Фантастические твари и как их обучать

Наше отношение к братьям меньшим отличается двойственностью: мы с радостью наделяем их антропоморфными чертами, но часто отказываем им в интеллекте и самосознании. Всерьез воспринимают только дельфинов, да и то лишь в отдельно взятой стране: в Индии их несколько лет назад официально признали «негуманоидными личностями» и запретили содержать в неволе. «Учёба.ру» вспомнила, на что способны наиболее интеллектуально одаренные животные.
Дарья Варламова
30 ноября 2016
Фото: Field Notes from an Evolutionary Psychologist / newfoundlandnews.blogspot.ru

Язык

Весной 2016 года, на радость всем «кошатникам» мира, шведские ученые из Лундского и Линчепингского университетов пообещали «расшифровать» язык усатых и хвостатых. Дело в том, что кошки, согласно их гипотезе, выработали свой особенный язык коммуникации с людьми, и все эти разнообразные модуляции мурчанья и мяуканья действительно что-то означают.

Правда, терминология тут условна — с точки зрения лингвистики, настоящий язык должен соответствовать ряду критериев, — например, использовать абстрактные (отделенные от содержания) знаки, иметь грамматику и развиваться в процессе социализации. «Языки» животных соответствуют только некоторым из них, — например, в пчелином танце форма элементов отделена от содержания «месседжа», а кошки, безусловно, вырабатывают особую систему сигналов в ходе общения с постоянным хозяином. Но даже до какого-нибудь простого искусственного языка вроде эсперанто им еще очень далеко. Дельфины определенно владеют двумя системами звуковых сигналов (эхолокация + свист) и даже имеют индивидуальные звуковые сигналы — своеобразные персональные позывные в стае. Но никаких серьезных доказательств того, что это именно язык в человеческом понимании этого слова, еще не появилось.

С другой стороны, можно попробовать научить животных человеческому языку, чем еще с 1970-х занимаются приматологи. Все попытки приспособить фонетический аппарат обезьян к человеческой речи потерпели поражение, поэтому ученые перешли на язык жестов — амслен. Оказалось, что обезьяны способны освоить язык до какого-то уровня (обычно — на уровне двух- или трехлетнего ребенка) и обращаются с ним достаточно свободно: шимпанзе, бонобо и гориллы обладают символическим мышлением и легко создают новые понятия, применяя незнакомые жесты в новых ситуациях (например, могут обозначить зажигалку как «бутылка-спичка»). Также они могут употреблять слова в переносном смысле, использовать метафоры и даже шутить (одна из обезьян по имени Коко в шутку называла себя «птичкой»). Но все же их способности сильно ограничены: обезьянам не дается синтаксис, а запоминать слова им намного сложнее, чем людям. Словарный запас в сотню слов — это, как правило, их предел. Хотя бывают и исключения, — например, самец бонобо по имени Канзи при помощи специальной клавиатуры с лексиграммами научился понимать на слух около 3000 английских слов и активно употреблять более 500.

Инструменты

Труд, как известно, сделал обезьяну человеком, но способность использовать инструменты, чтобы добыть себе пищу, свойственна не только приматам. Конечно, у обезьян богатый арсенал инструментов и способов их применения: например, с помощью палок они не только достают труднодоступную пищу вроде термитов, но и измеряют глубину. А еще они могут использовать несколько орудий (например, палочки разной толщины) в комплексе.

Однако другие существа пошли еще дальше: дельфины научились прикрываться морскими губками от нападения колючих рыб, а грачи изобрели довольно тонкие и сложные инструменты поинтереснее палки, — например, они могут согнуть из проволоки крючок подходящего размера, чтобы извлечь из емкости червяка. Не отстают и новокаледонские вороны, любимые учеными за сообразительность, — они, например, способны нанизывать на палку объекты, которые сложно перенести в клюве. Правда, в лаборатории птицы проявляют больше смекалки, чем в живой природе, — возможно, потому что в искусственной среде меньше отвлекающих факторов.

Мышление

Те же новокаледонские вороны, как обнаружилось, способны распознавать причинно-следственные связи. Это показала серия из шести экспериментов, в ходе которых птицы пытались достать пищу из узких сосудов, как ворона в эзоповской басне. Оказалось, что вороны достаточно умны, чтобы понимать разницу между полыми и цельными предметами, сосудами с водой и песком, различать уровень воды в сосудах, а также определять, какие предметы тонут, а какие — нет. Все это они использовали, чтобы добыть из кувшинов еду.

Еще один показатель интеллекта — рабочая память, и вот тут братья меньшие нас неожиданно «уделали». Точнее, это сделало всего одно животное — шимпанзе Аюму, живущий при Университете Киото в Японии. Он способен запомнить и верно воспроизвести девять чисел, увиденные лишь на долю секунды.

Математика

Математические фокусы с «учеными» животными — старый вид развлечений. В начале ХХ века лошадь по имени Умный Ганс, якобы производящая арифметические операции в уме, ввела в заблуждение множество зрителей — рысак просто считывал язык тела хозяина, получая подсказки, соответствующие тем или иным цифрам. Сейчас научная методология позволяет объективно исследовать способности животных, и некоторые из них действительно не лишены арифметических способностей. Например, пчелы умеют считать до четырех, а еще различают симметричные и асимметричные объекты.

Есть довольно косвенные свидетельства того, что считать умеют и собаки. Бразильский ученый Роберт Янг провел эксперимент: он показывал собакам, сколько кусков мяса находится в миске, а потом на их глазах вынимал или подкладывал несколько кусков в эту же миску, заслоненную ширмой. В процессе он жульничал, и итоговое количество кусков не всегда соответствовало этим арифметическим манипуляциям. Такие случаи вызывали у собак серьезное недоумение, что может служить доказательством их способности считать в уме.

Дарья Варламова
30 ноября 2016

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты