Поборы в школе: за что платить, а за что — нет

«Учёба.ру» выяснила, сколько стоит нынче для родителей бесплатное образование в школе. Что делать, если у вас требуют деньги на ремонт, и есть ли способы справиться с родительским комитетом?
Наталья Афанасьева
29 сентября 2016
1 комментарий
Фото: 401kcalculator.org / Flickr / CC BY-SA 2.0

Поборы в школе — одна из самых болезненных тем, обсуждать которую в обществе готовы бесконечно. Оно и понятно, деньги — это вообще болезненный вопрос, а тем более, когда тратить их приходится на то, что положено получать бесплатно. Опытным родителям знакомо это особое беспокойство перед собранием, и они никогда не приходят туда с пустым кошельком. Экскурсии, рабочие тетради или новый шкаф, фотоальбомы или выпускной — на что-нибудь обязательно придется «скинуться». Однако посмотрим правде в глаза: ситуация со школьными поборами за последние годы очень здорово изменилась. И бороться с ними стало проще.

Например, самые существенные грабительские поборы, которые еще пять лет назад казались неизбежными и были почти повсеместными, сегодня практически изжили себя. Речь идет о «добровольном» вступительном взносе, который платили родители, чтобы попасть в конкретную школу (как правило, одну из лучших в районе). Это могло быть оформлено как подарок на ремонт, мебель или благоустройство двора, и зачастую требовались внушительные суммы. Родители первоклассников обычной районной школы, скажем, в Крылатском, вносили по 50 тысяч рублей на ремонт класса, чтобы уже через несколько лет, когда началось слияние школ в комплексы, их перевели в другое учебное заведение.

В это сложно поверить, но сейчас этого практически не встретить. Произошла эта революция после введения электронной записи в школу по месту жительства. У системы есть свои недостатки, как и у самого процесса слияния, но нельзя не признать очевидного — попасть на учебу теперь можно безо всяких поборов. Другое дело, если вам хочется чего-то особенного. Но и тут все упростилось: теперь школе платят деньги за каждого ученика, поэтому большинство учебных заведений заинтересованы в том, чтобы набрать как можно больше детей. Есть и школы, которые до сих пор сохранили жесткий конкурсный отбор: за деньги туда все равно не попасть, по крайней мере, «с улицы».

школа не может требовать от родителей никаких денег: ни на окна, ни на экскурсии, ни на спортинвентарь

Прошлым летом многим родителям звонили на домашний телефон из Департамента образования и задавали вопрос: «Просят ли вас в вашей школе сдать деньги на какие-то нужды, будь то ремонт или уборка?». За поборами в школе стали очень серьезно следить «сверху». И тут с точки зрения закона все однозначно — школа не может требовать от родителей никаких денег: ни на окна, ни на экскурсии, ни на спортинвентарь. Может быть, многие этого не заметили и теперь удивятся, но, по официальным данным, московские школы не нуждаются в деньгах, в отличие от образовательных учреждений в других регионах, где действует иная система. Столичные школы финансируются сегодня как никогда щедро. Другое дело, насколько эффективно этот бюджет «осваивается».

Существует перечень законных платных услуг, которые может оказывать школа. Сюда входят продленка, еда, платные кружки во внеурочное время — исключительно по желанию. Обязательных платежей в школе нет — если такое предложение поступило, можете смело писать по инстанциям и ничего не платить. С подарками школе и учителям тоже надо быть осторожным: если презент стоит дороже 3000 рублей, его могут расценить как взятку, и это повлечет за собой серьезные последствия. Когда на родительском собрании обсуждаются денежные вопросы, учитель обязан выйти из класса, чтобы никто не заподозрил его в попытках поучаствовать в «выкачивании» денег.

И тут, как говорится, просыпается мафия. Ведь самый безнадежный пункт — это сборы, которыми занимаются сами мамы и папы. Здесь все зависит только оттого, насколько адекватно ведут себя родители и родительский комитет в каждом конкретном случае. Люди рассказывают невероятные истории про 60 тысяч на выпускной или поездку класса на Кипр, про бал на 8 марта для пятиклассников, на который нужно сдать по 30 тысяч рублей, или подарки к Новому году — за 5 тысяч. Юридических советов здесь быть не может: можно только договариваться и, по возможности, искать комфортную среду обитания.

Никаких правил, которые бы регулировали фантазию и запросы родительского комитета, нет. Равно как нет и механизмов, способных заставить кого-то принимать финансовое участие в реализации фантазий. Тем не менее, идти против коллектива всегда трудно, особенно, когда речь идет о детях и о деньгах. Как говорит заместитель руководителя Департамента образования Москвы Александр Гаврилов, это демократия, — а она не только в российской школе, но и в нашем обществе в целом приживается пока с трудом.

Мария Филиппенко,
учитель года Москвы, преподаватель НИУ ВШЭ

«Наша школа — это маленькая модель государства: все, что происходит в стране, в миниатюрном виде повторяется и здесь.

Экономисты часто говорят о скрытых налогах: формально мы платим 13%, а на самом деле — гораздо больше. Так же и в школе. Даже если она государственная, официально бесплатная, „скрытых налогов“ все равно не избежать. Давайте смотреть правде в глаза: школе не хватает денег на все, государство не финансирует ее в должной мере. Я работала в гимназии, одной из лучших в Москве, и родители там скидывались на пластиковые окна, меняя их по одному, по мере сил. Потому что из старых, деревянных, так дуло, что дети каждую зиму болели.

Их, конечно, никто не заставлял это делать. В нормальных школах, где родители доверяют администрации и дружат с педагогическим коллективом, а учителя уважают детей и родителей, все устроено максимально прозрачно, обговаривается заранее и происходит сугубо добровольно. Есть, например, фонды, куда выпускники школы или семьи учеников могут вносить какие-то суммы в дар. Но, опять же, все это держится на хороших отношениях, а не на законе.

Я знаю и другие истории, когда в одной очень престижной гимназии, например, организуют поездки в дорогие отели, а не так, как обычно бывает в случае школьников: с ночевками в спальных мешках в спортзале. И некоторые родители берут кредиты, чтобы не ударить в грязь лицом. С другой стороны, я помню, как я сама заканчивала школу в 90-е годы, и родители собирали по копейке, чтобы накрыть нам стол, а мама одной девочки сказала: „Я сдавать не буду“. Я помню, как мы все были потрясены, и как нам было жалко эту девочку. В школе все, как в обществе: у кого-то нет денег на гречку, а кто-то не может наскрести на ремонт третьей яхты.

Вообще же, внутришкольные материальные отношения — зона очень опасная, личная и коррупционноемкая. Как это можно изменить или хотя бы регламентировать, я не знаю. Если бы придумала, стала бы, наверное, президентом России».

Наталья Афанасьева
29 сентября 2016
1 комментарий

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты