Личный опыт: музыкальный колледж Berklee (США)

Любой музыкант мечтает попасть в Беркли, где не просто учат выступать и играть на своем инструменте, а рассказывают, как с этим жить в музыкальном бизнесе, как продавать музыку. Высшее музыкальное образование такого уровня можно получить всего в двух городах мира:­ в Бостоне и в европейском филиале Беркли ­в Валенсии.
Маша Кособокова
Маша Кособокова, Journalist, producer, filmmaker
29 января 2015
Анна Мезенцева
23 года, певица. С февраля 2014 года учится в Berklee на продюсера и композитора современной музыки.

Поступление

Народу на вступительные экзамены приезжает немерено. Некоторые отправляют заявку, а им отвечают:­ у нас в этом году все забронировано, подождите еще годик. Пробоваться может каждый, у кого есть 100 долларов. В поисках талантов приемная комиссия отправляется в тур по странам Европы и Азии. В Россию, к сожалению, члены жюри не заезжают. В моем случае все страны были одинаково далеко от Новосибирска. Изначально я хотела в Корею, но там все было уже забито. В итоге поехала в Валенсию.

Собеседование длится минут тридцать. Начинаешь с домашнего задания. На всякий случай нужно приготовить две песни: балладу и быструю. Я спела Alicia Keys «If I aint got you», они сказали ­ круто, молодец. Но это, на самом деле, ничего не значит:­ американцы всегда хлопают и хвалят. Дальше меня попросили прочитать с листа. Играют ноту до, с которой я начинаю ориентироваться и петь. Если проходишь первый уровень сложности, тебе дают второй, и так пока не ошибешься. Я провалилась сразу же на первом. Они сказали:­ ничего, не волнуйся, ты этому научишься.

Следующий тур — ритм. Мне хлопали и стучали, а я должна была повторить. Затем нужно было определить аккорды на слух, мажор или минор, и какие ноты туда входят. Все бы ничего, но аккорды играли не на фортепиано, а на гитаре. Они мне сразу честно предложили — если ты не очень разбираешься, давай просто определять мажор или минор. Я была не против.

Последнее, самое главное, — это импровизация. Спрашивают, в какой тональности удобнее петь. Я говорю, например, ре мажор. Они начинают играть обычные аккорды, а я слушаю, придумываю, пою, что приходит в голову. И вот на это обращают даже больше внимания, чем на домашнюю приготовленную песню. Заканчивает собеседование интервью. Спрашивают, чем занималась до этого, как пришла к тому, чтобы поступить в Беркли. Это тоже очень важно.

Ответ дают через месяц или два, надо набраться терпения. Когда мне пришел мейл, сразу подумала, что не попала.

Я поступала на осень, но мне написали — извините, у нас осенью нет мест. Могли бы вы подождать до весны? Я сказала — конечно.

Английский, кстати, это не главное. Для студенческой визы прямо перед отъездом нужен TOEFL, но многие люди приезжают и вообще не могут говорить. Хорошо, что все музыкальные термины из латыни, все понятно.

Стоимость обучения

Деньги можно достать всегда, есть варианты стипендий. Многим американцам обучение оплачивает государство. Правда, иностранцам на стипендию можно подавать только начиная с четвертого семестра. Я сейчас как раз этим активно занимаюсь. Если не дадут, придется ехать домой, в Сибирь. За осенний семестр я заплатила 18 тысяч долларов. Плюс проживание в хорошем районе рядом со школой  — 1100 долларов в месяц и минимум 10 долларов в день на еду. Зарабатывать легально по студенческой визе сложно. Либо в кампусе при колледже, либо выступлениями в кафе и клубах, но с условием, если кто-то из музыкантов американец. Официально платят деньги ему, а потом гонорар делится между членами группы. Все мои друзья делают так.

Про учебу

Первые четыре семестра  — это база. Сольфеджио, музыкальная теория, игра на инструменте или вокал. А через год начинается исключительно твоя специализация. Для меня это сочинение современной музыки и продюсирование. Когда я говорю «современная музыка», то имею в виду поп-музыку. Её проще всего продать. Мы учим законы, правила ее написания, секреты аранжировок, учимся работать на студии. Пока инженер бегает с отвертками, управляет микрофонами и электроникой, продюсер слушает, совпадает ли запись в студии с задуманным, по ходу вносит изменения в партиях, руководит. Роль продюсера — найти уникальное звучание для песни.

Что мне нравится в Беркли, так это индивидуальный подход к каждому студенту. Никто никого не обязывает делать именно так, как сказал педагог. Главное — это креативность. Например, у нас есть финальный проект по предмету «аранжировка». Берем песню в поп-­стиле и изменяем ее, чтобы было два или три новых стиля: рок, фанк, баллада. Ведь у каждого стиля свой ритм, басовая линия, есть теория, все давно изучено. Наша задача была расписать песню в новых стилях для каждого инструмента. В финальный день я отдала написанные ноты приглашенной группе музыкантов, и они с листа играли то, что я придумала. А запись потом отправили преподавателю.

Про работу

Образование Беркли не гарантирует рабочее место и визу после окончания колледжа. Дипломированным специалистам дают год на поиск работы. Сложнее всего музыкантам, которые учились на факультете Performance. Для рабочей визы с них требуют тур, составленный на три года вперед, cписок всех мест, где ты выступаешь. Ни один клуб на такое не согласится, поэтому студенты нанимают адвокатов, которые ищут разные лазейки. Помимо тура нужно выпустить свой альбом и закинуть его на iTunes. Последнее не проблема, если у тебя есть 100 долларов, но ведь альбом же надо еще выпустить! Мне с моей специальностью немного проще — нужно найти место, где я буду работать в течение следующих трех лет. Честно, многие даже и не надеются получить эту визу, просто наслаждаются еще одним дополнительным годом в Америке.

Что есть в Америке, чего нет у нас

Главная проблема в том, что у нас в России нет индивидуального подхода в музыкальном образовании. Из-­за этого нельзя развиваться. Слушаю, как поют знакомые выпускники Гнесинки, Глинки — у них абсолютно одинаковые голоса. Многие не знают, как музыку использовать в реальной жизни, как найти работу.

Мой двоюродный брат живет в Москве и зарабатывает тем, что сочиняет песни. Говорит, часто талантливые люди приходят в эту сферу без образования, делают все на интуитивном уровне. Если бы они побывали в Беркли, то на эту же работу тратили бы в три раза меньше времени.

Я не говорю, что в России все плохо, я еще не пробовала работать здесь по специальности. Сложно будет изменить культуру потребления музыки. У нас люди ленивые в этом плане — если появляется что­то новое, они просто не будут это воспринимать, не поймут.

После Беркли я не обязательно хочу остаться в Америке. Я бы попробовала и в России. Для меня ­ главная цель — найти работу, связанную с музыкой. Неважно, в какой стране. Главное, чтобы то, что я сейчас изучаю, было со мной всю жизнь.

Маша Кособокова
Маша Кособокова, Journalist, producer, filmmaker
29 января 2015

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты