Проблемы одаренности: как растить гения

Как распознать и развить таланты ребенка, в какой стране больше всего гениев и почему вундеркинды часто вырастают в обычных взрослых — эти и другие вопросы «Учёба.ру» задала доктору психологии, главному редактору журнала «Искусство в школе», специалисту по «одаренности» Александру Мелик-Пашаеву.
Наталья Афанасьева
21 октября 2016
Фото: Alexa / Flickr / CC BY 2.0
Александр Мелик-Пашаев,
психолог, главный редактор журнала «Искусство в школе»

Александр Мелик-Пашаев — доктор психологических наук, заведующий лабораторией психологических проблем художественного развития Психологического института РАО, главный редактор журнала «Искусство в школе», автор оригинальных методик изучения и диагностики художественного развития. Одаренность является основной темой его исследований. По мнению психолога, «одаренность к творчеству — это нормальное, универсальное свойство человека», а вот назначать ребенка «маленьким гением» и «вундеркиндом» очень опасно для его будущего.

Что такое гений? Бывает ли вообще врожденная одаренность, как ее распознать?

Я не встречал рационального определения понятия «гений», которое было бы и содержательным, и для всех приемлемым. Мы интуитивно чувствуем разницу между словами «способный», «талантливый», «гениальный». Гениальным мы назовем того, в ком видим или угадываем нечто, явно «превышающее норму» — более точного определения дать не смогу. Очень часто такие люди сами чувствуют и даже ясно понимают, что в какие-то моменты постигают или создают что-то такое, что превышает их собственные «нормальные» возможности. Кстати, с древности и до пушкинских времен гением называли не самого человека — творца, а некое более высокое существо, которое как бы стоит за ним, то есть не он сам — гений, а у него есть гений, который временами его посещает, ему помогает. Позже гением стали называть самого человека, но суть дела от этого не меняется. Впрочем, если мы говорим о детях, я бы советовал забыть это слово и не сбивать с толку ни самих себя, ни ребенка. Кажется, есть даже магазин «Маленький гений». Удачное название, чтобы заманивать доверчивых и честолюбивых родителей...

Как отличить вундеркинда от ребенка, который что-то хорошо делает и получает удовольствие от этого?

Я думаю, что в принципе одаренность к творчеству — это нормальное, если угодно — универсальное свойство человека, и мы должны из этого исходить в своем отношении к детям. Понятно, что по тысяче причин в реальной жизни всеобщая одаренность не реализуется, но важно само отношение к одаренности как к нормальному явлению. Как есть в юриспруденции «презумпция невиновности», так в педагогике должна быть «презумпция одаренности», а дальше — жизнь покажет.

Что же касается конкретных видов одаренности — художественной, математической, любой другой — то на первых порах самым надежным и, я бы сказал, безопасным показателем ее является устойчивое, не зависящее от изменчивых обстоятельств стремление самого ребенка этим делом заниматься как чем-то для себя важным. Да и то удовольствие, которое он при этом испытывает — о чем упомянуто в вашем вопросе. И не надо пытаться раньше времени отличать таких детей от «вундеркиндов». Признаюсь, само это слово вызывает у меня (и не только у меня, и у коллег, чье мнение для меня авторитетно), мягко говоря, опасения — за самого этого «кинда» и за его будущее.

а потом слона бросили и забыли

Как часто подающие надежды дети вырастают в талантливых взрослых? И что происходит с теми, кто из «очень одаренного» вырос обычным?

Моцарт и немногие ему подобные статистики не делают, зато известно, что явное большинство так называемых вундеркиндов не оправдывают ожиданий и оказываются без вины виноватыми в том, что их когда-то без их ведома «назначили» гениями. Очень часто иллюзия «гениальности» возникает из-за того, что какие-то стороны психики ребенка развиваются односторонне, быстрее, чем другие, и на это с изумлением обращают внимание. Потом все выравнивается, сверстники его догоняют, и оказывается, что ничем особенным он не отличается. Иногда одностороннее развитие отдельных, специальных качеств, педалируемое взрослыми, вступает в опасное противоречие с уровнем развития личности в целом, и никакой перспективы творческого развития такой разрыв не сулит.

Часто взрослые, просто по некомпетентности, ошибочно оценивают то, что делает ребенок — в искусстве это часто случается. Мы знаем, какими психологическими травмами, а часто и катастрофами все это чревато для ребенка, которому привит элитарный дух, который приучен к статусу будущего гения. Самый печальный пример — это Ника Турбина (поэтесса, ставшая известной в детстве и трагически погибшая в 27 лет. — «Учёба.ру»), которая сама о себе говорила так: «По улице слона водили. Это была Ника Турбина. А потом слона бросили и забыли». Это пример самый известный, но аналогичных случаев, не получивших такой огласки, очень много.

желание кого-то превзойти искажает самые мотивы творчества

В каком возрасте у ребенка проявляются таланты? Можно ли его не узнать, не развить? Или наоборот, способствовать тому, что наклонности и интерес у ребенка перерастут в настоящий талант?

Конечно, мы можем и не распознать индивидуальную одаренность, или талант. Можем и способствовать его развитию, и затруднить его. Это вопрос о том, в какие условия обучения попадет ребенок, но сейчас нет возможности анализировать разные системы и принципы обучения. В области художественного творчества, которой я занимаюсь, в благоприятных педагогических условиях одаренность обычно проявляется начиная со старшего дошкольного возраста. Но это свойственно практически всем детям, и ее не нужно путать с индивидуальной одаренностью ребенка, «предназначенного» именно к этому виду творчества. Последняя может проявиться и позже, в частности — в том, что ребенок сам ставит перед собой новые задачи, все более сложные, глубокие по содержанию, и активно ищет средства для их решения, постоянно выходит за рамки того, что уже освоил, чему его научили — как бы перерастает то, что ему дают другие. Так и «хрестоматийный» Моцарт быстро перешел границы того, что мог ему дать хороший музыкант — его отец, да и все окружение. Оценивать эти вещи может эксперт, сочетающий в себе качества художника и педагога.

Чего делать не нужно — так это искусственно вырывать ребенка из нормального процесса возрастного развития, из естественной и разнообразной жизненной среды — ведь творчество человека в любой области, а в искусстве это особенно очевидно, питается всей полнотой его личных жизненных впечатлений. Без этого оно будет лишено корня и неизбежно завянет. Помните пушкинского Сальери, который пытался «делать музыку из музыки»?

Второе крайне опасное и крайне распространенное явление — конкурсы, борьба за «место под солнцем», желание кого-то превзойти — все это порождает тревожность и, главное, искажает самые мотивы творчества. Если я создаю что-то с целью превзойти кого-то, то я точно не создам лучшее, на что способен, и не раскрою свою одаренность в достойной мере. Понятно, что в реальной жизни какие-то элементы этой состязательности бывают неизбежны. Но к ним и надо относиться как к частному, вынужденному и небезопасному явлению, ни в коем случае не придавать результатам судьбоносного значения и не внушать подобное ребенку.

вундеркиндов у нас числится намного больше, чем в других странах

Влияет ли то, что окружает ребенка — семья, школа, культурные традиции — на развитие его одаренности? Есть ли какие-то различия по странам: например, есть статистика, что в России вундеркиндов больше, чем в Америке, а в Японии — больше, чем в Швеции?

Международной статистикой я не владею, но подозреваю, что вундеркиндов у нас числится намного больше, чем в других странах. Хорошо это или плохо? У нас постоянно говорят об особо одаренных, которых надо с младенчества выявлять, особым образом развивать, а они потом победят на олимпиадах и повысят престиж страны; финансируются специальные программы работы с детьми, которых правильно или ошибочно зачисляют в одаренные. А в вышеупомянутой Швеции, например, насколько я знаю, другая крайность: педагогу обмолвиться нельзя об одаренных детях, это неполиткорректно. Что лучше или что хуже — затрудняюсь сказать. Коллеги, специально изучавшие зарубежный опыт, говорят, что в развитых странах, ни на Западе, ни на Востоке, нет организационно-финансовых приоритетов работы с одаренными, их не выделяют в особую категорию. Хотя в некоторых государствах, например, в Финляндии, находят возможность в рамках общего образования индивидуализировать работу и уделять таким детям должное внимание.

В своих работах вы пишите, что одаренность — это нормальное проявление «внутренней энергии души», присущее каждому человеку. Что имеется в виду?

«Внутренняя энергия души» — это формулировка профессора Василия Зеньковского, которая очень мне помогает в изложении моей точки зрения. У него есть большой, сугубо научный труд начала ХХ века, где он говорит о внутренней энергии, или внутренней активности человеческой души, которая всегда более или менее успешно идет к своим целям, реализует себя в окружающем мире. Хотя нам может казаться, что мы просто приспосабливаемся к тем или иным обстоятельствам, реагируем на какие-либо воздействия и т. д. То есть человек по природе своей творчески проявляет себя во всей жизни, даже когда сам этого не осознает. Я думаю, что в этой от рождения присущей нам энергии и коренится творческая одаренность каждого человека. То есть — каждого ребенка. А в какой области и в какой мере она реализуется — это уже другой вопрос.

Наталья Афанасьева
21 октября 2016

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты