Выбор программы: юриспруденция в НИУ ВШЭ (СПб)

Почему студенты юрфака постоянно страдают от стресса и почему Россия будет лучше выглядеть в «юридических очках»? Об этом рассказал студент юридического факультета НИУ ВШЭ (СПб) Юрий Кустышев.
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
18 февраля 2016
Фото: Werwigk und Partner
Юрий Кустышев,
студент юридического факультета НИУ ВШЭ (СПб)
Что привело тебя в петербургскую Высшую школу экономики?

Сразу после школы я поступил на исторический факультет Ярославского университета. Проучившись там год, я понял что это не мое: не хочу быть историком. Поэтому я ушел оттуда, чтобы изучать политологию в СПбГУ. Увы, мне не хватило нескольких баллов для поступления туда, и в итоге я целый год готовился заново сдавать ЕГЭ, поскольку срок действия старого сертификата закончился. Конечно, я, как и многие абитуриенты, подавал документы в разные вузы и на разные специальности. Высшая школа экономики — хороший, престижный вуз, поэтому он был для меня в приоритете. Я поступил сразу на две специальности: юриспруденцию и политологию. Долго выбирал между ними: учиться больше хотелось на политологии, но понимал, что юриспруденция перспективнее. Даже в поезде, когда ехал в Петербург подавать документы, я еще не знал, куда буду поступать. Но в итоге чаша весов склонилась в пользу юридического факультета. Думаю, что профессия юриста хоть и сложна, но остается востребованной. К тому же, даже во время учёбы в Ярославле мне ближе всего были не исторические науки, а правоведение, которое нам преподавали немного. Сейчас я ни капли не жалею, что поступил именно на юрфак.

Сложно ли было поступить? Что для этого потребовалось?

Для поступления нужно было сдать ЕГЭ по четырем предметам: русскому языку, истории, обществознанию и английскому языку. Самые большие сложности у меня были с английским, но я всё-таки смог хорошо его сдать. Тем не менее я не могу назвать проходной балл юрфака ВШЭ очень уж высоким: зачислили около 200 человек. Самое трудное началось потом, когда мы сдавали экзамены. Сложно не столько поступить, сколько удержаться здесь.

В чем заключались эти сложности?

Во ВШЭ сдаются четыре сессии в год. Отчисление происходит, если студент набрал три «долга» или три раза не смог сдать один и тот же предмет. Сейчас, к 3 курсу, нас осталось, наверное, чуть больше половины.

Какими были твои первые впечатления, когда ты поступил?

Я сразу понял, что здесь не будет так легко, как на истфаке Ярославского университета. К тому же, ходили постоянно разговоры о количестве отчислений. Это нервировало, но, с другой стороны, было неплохим стимулом. На самом деле, чувство постоянного стресса помогает. Ты говоришь себе: «Я буду стараться, чтобы потом, если отчислят, знать, что сделал всё, что смог». Помню, как хорошо было на первых новогодних каникулах, когда я осознал, что завтра не надо никуда идти и ничего не надо учить.

Cтуденты юрфака ВШЭ — обычные ребята, только очень старательные, потому что другие здесь не смогут учиться

Какие плюсы и минусы обучения на этом факультете ты можешь выделить?

Самый главный минус — это проблема с общежитием. Многие студенты, в том числе я, вынуждены снимать комнаты, потому что мест в общежитиях нет. Если ты не льготник, приходится ждать в очереди. Сейчас я на 3 курсе, и не уверен, что эта очередь вообще до меня дойдет. Еще среди минусов можно выделить то, что здесь не принято перед экзаменами давать список вопросов. Исключения есть, но встречаются они не так часто, как хотелось бы. Я целый год учился в Ярославском университете и могу сравнивать: там всегда давали эти списки, и с ними было намного проще готовиться.

Что касается плюсов, то это хорошие преподаватели. К примеру, на 2 курсе лекции по общей части гражданского права нам читал ни много ни мало судья Конституционного суда Гадис Абдуллаевич Гаджиев. Он, кстати, является научным руководителем нашего факультета. Также тут проводятся различные кружки и конференции: по римскому, международному и гражданскому праву. Все желающие могут в них участвовать. Но я на кружки не хожу: мне и обычной учебы хватает, она сильно выматывает.

Расскажи о преподавателях.

Конечно, преподаватели разные. Многие из них параллельно работают в Конституционном суде, в адвокатских бюро, в нотариате. Поэтому часто на лекциях или семинарских занятиях рассказывают о случаях из собственной практики, приводят в пример конкретные дела. Некоторые ездят на международные конференции в другие страны: декана нашего факультета, например, приглашают читать лекции даже вузы стран Латинской Америки. И, конечно, нам надо стремиться быть такими же успешными юристами, как наши педагоги. В целом вуз предъявляет достаточно большие требования к студентам, и преподаватели постоянно это подчеркивают.

Кстати, о студентах: что они из себя представляют?

Опять же, сравню с Ярославским университетом: там студенты были, в основном, из сел и деревень Ярославской области. И это чувствовалось. Во ВШЭ же, в основном, учатся люди либо из самого Петербурга, либо из других крупных городов. Лично мне после Ярославля контраст показался разительным. А так, студенты юрфака ВШЭ — обычные ребята, только очень старательные, потому что другие здесь не смогут учиться. Видно, что им нравится юриспруденция: они поставили перед собой цель и идут к ней. Это вызывает уважение. В некоторых вузах студенты просто «отбывают» на парах, чтобы получить высшее образование, но во ВШЭ люди учатся и стараются. Тем не менее, даже старательные и умные ребята могут быть отчислены. Тут довольно жесткая система, и системе этой не объяснишь, что из человека выйдет хороший юрист. Три «долга» — и деканат помашет вам рукой.

На какие предметы делался акцент и чем они полезны (или наоборот), по твоему мнению?

Может, я ошибаюсь, но мне кажется, что у нас все хотят специализироваться на гражданском праве. Я — в их числе. Можно сказать, это и есть предмет номер один. Остальные предметы — такие, как уголовное или международное право, — не такие сложные, но, тем не менее, для меня стоят ниже права гражданского. Сейчас помимо особенной части гражданского права у нас преподают гражданское процессуальное право, защиту и осуществление гражданских прав, нотариат, предпринимательское право. В качестве дисциплин по выбору есть семейное и земельное право. Всё связано между собой и пригодится в будущем, хоть и очень объемно.

Почему именно гражданское право? Чем оно тебя заинтересовало?

Это очень перспективная тема: такие специалисты всегда востребованы. Не последнюю роль играют и преподаватели, в первую очередь, Г. А. Гаджиев. Всем очень понравилось, как он преподносил на лекциях эту дисциплину. Он использовал яркие образы типа «юридических очков». Некоторые преподаватели быстро говорят и быстро диктуют, так что ты не успеваешь записывать лекции и отстаешь, теряешь нить. А Гадис Абдуллаевич лекции читает медленно и обстоятельно, и лично для меня это очень важно: я всегда успеваю записать и понять материал. И вообще, это приятный человек. Если и есть люди с врожденной интеллигентностью, то в первую очередь к ним относится Гаджиев. Кроме того, всегда приятно, когда можно изучить и понять сложный предмет, а потом хорошо сдать по нему экзамен.

Понятие «юридические очки» означает выдвижение буквы закона на первое место. Я думаю, наша страна намного лучше смотрелась бы в «юридических очках»

А что такое «юридические очки»?

Гражданское право соприкасается с экономикой. К примеру, акционерные общества изучает как экономика, так и юриспруденция. Мы как юристы должны смотреть через юридические «очки», а экономисты смотрят по-своему. Вообще, понятие «юридические очки», как мне кажется, означает выдвижение буквы закона на первое место. Я думаю, наша страна намного лучше смотрелась бы в «юридических очках».

Это точно. А какие еще предметы тебе нравились и почему?

На 1 курсе моим любимым предметом было конституционное право. Самое интересное, что я даже особенно не учил его в университете: многое помнил со школы. Этот курс прошел для меня легко, — а когда у меня всё хорошо получается, мне это нравится. Еще мне запомнилась история российского государства и права. Я сам не ожидал, что этот предмет мне так понравится, поскольку у меня были большие проблемы с историей государства и права зарубежных стран — из-за этого предмета я чуть не вылетел. Вроде бы, это похожие дисциплины, но я ощутил разницу. Наверное, не последнюю роль сыграло то, что я целый год учился на истфаке.

Как ты считаешь, какие перспективы есть у представителей твоей будущей профессии сегодня?

Перспективы большие, потому что юридическая сфера остается очень объемной. К тому же, надо же кому-то разбираться в удивительных законах, которые в последние годы так активно придумывают депутаты Государственной думы. В целом, я чувствую, что профессия юриста полезна: сейчас, к сожалению, есть люди, которые незаслуженно терпят уголовные преследования, выслушивают необоснованные приговоры в отношении себя. Я хочу заниматься гражданским правом, но иногда ловлю себя на мысли, что хотел бы как юрист помочь и им. Что касается вуза и факультета, то могу сказать, что перспективы большие: можно пойти в адвокатские бюро, органы государственной и муниципальной власти, различные организации. «Вышка» — известный вуз, работодатель это оценит и посмотрит на вас с уважением. Однако студенту этого университета нужно быть самоорганизованным и обладать крепкой нервной системой, потому что учёба здесь — серьезное испытание для каждого.

Можешь поподробнее рассказать о своих планах после выпуска?

Как я уже сказал, отсюда очень многих отчисляют. Я не хочу сглазить. Тем более, каких-то конкретных планов у меня нет. Всё, что я могу сейчас делать, — шаг за шагом двигаться вперед: от одной сессии к другой. И стараться, чтобы потом совесть была чиста.

Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
18 февраля 2016

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты