очень повезло встретить бывшего преподавателя МЭИ, который довольно хорошо был знаком с бауманской программой и умел работать со студентами. Благодаря его терпению, а также умению объяснять, за оставшиеся до экзаменов полгода я освоила почти весь материал.

Готовые на всё

В Бауманском университете вступительные экзамены проходят чуть раньше, чем во всех остальных вузах Москвы (по крайней мере, так было на момент моего поступления). Интервал между экзаменами составляет чаще всего пару дней.

Относительно атмосферы в аудитории во время сдачи — трудно её оценить, когда тебя первый раз запускают в огромную лекционную аудиторию, а с тобой туда заходит ещё 50 человек, которые готовы на всё, чтобы занять «своё» место. Во время моего экзамена по математике парень, сидящий на соседнем месте, сдавал тех, кто пытались списывать. Может, он был и прав, но выглядело это не совсем хорошо. Процедура экзамена была стандартной: заходишь в аудиторию, берешь билет, затем тебя отправляют на место, выбранное преподавателем, а дальше всё зависит только от тебя. И, да, с собой можно захватить воду, шоколадку, пару ручек.

Мобильные телефоны в экзаменационных аудиториях чаще всего «глушат» — сеть полностью пропадает.

Спустя время после написания экзамена абитуриенты приезжают ради самого главного — результатов. Толпа будущих студентов стоит у стены с огромным листом, где напротив личных номеров, присвоенных при подаче документов, стоят набранные абитуриентом баллы.

Каждый сам за себя

На момент своей сдачи я набрала нужное количество баллов, но, так как проходной балл на мой факультет не был известен, я решила не рисковать и использовать ещё одну возможность: как медалистка я могла попробовать поступить по собеседованию. Собственно, этой возможностью я и воспользовалась.

Сюрпризом для меня стало то, что все медалисты, приехавшие на собеседование, были с родителями: таких, как я, одиночек, была всего пара человек. Попытавшись пообщаться с другими абитуриентами, я поняла, что тут каждый сам за себя. Собственно, это основное отличие настоящего ботаника от остальных: эти люди на всё готовы, чтобы пройти.

Собеседование состоит из двух этапов. На первом этапе поступающих заводят в аудиторию и дают тест, состоящий из нескольких разделов — по математике, физике и логике. После экзаменационных билетов сам тест кажется элементарным. После окончания времени листы с результатами работы собирают и отдают на оценку комиссии. Абитуриентам дается час или полтора на подготовку к следующем этапу — самому собеседованию. К нему выдают список вопросов: «почему вы хотите учиться именно здесь?», «кого из известных людей, имеющих отношение к выбранному направлению, вы знаете?» (вам нужно рассказать о них), «представьте себя на собеседовании при приеме на работу: расскажите о достижениях, мероприятиях, в которых участвовали, научных работах, если они были». Для меня эта часть собеседования была сюрпризом, так как о списке данных вопросов я узнала только от представителя комиссии. Пришлось напрячься: вспомнить то, что знаю, отловить пару студентов и поговорить с ними.

Пожалуй, эта часть экзамена самая сложная и страшная. В аудиторию заходят по одному человеку, и ты один оказываешься перед комиссией из 12-14 человек, каждый из которых задает тебе вопросы.

По окончании собеседования я не понимала, что происходит вокруг: комиссия поздравила меня с поступлением и дала подписать документы о том, что я теперь студентка их факультета.

Я осознала, что только что подписала, только уже выйдя из аудитории и попав в объятия мам других абитуриентов, каждая из которых хотела выяснить, что же ждет там их чад.

Проверка на прочность

Во время моего поступления в Бауманке была особая атмосфера — старое здание, старые аудитории с огромными трехъярусными досками. Это не может не покорить: есть во всем этом какая-то мистика. Определенно, я не разочаровалась, когда поступила туда: мне повезло учиться у старой гвардии — людей, которые имели грандиозный опыт, многолетнюю практику. Каждый из них рассказывал вещи, о которых не написано ни в одном учебнике.

С другой стороны, мне как девушке было довольно тяжело. Первые курсы многие из преподавателей открыто говорят, что девушке в техническом вузе делать нечего, но это можно назвать своеобразной проверкой на прочность. Если ты эту проверку проходишь, то тогда уже все меняется. Но, повторюсь, учиться тяжело, очень мало свободного времени. Чаще всего лекции идут практически весь день: на пятом курсе мы заканчивали учиться в 22.00. А на выходных приходилось делать лабораторные материалы, задания и готовиться к учебной неделе. Поэтому бывали моменты, когда сомневалась в том, что мой выбор был правильным.

Среди преподавателей не приветствуется то, что студенты работают: они считают, что это отвлекает от учебы. При этом опыт все-таки желательно приобретать до окончания обучения.

В Бауманке гоняют всех, но девушек все-таки больше. Что-то в этом есть: на первом курсе у нас была слесарная практика, на которой приходилось стоять у станка, работать с напильником.

Несмотря на это, МГТУ — отличный вуз, который не только дает массу знаний по специальности, но и является школой, где учат быстро ориентироваться в ситуации, осваивать любой материал, работать с ним и применять полученные знания на практике. Ну и, самое главное — поступить в Бауманку довольно легко, а вот учиться там сложно. На первых курсах чаще всего отсеивается 40-50% от первоначального состава групп.

 

Производство

За время обучения я прошла пять практик на заводах, непосредственно на производстве: на экспериментальном машиностроительном заводе имени В. М. Мясищева, в Раменском приборостроительном конструкторском бюро и на Раменском приборостроительном заводе, на вертолетостроительном заводе «Миля», в Вологодонском филиале «Атоммаша», на Московском станкостроительном заводе «Красный пролетарий», а также на небольших частных предприятиях (это, скорее, лекционные посещения, институты по изучению режущих инструментов). После третьего курса летняя и зимняя практика была у нас каждый год. На первом курсе была практика в мастерских — это общее ознакомление со слесаркой, литьем, штамповкой и другими направлениями.

Трудностей как таковых не было вообще. Просто в обычной жизни я никогда не стояла у станка, а там мне дали возможность это сделать. Это было немного непривычно. Это — та самая специфика, которой нет в других вузах: дают возможность не только почитать учебники, но и понять, что такое производство, как оно устроено.

Главное — это опыт

У меня остались самые положительные впечатления от практик. Во-первых, кафедра всегда давала возможность выбора предприятия, на котором ты будешь проходить практику: можно было выбрать что-то интересное, или выбирать по принципу «что поближе к дому».

Один раз я была на выездной практике на «Атоммаше» под Ростовом. Переезд и проживание оплачивал институт. Это было вообще сказкой: ты проводишь месяц на юге, все предприятия, на которых проходит практика — действующие, на предприятиях, помимо институтского куратора, всегда выделялся наставник, который знакомил с заводом. По окончании практики сдаётся отчёт по тематике, которая выдавалась для практики. Отчет принимают и на месте прохождения практики, и в институте.

В теории — принимают довольно строго, но, если действительно находишься в центре производственного процесса, хочешь или нет — начинаешь понимать специфику и тонкости работы. В мои обязанности входил сбор материала, требующегося для написания курсовых работ и диплома: например, чертежа детали, с которой предстоит делать одну из работ, или типового технологического процесса, который необходимо усовершенствовать, — вариантов очень много. Кроме того, я занималась работой в отделе, соответствующим целям практики, общалась с рабочими, знакомилась со структурой предприятия.

Общение с рабочими дало, в первую очередь, умение назначать технологию не по учебнику. Многолетняя практика работы даёт возможность применять небольшие хитрости в процессе выполнения работы, на каждом производстве они свои. Были рабочие, которые без всяких программ умудрились вручную добиться очень высокой точности. Они показывали, что и зачем они делают для этого.

Для специальности «технолог» было более важным общение с технологическим отделом. В любом производстве главное — это опыт. Когда технолог только приходит на работу, зная только методики учебника и делая все только одним путем, ему очень тяжело. Люди, работающие на производстве, сходу могут предложить несколько альтернативных путей. Одна из целей практики как раз заключается в этом — попытаться перенять хотя бы частично этот опыт.

У нас многие устраивались на разные практики на одно и то же предприятие, чтобы иметь возможность понять всю специфику производства, а затем — устроиться в этой же организации работать.

Работа мечты

До недавнего времени я работала по специальности — технологом, но в начале года сменила рабочее направление. Скажем так, сама работа меня устраивала, но было тяжело работать в коллективе, который значительно старше меня по возрасту. В мои обязанности входил анализ данных по заказываемому изделию, анализ требований по чертежу, согласование рабочих моментов с конструкторами, составление технологического процесса, заполнение маршрутных и операционных карт. Сейчас я работаю в проектировании, суть работы всё равно сводится к тому, что приходится иметь дело с нормативами и много чертить. Технологией тоже занимаюсь, но уже не в машиностроении. Благодаря тем знаниям и навыкам, которые дал институт, я смогла найти работу мечты, где реализую себя и как инженер, и как гуманитарий.

При устройстве на работу работодатель очень обрадовался тому, что я — выпускница МГТУ, и сказал, что с бауманцами всегда легко работать.

Бауманский университет учит самостоятельности, умению систематизировать полученные знания. На работе я быстро освоила и продолжаю осваивать то, чего раньше никогда не делала.

В будущем я хотела бы получить повышение до главного специалиста отдела проектирования. Возможность такая есть, да и, оценивая свои силы, я реально думаю, что справлюсь. Сейчас на работе, помимо прочего, приходится работать напрямую с заказчиками. Это тоже довольно интересная область.

Кроме того, я много лет занимаюсь фотографией. Мне хотелось бы добиться чего-то и в этой сфере на более высоком уровне. Ну и, конечно, хочу, чтобы в будущем у меня была семья и дети, но при этом оставлять профессию не планирую.

Если же смотреть более глобально, я бы хотела освоить и получить должность руководителя, возможно, попытаться создать свое проектное бюро — небольшое, но эффективное. К счастью, я знаю многих ребят, которые умеют и хотят работать, но по тем или иным причинам в данный момент у них это не получается. Также хотела бы решить квартирный вопрос. В общем, планов, мыслей и идей у меня очень много. А вот, что из них сбудется, — покажет время.

Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
15 мая 2015

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты