Правила поступления: МАРХИ

Зачем абитуриенты ночуют в палатках перед МАРХИ, почему им снятся по ночам гипсовые головы, и как можно рисовать шесть часов подряд? Обо этом рассказала студентка МАРХИ Юлия Денисова.
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
13 февраля 2015
1 комментарий
Юлия Денисова
Студентка МАРХИ

Вуз, в который невозможно поступить

Я поступала в МАРХИ целенаправленно. Хотелось учиться только там, и нигде больше, хотя архитекторов у меня в семье нет. Мама на меня по этому поводу долго ругалась, больше в шутку конечно, но беспокоилась, что никто мне не сможет помочь, посоветовать, на работу никто не пристроит. Примерно классе в седьмом мне стал интересен рисунок, но кто-то убедил меня, что в художественную школу мне уже поздно идти, поэтому я пошла в дом творчества в нашем районе и записалась в студию. Там была очень хорошая преподавательница. Мы с ней не только рисовали, но и создавали макеты, костюмы, проекты зданий. И вот тогда я решила, что архитектура мне ближе всего. Потом я услышала, что есть такой вуз — МАРХИ, куда якобы невозможно поступить.

В 9 классе я начала заниматься уже академическим рисунком на курсах в архитектурном колледже, в который сначала планировала пойти учиться. Однако потом, буквально за месяц до вступительных экзаменов в колледж, нашла школу при МАРХИ. Меня приняли туда и на экзамены в колледж я даже не пошла. Но до сих пор жалею, что не ходила в художественную школу. Академическое образование необходимо, я считаю. Это — основа, и без нее трудно. Мне очень не хватает многих навыков.

Чтобы поступить в школу при МАРХИ, нужно было пройти вступительные испытания — рисовать.Там были очень хорошие преподаватели, которые рассказывали нам о тонкостях поступления. Обязательными предметами там были рисунок и черчение, которые мы, собственно, и сдавали при поступлении. Учиться было сложно. Думаю, людям, которые закончили художественную школу, было полегче, но все равно все чертили и рисовали дни и ночи напролет все два года.

Гипсовые головы во сне

В школе было два класса с художественным уклоном. Мне запомнились классные руководители, которые переживали за нас, помогали, входили в наше положение. Мне такое отношение казалось даже немного странным, так как в прежней школе такого и близко не было. Нашим куратором была замечательный педагог из МАРХИ. Она нам помогала найти репетиторов, вводила нас в курс дела, даже устроила выставку наших работ в Доме архитектора.

На выставке были представлены наши работы по шрифтам. Кроме того, наша куратор давала нам творческие задания. Были также витражи и копии работ мастеров. Она «билась» за наше всестороннее развитие. Хотела, чтобы мы не зацикливались на этих головах и фигурах, которые нам уже буквально снились. Каждый из нас выбирал шрифт (допустим, старославянский, арабский — да хоть Times New Roman) или придумывал самостоятельно и художественно оформлял его. А копии мастеров тоже каждый выбирал сам. Я копировала работы Леонардо да Винчи, некоторые ребята — Дюрера. Когда вечно рисуешь эти гипсовые головы, такие задания отвлекают, подбадривают даже, наверное.

В школе все понимали, что мы уже определились с выбором, и старались меньше мучить нас общеобразовательными предметами. В принципе, все два года обучения в школе при МАРХИ мы чертили и рисовали: в самой школе, дома, у репетиторов. В общем, разнообразия было мало. Но, конечно, у нас были очень сильные преподаватели по русскому языку и математике. Я считаю, что они хорошо нас подготовили к ЕГЭ. Готовясь, мы чертили задания по билетам прошлых лет со вступительных экзаменов. Их было огромное количество: за два года обучения мы как раз успели их проработать. В целом мы выполняли примерно 6-8 работ в неделю по черчению (в школе, дома, у репетитора). Сначала рисовали простые геометрические тела (конус, шар, куб) и постепенно дошли до гипсовых голов (графики). Последний год мы рисовали эти головы и, собственно, потом они ждали нас на экзамене в МАРХИ. Экзамен по рисунку в этом вузе состоит из двух частей: гипсовой головы и сложной композиции из геометрических тел.

Конечно, без репетиторов по профильным предметам никто не обходится. Бывало, что все делали задания для занятий с репетиторами и чертили и рисовали всю ночь, а на следующий день на первых двух уроках сидело по три человека. Но нас за это не ругали: входили в положение. Друзья не из МАРХИ удивлялись, как мы можем шесть часов подряд заниматься одним делом.

Поступление

Сначала мы подавали документы. Был один год, когда абитуриенты ночевали в палатках перед МАРХИ, чтобы занять очередь. Мы с подругой пришли самыми первыми, часов в семь утра, прождали и записались в первый поток. Первый экзамен — рисунок гипсовой головы. Аудитории для рисунка в МАРХИ — маленькие, мольберты расставлены очень близко друг к другу. Каждому достается свой номер мольберта. Ну, а потом все происходит просто: садишься и шесть часов рисуешь.

На экзамене по рисунку гипсовой головы мне попалась голова Антиноя. Всего в билетах на экзамене было четыре головы: Антиной, Сократ, Афродита и Цезарь.

Кроме того, было несколько ракурсов: анфас, профиль и три четверти. Вот мне, кажется, достался ракурс «три четверти».

Потом был экзамен по композиции. Абитуриенту говорят, какие фигуры обязательно должны быть на рисунке, сообщают их необходимое количество. Дают четыре часа на то, чтобы придумать их и нарисовать. Последним экзаменом было черчение. На нем бывает всего два варианта билетов, на которых изображена какая-нибудь сложная объемная деталь. И абитуриентам нужно начертить три ее вида. В интернете можно найти эти билеты. На черчение тоже отводится четыре часа, если не ошибаюсь. Сначала нужно начертить карандашом, а потом обвести тушью.

Работы абитуриентов комиссия оценивает по нескольким критериям. Абитуриенты часто подают на апелляцию: бывали случаи, когда результат повышали на балл. При поступлении в МАРХИ действует 10-балльная система, а всего для прохождения нужно набрать 21 балл. Медалистам можно было сдать только один экзамен — рисунок гипсовой головы. Но сдать нужно было на восемь баллов, не меньше. Были и такие, кто сдавал.

По рисунку можно было легко определить, кто у какого преподавателя занимался: по одинаковой манере штриха и системе построения, например.

Многие ходили на экзамены еще и в ГУЗ — университет землеустройства. Для подстраховки. И была интересная история, связанная с этим: одной девочке прямо во время экзамена в ГУЗе позвонила мама и сказала, что она получила девять баллов на экзамене по рисунку гипсовой головы в МАРХИ. Эта девочка просто просто встала и ушла, даже дорисовывать не стала. Некоторые после школы ходили на подготовительные курсы в МАРХИ. Вечерние курсы вообще «ни о чем», а дневные — очень хорошие. Чтобы стать слушателем этих курсов, кстати, тоже надо сдавать экзамен. После них обычно все поступали. Получается, будто эти абитуриенты отучились на «нулевом» курсе. Они учатся в точности, как студенты: каждый день присутствуют на парах, а их обучение длится целый год. Вообще, тебе легче, когда уже «варишься» во всей этой среде. Я не ходила на эти курсы, но, думаю, если бы не поступила сразу, то пошла бы обязательно.

Архитектурная тусовка

Для дневного бюджетного отделения мне не хватило баллов, а платное было для меня дороговато, поэтому я пошла учиться на вечернее отделение. И я бы не сказала, что вечерникам учиться легче: к ним в принципе предъявляются такие же требования, как к студентам дневного отделения.

Я не разочаровалась в МАРХИ после поступления: даже наоборот. Мне нравится здесь учиться все больше и больше. Бывают, конечно, небольшие разочарования. Они, в основном, связаны с преподавателями, которые дают знаний по предмету меньше, чем хотелось бы. Здесь сложно учиться, что уж скрывать. Однако нас к этому хорошо подготовили. Для нас уже было не в новинку чертить ночи напролет. И, конечно, учиться здесь интересно. Проводится много архитектурных конкурсов. Главное — вовремя их заметить, потому что порой преподаватели сами могут быть не в курсе.

Большая часть учебного времени уходит на проект (основы архитектурного проектирования). Это основной предмет. На занятиях по нему учат работать с объемом, рассказывают о таких понятиях, как ритм и метр, например. Приходится делать много макетов. А со второго курса начинается непосредственно проектирование. Сначала мы проектировали частный дом, затем клуб, дом средней этажности, гараж, школу, музей, многоэтажку. Также имеет место и градостроительное проектирование: поселка, микрорайона.

Я расскажу, как проводятся занятия по проекту на вечернем отделении (на дневном — чуть по-другому). Темы проектирования неизменны — дом, клуб, дом средней этажности, поселок, гараж, музей, школа, микрорайон, многоэтажный дом. Сначала проводится лекция, на которой показывают примеры, рассказывают, на что обратить внимание при проектировании. Затем студентам раздаются задания, в которых уже четко поставлены задачи: метраж помещений, расположение объекта, нужен ли макет. Определяется срок сдачи эскиза и самого проекта. А затем начинается работа. Раз в неделю проходят консультации с преподавателями, подготовка эскиза (предварительного — это еще «сырой» вариант). Потом происходит сдача эскиза. Затем — доработка и окончательная сдача проекта. Кстати, есть один минус: оценка эскиза и окончательная сдача проходят без присутствия студентов. В аудитории, где расставлены проекты, находятся только преподаватели. Нам, студентам, это не нравится. Получается, у нас нет возможности защитить свой проект, нет диалога между студентом и комиссией.

Преподаватели по проекту — это главные люди на все время обучения. К сожалению, во время учебы мало времени уделяется конструкциям, вообще инженерии и физике. Архитектор, конечно, — творческий человек, но инженерную часть знать необходимо. Наш вуз дает это не в полной мере, мягко говоря.

Что касается студентов, то в целом, наш институт — большая семья, архитектурная тусовка. Часто после вуза все пересекаемся по работе. В основном, все студенты МАРХИ — москвичи. У одних в семье целая династия архитекторов, другие — первопроходцы. Но, все равно, случайно в МАРХИ не попадают. Учитывая, какую долгую и напряженную подготовку приходится пройти, это поступление должно быть осознанным. Некоторые поступают три года подряд.

Есть миф, что в МАРХИ поступают только по блату. Бывает, конечно, когда некоторые платят при поступлении. Однако не бывает так, что ты — полный ноль, заплатил и тебя взяли. Все равно нужно иметь высокий уровень. Но вполне реально поступить без проблем, если усердно работать. А во время обучения уже точно ничего не купить — никакие зачеты и экзамены. Но отчисляют не так много народу. Все усердно трудятся.

Перспективы

У выпускников МАРХИ масса перспектив. Мархишникам вообще легче устроиться на работу, нежели чем другим выпускникам-архитекторам. Наш вуз пользуется хорошей репутацией. Некоторые открывают свои архитектурные фирмы сразу после окончания, а, может, и раньше. Часто уезжают доучиваться за границей: МАРХИ сотрудничает со многими иностранными вузами. Какой бы ни была экономическая ситуация, все равно что-нибудь строится, так что архитекторы без работы не остаются. А направлений много: дизайн помещений различного назначения, реставрация, проектирование. Некоторые уходят в промышленный дизайн или в какие-то другие близкие области. Но все мои знакомые из МАРХИ работают, все же, по специальности.

А еще существует масса конкурсов по архитектуре и дизайну в России и за рубежом. Там вполне реально занять призовое место и твой проект будет реализован.

Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
13 февраля 2015
1 комментарий

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты