Наша школа глазами иностранца: что удивило шведку в Москве

Российская школа отличается от шведской прежде всего своими задачами и отношением к свободе выражения и индивидуальности, считает Элин Йонссон, корреспондент Шведского телевидения в России. Своими наблюдениями она поделилась с «Учёбой.ру»
Наталья Афанасьева
14 октября 2016
1 комментарий
Фото: kremlin.ru / CC BY 4.0
Элин Йонссон,
корреспондент Шведского телевидения в России

Элин Йонссон, корреспондент телевидения Швеции, много лет живет и работает в России, хорошо знает и любит нашу страну. Впервые она приехала в Москву в 17 лет, будучи еще школьницей. Это было в 1990 году. Тогда юную шведку больше всего удивила школьная форма и неумение ее московских ровесников спорить и рассуждать. И, по ее наблюдениям, хотя за эту четверть века наша страна изменилась до неузнаваемости, многое в системе образования осталось прежним.

Элин, когда ты в юности попала в московскую школу, что больше всего тебя удивило?

Больше всего меня удивила школьная форма — тогда девочки носили синий костюм: пиджак и юбку. Это было очень непривычно, в Швеции не было школьной формы. Ну и система образования была, конечно, совсем другая. Сначала меня определили в 10 класс — мне было 17 лет, — но там оказалось очень сложно, я ничего не понимала, не знала язык, поэтому попросила, чтобы меня перевели во 2 класс. Маленькие дети помогали мне, и чувствовала себя прекрасно, но чтобы не скучать и общаться со сверстниками, я одновременно стала работать в школе учителем английского языка. Вела разговорный практикум у старшеклассников — это была английская спецшкола. И вот там меня очень удивило, что дети вообще не готовы были самостоятельно обсуждать никакие темы. Даже на самые на простые вопросы: «Какой у тебя любимый цветок?» или «Как ты провел каникулы?» они пытались найти ответ в учебнике и боялись сказать то, что думают. Мне показалось, что в школе их совсем не учили выражать свою точку зрения. В шведской же школе нас, наоборот, учили критиковать, задавать много вопросов, защищать свое мнение, даже если большинство придерживается другого.

у вас все очень нацелено на результат

У нас часто говорят о том, что российское образование всегда было очень качественным и гораздо более насыщенным, чем в Европе или Америке. Почувствовала ли ты разницу, например, в программе по математике или физике?

Математику с физикой мне сложно оценить, это мои нелюбимые предметы. Но я помню, как меня поразили уроки литературы: то, что у вас все читают Пушкина и учат Тютчева наизусть. У нас никто не учит стихи шведских поэтов. Это казалось так старомодно, и в то же время вызывало некоторую зависть. В шведской школе тоже есть литература, конечно: мы читаем и классиков, и современных писателей, обсуждаем, анализируем, выражаем свое мнение, но наизусть не учим.

Что же касается программы, то отличается, прежде всего, подход к знаниям и к целям, которые ставит перед собой школа. У нас считается, что школа нужна, в первую очередь, для того, чтобы дать человеку возможность найти себя — попробовать все предметы, понять, что интересно, чем хочешь заниматься дальше, в университете. Школа воспринимается как подготовка к жизни, и, прежде всего, к социальной. У вас же все очень нацелено на результат.

Как же ты, учась в обычной школе, могла преподавать английский язык своим сверстникам, которые учились в английской спецшколе?

Вот, на мой взгляд, причина в том, о чем я говорила выше. Я всегда замечала, что россияне много времени отдают изучению иностранного языка, знают его теорию, иной раз лучше шведов, но часто вообще не умеют говорить на нем. Они стесняются! Мне кажется, это как раз из-за того, что все образование нацелено не на процесс, а на результат. Если ты не знаешь язык в совершенстве, то не можешь и говорить на нем, не имеешь права. И это касается не только языков. Когда у меня уже появился сын, мы пытались в Москве найти спортивные занятия, оказалось, что просто так здесь спортом заниматься невозможно: ты должен показывать какие-то высокие результаты, посвящать этому всю свою жизнь.

Шведы занимаются спортом, потому что им это нравится, и столько, сколько считают нужным. Если они хотят петь в хоре, то делают это для души, вне зависимости от того, есть ли у них голос и слух. Шведские дети не ходят на дополнительные занятия по математике или курсы английского. Они могут после школы заниматься театром или музыкой — но не по пять дней в неделю, как у вас, и просто для развлечения. Я однажды спросила свою московскую подругу, зачем она так загружает ребенка после уроков дополнительными занятиями, она сказала, что, если у детей много свободного времени, то они начинают думать, а это вредно.

вы очень торопите детей

Похожа ли шведская школа на финскую, где нет домашних заданий? Есть ли в шведской школе оценки?

У нас тоже нет домашних заданий. Педагоги уже давно доказали, что это совершенно бесполезно, ребенок все знания должен получать в школе. Кроме того, это ставит детей в неравное положение: у кого-то стесненные условия и пять братьев и сестер бегают по дому и шумят, а кто-то делает уроки с гувернанткой, в тишине. Дома можно думать о проекте, который ты начал делать в школе, или что-то дополнительно посмотреть. Оценок до 6 класса тоже нет: об этом, кстати, сейчас много спорят, система оценки знаний в Швеции все время меняется.

Шведские педагоги против раннего развития, оно признано вредным, и против чрезмерной нагрузки — они считают, что это приводит ровно к обратному результату. Я в Москве знаю детей, которые с полутора лет ходят на курсы английского языка: как и в советское время, вы очень торопите детей. У нас считается, что дети должны много играть, гулять на улице, иметь много свободного времени. Когда мой сын ходил в российский детский сад, они учили на праздник для выступления песни и стихи, это было очень странно. А потом он пошел в шведскую школу, и для спектаклей и шоу они все придумывали сами: сами создавали тему, писали сценарий, выбирали костюмы и роли. Взрослые только помогали, но не вмешивались в творческий процесс. У нас считается, что задача школы — развить в ребенке креативность, научить верить в себя, чтобы он стал человеком, который может свободно творить.

Твой сын пытался ходить в обычный московский детский сад. Что тебя больше всего удивило в его устройстве?

Больше всего меня удивило, что прошла четверть века с той поры, когда я училась в московской школе, тогда еще советской, а многое осталось абсолютно прежним. Прежде всего, коллективность — все должны все делать вместе, одинаково, строем. В одинаковых трусах маршировать на физкультуре, ходить вместе туалет, спать два часа или притворяться — а ведь дети уже были большие, многие из них уже не могли спать днем. Любая индивидуальность, разница между людьми, их особенности не признаются и осуждаются. Например, Арильд очень стеснялся переодеваться перед всеми в группе в пижаму, его за это ругали. Все должны относиться ко всему одинаково, как в армии. Еще меня очень неприятно шокировала агрессия между детьми, которая не гасилась, а наоборот, поощрялась взрослыми: он тебя ударил, а ты дай сдачу, иначе как ты будешь жить в этом мире. На мой взгляд, такой подход не учит жизни, а воспитывает жестокость.

все должны все делать вместе, одинаково, строем

А как в шведской школе наказывают? Какие вообще проблемы шведские родители сейчас считают самыми острыми в школе? Есть ли конфликты?

Многие как раз возмущаются из-за отсутствия системы наказаний: дети шумят и мешают другим, а учитель ничего не может сделать со сложными учениками. Если он применит какое-то наказание, родители могут подать на него в суд или заявить в полицию, и, мало того, они действительно делают это. Некоторые считают, что проблема в эмигрантах: новые дети плохо знают язык, что влияет на общие оценки школы, портит репутацию. В результате получается, что появляются школы, где учатся только дети богатых родителей «белого цвета», и школы, где остались один эмигранты.

Происходит разделение на школы «элитные» и «плохие», и это негативная тенденция. Обсуждается и появление так называемых «свободных» школ, то есть школ, которые живут по своим внутренним правилам, отличным от общепринятых: например, мусульманские школы, где девочки занимаются физкультурой отдельно от мальчиков, что противоречит шведским нормам. И сейчас это вызывает острую дискуссию.

Но, думаю, главный конфликт в шведской школе возникает из-за того, что некоторые родители начинают слишком сильно вмешиваться в учебный процесс. Другим кажется, что это неприемлемо — ты же не говоришь врачу, как тебя лечить? Так и учитель лучше знает, что нужно делать. Это тяжело и для педагогов, и для других родителей. Шведские родители, как и все другие, тоже ворчат, что школа портится, что уровень образования падает.

Наталья Афанасьева
14 октября 2016
1 комментарий

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты