Выбор программы: кондиционирование воздуха в Институте холода и биотехнологий

Спасет ли криогенная заморозка людей от смерти и как жидкий азот помогает врачам? Об этом рассказала студентка магистратуры Института холода и биотехнологий университета ИТМО (бывш. СПбГУНиПТ) Татьяна Парижская.
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
26 мая 2016
Фото: Olaf Otto Becker
Татьяна Парижская,
Институт холода и биотехнологий университета ИТМО,
факультет холодильной техники (бывш. факультет криогенной техники и кондиционирования)
Почему ты решила поступать в СПбГУНиПТ?

Выбрать этот вуз мне посоветовала мама. В то время я подавала документы в разные университеты на строительные специальности, вроде «водоснабжение и водоотведение». У меня технический склад ума, и при этом прикладные специальности всегда привлекали меня больше, чем теоретические. А вот гуманитарные предметы мне даются с трудом, хотя это не относится к языкам — с ними у меня тоже все в порядке. К тому же, строительство всегда актуально. Однако в СПбГУНиПТ я выбрала другую специальность — «холодильная, криогенная техника и системы жизнеобеспечения», — потому что она была единственной, на которую я могла подать документы: для поступления на другие факультеты нужно было сдать ЕГЭ по химии, а я сдавала только физику. Строительных специальностей там не было, но СПбГУНиПТ понравился мне своей атмосферой, отсутствием так называемой «золотой молодежи». В последний момент я решила, что эта специальность гораздо интереснее, и выбрала этот вуз из всех пяти, в которые меня брали.

Чем тебя заинтересовала эта специальность?

Она охватывает области физики, которые меня всегда интересовали, — термодинамику, механику, гидродинамику и аэродинамику. Не могу объяснить, чем именно они меня привлекают: так же, как кому-то нравится один цвет, а кому-то — другой, кого-то привлекает квантовая механика, а кого-то — термодинамика. К тому же, это довольно перспективная специальность. Инженеры востребованы, если, конечно, они хоть что-то из себя представляют.

Для чего криогенная техника и системы жизнеобеспечения используются на практике?

К системам жизнеобеспечения относятся системы вентиляции, отопления, кондиционирования воздуха, а также другие системы. Кроме того, в мою специальность входило холодоснабжение. Все это широко используется: в любом бизнес-центре или торговом комплексе есть системы вынужденной вентиляции и кондиционирования, в продуктовых магазинах и на складах — системы холодоснабжения.

Как ты готовилась к поступлению?

Я ходила на курсы подготовки к ЕГЭ по математике и физике, в ФТШ при академии имени Иоффе, а также занималась с репетитором. На курсах была очень хорошая преподаватель по математике: она могла объяснить решение любой задачи, в отличие от моей школьной учительницы, которая не могла научить нас решать задачи, начиная от С2. Видимо, ей не хватало квалификации.

Моим репетитором была преподаватель математики из другой школы, к которой ходила заниматься половина нашего класса. Она терпеливо разбирала каждое задание и каждую ошибку и, к тому же, могла достать много образцов экзаменационных заданий.

На ЕГЭ самым сложным для меня было не допустить ошибок по невнимательности, а также арифметика в первой части экзамена по математике. Кроме того, сложность вызывали вопросы из разряда «Что хотел сказать автор?» на экзамене по русскому языку. Кто же знает, чего он там хотел? В остальном ничего сложного не было — только нервотрепка.

Плюс любого высшего образования — это базовые знания и умение учиться, а также возможность найти работу по душе

Какие у тебя были первые впечатления, когда ты начала учиться?

Я очень нервничала перед первой сессией: боялась, что не смогу ничего выучить и меня отчислят. К тому же, в моем вузе довольно серьезно преподают химию, и она была моим ночным кошмаром. Сейчас я понимаю, что можно было позволить себе куда больше приятного на первых курсах. Группа у меня была хорошей, правда, к моменту выпуска из бакалавриата от 27 человек осталось всего 11.

Вуз нравился мне, потому что там царила рабочая атмосфера, и все было нацелено на обучение, на знания, — это было приоритетом. Также не было «золотой молодежи», поскольку вуз не пользовался большой популярностью у богачей. К сожалению, когда ИТМО полностью поглотил наш вуз, ситуация несколько изменилась, и тем, кто продолжает сейчас учиться в магистратуре, тяжело привыкнуть.

Чем тебя смущает присутствие «золотой молодежи»?

Лично мне сложно найти с ними общий язык. Большинство из них совершенно по-другому смотрит и на обучение, и на работу, и на студенческую жизнь. Может, это связано еще и с тем, что ребята, жившие «на всем готовеньком», часто дразнили меня еще в школьные годы. И всё же хвастаться квартирами и машинами, полученными от родителей, не везде уместно. К счастью, есть люди, которые это осознают и ведут себя очень прилично, но это отдельная категория.

А почему у вас так мало людей осталось к моменту выпуска?

Их отчисляли. В 2011 году был низкий проходной бал из-за демографической ямы в 1993-1994 годах, поэтому смогло поступить много тех, кто на самом деле не был способен как следует учиться. Не могу сказать, что их специально «валили» на экзаменах: просто они не изъявляли желания хоть что-то делать для того, чтобы сдать. Некоторым не хватало терпения. До выпуска добрались самые стойкие, почти все пошли в магистратуру и сейчас совмещают работу с учебой. К тому же, у пятерых из 11 выпускников были красные дипломы. Лично я всего один раз получила тройку и осталась на целый семестр без стипендии, а потом получала повышенную.

Какие плюсы и минусы обучения тебе запомнились?

Плюс любого высшего образования — это базовые знания и умение учиться, а также возможность найти работу по душе. Минусов назвать не могу. Если говорить о СПБГУНиПТ (который уже не существует), то с преподавателями все было отлично, столовая в норме, расписание хорошее. Разве что здание нуждалось в ремонте, но ничего ужасного не было. В конце концов, мы там учились, а не жили, и нас это не так уж и беспокоило.

В этом году ИТМО поглотил нас окончательно. В институте сделали дорогой ремонт, но в столовую теперь ходить не хочется, качество еды стало нестабильным, а в расписании и учебном плане много неточностей. Все стараются «оптимизировать», сделать «как лучше», но получается «как всегда». Не совпадают расписания преподавателей и студентов, вся информация выкладывается на сайте, но там часто попадаются ошибки, а необходимость постоянно собирать какие-то документы вызывает огромное неудобство. Также нам подняли плату за общежитие. Но больше всего мне не нравится подход к студентам. Важно не то, как хорошо ты учишься, а то, на скольких мероприятиях ты «засветился». Однако для того, чтобы попасть на эти мероприятия, нужно собрать целую кучу документов. В магистратуре почти все работают полный день, и приходится брать отгулы не только для того, чтобы сходить на пары, но и ради сбора документов, — ведь без участия в конференциях и конгрессах даже круглый отличник будет пустым местом.

Расскажи, пожалуйста, про обучение: на какие предметы делается акцент?

На изучение систем вентиляции и кондиционирования. Неплохо даются основы физики низких температур, холодильной и криогенной техники, аэродинамика и термодинамика влажного воздуха. Все это полезно знать специалистам моего профиля. Нас не учили конструировать аппараты, но подробно рассказывали об их устройстве, принципах работы, видах, и о том, как правильно подбирать оборудование. Все гуманитарные предметы были пройдены на первых курсах, и в конце мы на них не отвлекались, занимались лишь специальностью.

У вас были практические занятия?

Было много лабораторных работ, связанных с пусконаладкой и исследованием, задания на расчет отдельных систем, курсовые проекты. Были экскурсии на заводы по изготовлению оборудования и деталей воздуховодов. В лаборатории нашей кафедры стоит большая новая климатическая установка фирмы Daikin, с которой связаны многие лабораторные работы. Кроме того, имеется много самых разных приборов — шумомеры, тепловизоры и так далее. Все это нам давали в руки, и мы учились этим пользоваться.

Что это за приборы?

Когда все оборудование установлено, систему запускают, и инженер оценивает, правильно ли она работает, нет ли ошибок, не нужно ли что-то изменить. Для этого нужен шумомер — прибор для измерения шума: ведь если допустимые значения превышены, нужно выбрать другое оборудование или поставить дополнительное. А тепловизор похож на инфракрасную камеру: он позволяет увидеть, какие объекты горячие, а какие — холодные. Его используют для обнаружения утечек тепла и холода, которые говорят о несовершенстве теплоизоляции.

Какие предметы лично тебе наиболее интересны и почему?

Мне было интересно все, касающееся специальности, а также сопротивление материалов и технология конструкционных материалов. Подобные вещи мне нравились с детства, пусть и не на таком серьезном уровне. Нравилось изучать устройство станков для обработки материалов, детали машин, получать жидкий воздух на лабораторных работах по криогенной технике, изучение физики низких температур, сверхпроводимости, термоэлектрического охлаждения. Также мы работали с диаграммами, создавали чертежи. Все это было очень интересно.

А для чего нужен жидкий воздух?

Для того же, для чего и жидкий азот. У него большая сфера применения: медицина (косметология, хирургическое лечение опухолей, криосауны), охлаждение ядерных реакторов, получение других сжиженных газов — словом, жидкий азот используют везде, где нужен сильный холод.

Как жидкий азот помогает при лечении опухолей?

Он позволяет заморозить ткани опухоли и прилежащие к ней ткани перед ее удалением. Это предотвращает сильные кровотечения и попадание клеток опухоли в здоровые ткани с кровотоком, чем снижает вероятность рецидива. Кроме того, насколько я знаю, жидкий азот используют во время операциях на поджелудочной железе, ведь в ней очень много сосудов, и во время операции возникает сильное кровотечение. Замороженный орган проще оперировать, а после особой длительной разморозки целостность клеток не нарушается.

Не могу не задать вопрос: уже давно многие мечтают о криогенном методе сохранения жизни, когда человека замораживают на 100-200 лет, а потом он продолжает жить в другой эпохе. Можешь ли ты как специалист сказать, возможно ли это?

Мне кажется, это невозможно. Аргументов много, и часть из них можно посчитать антинаучными, поэтому я от них воздержусь, но и более или менее научных предостаточно. Смерть есть смерть, и никакая заморозка не спасет. Даже если все условия будут соблюдаться веками, я не верю, что человек оживет.

Расскажи, пожалуйста, о преподавателях.

Преподаватели, в основном, хорошие. Есть, конечно, и неприятные личности, но где же их нет? На нашей кафедре преподаватели очень заинтересованы в образовании и трудоустройстве студентов, охотно помогают с этим благодаря знакомствам. Иногда педагоги устраивают студентов в свои фирмы: компании, связанные с вентиляцией, кондиционированием, холодоснабжением (криогеника в нашей стране пока плохо развита). Юношей берут на обслуживание систем, девушек — в основном, на проектирование. Это работа по специальности. Обслуживание включает в себя пусконаладку и профилактическое обследование. Проектировщики рассчитывают системы, подбирают оборудование и делают чертежи.

А ты сама чем занимаешься сейчас?

Я работаю в сфере строительства, в небольшой компании, которая занимается проектами производства работ, исполнительной документацией и т. д. Моя работа — чертежи. Параллельно я учусь в магистратуре на дневном отделении, продолжаю изучать специальность. В ближайшем будущем я планирую оставаться на этом месте работы, поскольку ее легко совмещать с учебой, и коллектив здесь хороший. Что будет дальше, пока не знаю: за год многое может измениться. В идеале в будущем я хотела бы создать семью и завести детей, а работа найдется так или иначе.

Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
26 мая 2016

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты