Границы дозволенного: чему научит родителей скандал в школе № 57

Вот уже больше недели СМИ обсуждают историю о домогательствах к ученикам со стороны учителей легендарной «Пятьдесят седьмой школы». Какие выводы родители, школьники и учителя должны сделать из случившегося? «Учёба.ру» собрала интересные вопросы и размышления на эту тему и попросила семейного психолога МИГиП Ирину Лешкову прокомментировать их.
Наталья Афанасьева
09 сентября 2016
Фото: michael davis-burchat / Flickr / CC BY-ND 2.0

Новый учебный год начался с крупного скандала — несколько учителей легендарной московской школы № 57, которая традиционно славилась своим образованием и особой атмосферой, оказались под подозрением в сексуальных отношениях с учениками. Один за другим выпускники школы начали рассказывать не только о добровольных эротических связях между учителями и детьми, но и о фактах принуждения. Следственный комитет РФ начал проверку школы, под давлением общественности администрация учебного заведения ушла в отставку, и вот уже больше недели в СМИ эта тема затмевает все остальные. Подробности истории можно прочитать здесь. Общество тоже пытается осмыслить произошедшее, найти закономерности и понять, как не допустить подобного впредь.

Ирина Лешкова,
семейный психолог,
Московский институт гештальта и психодрамы (МИГиП)
Одновременно с лавиной обвинений и признаний бывших учеников в соцсетях появился флешмоб с тегом #спасибо57, где ученики, родители и учителя говорят о школе как о семье. Не заложена ли в этом опасность? Как замечают читатели, «в обычной школе», где нет таких тесных связей, вряд ли можно было бы годами скрывать домогательства.

На мой взгляд, изначально ничего патологического в хорошем отношении к школе нет. Нормально любить свою школу, с теплотой относиться к учителям. Бывает и так, что педагог становится важнее папы и мамы. В подростковом возрасте для ребенка вообще естественно отдаляться от родителей, расширять рамки своего мира и искать авторитеты вне семьи. Родители, даже самые лучшие, в этот период перестают быть самыми близкими: они на время уходят с пьедестала, и подростки ищут им замену. Мудрый наставник на «родительском» месте — это как раз явление абсолютно нормальное и здоровое. Это лучше, чем скандальный рок-певец или хулиган из соседнего двора.

Другое дело, что слишком сильная эмоциональная связь между учителем и учеником чревата разрушением границ, на самом деле очень тонких, когда наставнические отношения превращаются в дружеские или даже во что-то более интимное, даже не обязательно в сексуальном смысле. Если говорить об этой конкретной ситуации, то там шанс перейти границы, видимо, все-таки был сильнее, чем в условной «обычной» школе. Те, кто учился в «Пятьдесят седьмой», часто подчеркивают, что нашли в школе то, чего не находили вокруг. Уровень свободы там и в советское время был выше, чем в целом в обществе, и обстановка отличалась от повседневной. И поэтому, естественно, у детей возникало ощущение сопричастности чему-то особенному. Чувство избранности и гордости.

Само понятие «элитных» школ в России, где нет понятия «элиты» в традиционном смысле, сейчас тоже стало активно обсуждаться. Говорят, что поведение детей и родителей, которые молчали годами, а теперь осуждают тех, кто решился на откровенность, напоминает поведение людей в секте. Как понять, что зависимость от сообщества перешла границы нормы?

Осознание собственной элитарности и эксклюзивности места, которым ты дорожишь, в целом не является патологией. Чрезмерная идеализация ситуации и желание защитить свой особый мирок тоже не противоречит человеческой природе. Что же касается сект, то надо понимать, что сектанство — это один из видов зависимости, как алкогольная, игровая или наркотическая. Об этом можно говорить, если человек живет только тем, что происходит в конкретном коллективе, слепо подчиняется его законам, и его личная эмоциональная жизнь организована только вокруг идеи общества, которая становится сверхценной. Нужно быть очень аккуратными в оценках: не хотелось бы навешивать ярлыки. Понятно, что в школе учились и учатся разные дети, из разных семей. Вполне возможно, что некоторые из них находили опору в школе, потому что не могли найти опору в семье. Кто-то, вероятно, компенсировал неблагоприятную обстановку или дефицит общения с внешним миром чрезмерно крепкой привязанностью к коллективу. И все же обобщать нельзя.

Есть закон функционирования семейных систем, и раз мы говорим о школе как о семье, здесь он тоже работает. Знаете, существуют дома, где дверь не закрывается, где все время гости, друзья, а домочадцы при этом любят отдыхать и путешествовать раздельно. Это так называемая «открытая система». Как правило, в таких семьях внутренние границы очень жесткие, а уровень эмоциональной открытости невысокий. В «закрытых» же семьях — в домах, где внешние границы на замке, а чужой не пройдет, — наоборот: внутренние границы между «своими» весьма размыты. «Элитные» сообщества как раз принадлежат второму, закрытому типу.

Как научить ребенка при всем уважении ко взрослым, педагогам, школе критически оценивать обстановку? Научить его говорить «нет» в ситуациях, когда взрослые переходят границы...

Сложность в том, что это не совсем во власти родителей: этот баланс зависит от внутреннего мира ребенка, от конкретного учителя, от возраста, наконец. Чем младше ребенок, тем авторитет учителя сильнее. Когда в семь лет человек оказывается в школе, вдали от семьи, авторитет учителя необходим ему как замена родительского авторитета. Из-за этого младшие дети находятся в зоне большего риска: они еще не умеют выстраивать границы в общении со взрослыми. Детей необходимо учить замечать и отличать адекватные и неадекватные действия взрослых, учить, что нормально, а что нет. Объяснять, что ходить вместе в поход — нормально, а вот если учитель настаивает на физическом контакте — это уже опасно, и надо сообщать об этом другим взрослым.

Чем старше ребенок, тем критичнее его взгляд на мир. Он перестает все видеть в черно-белых тонах, появляются оттенки. Он становится способен оценить сильные и слабые стороны взрослого, у него возникает понимание границ в отношениях. И это тоже нужно поощрять и развивать в семье: прежде всего, начав с себя, со своих отношений с детьми. Если родители нарушают границы ребенка, позволяют себе эмоциональное или физическое насилие, у него не развивается адекватных навыков уважения к этим границам, уважение к неприкосновенности своей личности и способность противостоять давлению взрослых.

Наталья Афанасьева
09 сентября 2016

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты