Выбор программы: строительные материалы и архитектура в СПбГАУ

Почему быть инженером лучше, чем переводчиком, зачем студентов заставляют собирать овощи в поле и делать ремонт и как диплом может перерасти в работу мечты? Об этом рассказала выпускница СПбГАУ Наталия Онопа.
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
16 февраля 2016
Наталия Онопа,
выпускница СПбГАУ
СПбГАУ — аграгный университет. Почему ты решила изучать строительство здесь?

Я окончила школу в 2009 году. Это был первый год, когда все университеты начали в обязательном порядке принимать абитуриентов по результатам ЕГЭ. Я хотела обязательно пойти учиться на строительный факультет, но мой ЕГЭ с «четверками» по русскому языку, математике и физике позволял поступить на бюджет только в СПбГАУ, который, кроме того, был в 10 минутах ходьбы от моего дома (я родом из Пушкина). Учиться платно можно было только в Петербурге, а ездить так далеко тоже не хотелось. Кроме того, мой отец — военный, который преподавал в ВИТУ (Военном инженерно-техническом университете), — рассказал, что множество его знакомых преподавателей оттуда сейчас преподают в СПбГАУ.

Почему ты заинтересовалась строительством?

Спервая металась между архитектурой и иностранными языками, но уже к 11 классу поняла, что я технарь, и гуманитарные науки мне тяжело даются. Мой отец — инженер-строитель по образованию, так что вопроса, «на какого инженера пойти», у меня не возникло. Кроме того, по моему мнению, лучше быть инженером со знанием английского, чем переводчиком без других знаний.

Во мне пробудилось желание прикладывать усилия для воздвижения чего-то великого, того, что больше нас во всех смыслах

А чем тебя привлекала архитектура?

Мой интерес к архитектуре возник из-за книг на эту тему, которые были у нас дома, из-за Lego и макетов домов, которые отец привозил из Германии. Во мне пробудилось желание прикладывать усилия для воздвижения чего-то великого, того, что больше нас во всех смыслах. Но это всё так и осталось бы мечтой, если бы я не любила чертить и делать расчеты.

Как ты готовилась к ЕГЭ?

К ЕГЭ по математике и русскому языку я особенно не готовилась: пробные самостоятельные решения тестов давали положительные результаты. Так что тут мои знания поддерживала только школа: учителя сами нас готовили. С физикой все обстояло хуже. В школе я получала то тройки, то четверки. За три месяца до ЕГЭ мне посоветовали преподавателя из ВИТУ, с которой я стала заниматься индивидуально. Правда, варианты тестов ЕГЭ мы не решали: преподаватель только объясняла мне сам предмет, все разделы стандартных задачников. В итоге я всё сдала на 60-62 балла.

Какими были первые впечатления, когда ты поступила?

По правде говоря, ужасными. Вместо начала занятий, когда возникает это ощущение студенчества, весь наш поток отправили на две недели на «практику» — собирать овощи в поле. Аграрный университет, видимо, по-другому не мог.

Тем не менее, после «практики» я начала наслаждаться тем, что университет рядом, что пары начинались не в 9:00, а иногда в 11:00 или 13:00. Наслаждалась спортивной жизнью: тренировки по легкой атлетике проходили в Александровском и Екатерининском парках. Учёба в первые год-полтора была почти как в школе: физика, химия, математика. А вот гуманитарных наук было меньше — и это было как раз то, за чем я пришла в СПбГАУ.

Какие еще плюсы обучения в этом университете ты можешь выделить?

Учёба здесь не слишком сложна. Если в школе я еле «вытягивалась» до четверок, то университет закончила с красным дипломом (к которому, впрочем, прибавился некоторый ущерб, нанесенный моему здоровью). Конечно, тут сыграл роль непосредственный интерес к учёбе и понимание того, что знания обязательно пригодятся. Я разговаривала со студентами других строительных вузов, и выяснилось, что разницы в том, какие предметы и как мы изучали, практически не было. Также можно выделить то, что преподаватели в СПбГАУ дают пересдавать зачеты и экзамены много раз.

Спортивная жизнь университета также является плюсом: бесплатные занятия, множество видов спорта: легкая атлетика, гиревой спорт, волейбол, баскетбол, флорбол, самбо, настольный теннис, лыжный спорт и др. Кроме того, университет возит студентов на соревнования и сборы, которые проходят в центральной части и на юге страны. Раз в два года СПбГАУ даже участвует в универсиаде сельскохозяйственных вузов. Порадовала меня и большая поддержка профкома: от помощи с решением юридических вопросов до поездок на море, в Великий Новгород и Псков по очень низкой цене (порядка 10% от реальной стоимости).

Что касается самой учебы на строительном факультете, я всем довольна. Часто слышу от друзей, что университет их ничему не научил, но мне он дал всё, что нужно, — и ничего лишнего. Этот факультет позволяет студентам брать нестандартные темы дипломного проектирования: вместо обычного здания у меня был фундамент под выкатное поле «Зенит Арены» (мне дали другие грунты, так что весь расчет и вид отличался от оригинального стадиона).

А что за ущерб здоровью, если не секрет?

Я тренировалась по четыре раза в неделю, подрабатывала параллельно с учёбой и постоянно откладывала курсовые и экзаменационную подготовку. В результате два раза в год на два месяца я просто выпадала из жизни: училась, мало спала, много нервничала. В конце концов, у меня обнаружилась дисфункция гормонального фона. Но это всё, конечно, было связано с моим собственным образом жизни.

Расскажи о минусах обучения. Они были?

Мы стали первым потоком, который окончил бакалавриат. Своей программы у нас, по сути, не было: проходили всё то же самое, что и специалисты, но если у них было девять семестров учёбы и четыре месяца на диплом, то у нас — восемь семестров учёбы и всего шесть недель на диплом. Нам делали поблажки, но не существенные. Последний семестр оказался самым тяжелым: в апреле была сессия, в мае — госэкзамены, в июне — защита диплома. Но я общалась с бакалаврами следующего года выпуска и знаю, что у них таких суровых условий, к счастью, не было.

Еще один минус заключается в том, что летние каникулы у нас длились не два месяца, а один. Так происходило из-за практики, как полезной, например, по геодезии и геологии, так и опасной с точки зрения сплоченности коллектива, например, ремонта университетских заведений.

Какой интересный набор! Расскажи, что тебе запомнилось на практике больше всего, в хорошем и плохом смысле?

Практика по геодезии длилась две-три недели: нас делили на группы по четыре-пять человек, давали прибор и задание: построить профиль дороги, сделать план университетского корпуса, используя пять стоянок прибора снаружи, выявить искривление стен. Все знания очень пригодились мне потом в учёбе и на работе. Кроме того, у нас была похожая на серию экскурсий практика по геологии и архитектуре: мы ездили к ближайшим интересным строительным объектам.

А вот практика в виде ремонта очень нас раздражала. Да, мы освоили азы отделки, попробовали себя в роли бесплатных рабочих «лошадок», но в процессе постоянно ругались между собой. Ремонт — дело тяжелое психологически даже для семьи, не говоря уже о менее сплоченных коллективах, вроде студенческих групп. Мы занимались грунтовкой, шпатлевкой, штукатуркой, покраской. Юношам досталась физическая работа потяжелее. На потоке у нас было всего 15% девушек, что остается плюсом строительного факультета: больше дружбы, меньше ссор (не считая случая с ремонтом).

Мне нравилось решать задачи по теоретической и строительной механике. Часто они имели несколько путей решения, и возникало очень приятное чувство, когда ответ сходился

А что за предметы вы изучали на строительном факультете?

В строительстве в принципе есть три направления: проектирование, производство и эксплуатация. Так что безусловно главного предмета у нас не было: была одна тема, которую мы развивали с первого курса до диплома. В ее рамках одни прпедметы становились логическим продолженеим других: физика, теоретическая механика, сопротивление материалов, строительная механика, деревянные, железобетонные и металлические конструкции. Были общие лекции и семинары, на которых мы решали задачи по подбору сечений конструкций, разбирали порядок выполнения объемных курсовых работ, например, конструировали промышленные здания. Расчеты принимались только в рукописном виде. Одна курсовая работа у меня заняла 100 листов, не считая чертежей.

Какие предметы были твоими любимыми и почему?

Мне нравилось решать задачи по теоретической и строительной механике. Часто они имели несколько путей решения, и возникало очень приятное чувство, когда проверка ответа сходилась в уравнении. Но, к сожалению, на старших курсах они стали настолько сложными и длинными, что удовольствия приносили мало. Также у нас был потрясающий преподаватель по истории России и истории политических партий. Его захватывающие лекции практически никто не пропускал.

Какие еще преподаватели тебе запомнились?

Весь «конструктив» вел А. С. Чугунов — добрый и справедливый преподаватель. Сам он, если не ошибаюсь, этот же факультет и закончил в начале 2000-х. Он хорошо объяснял свой предмет. Самым строгим педагогом, у которого было больше всего должников, была Е. В. Желтова. Она ведет курс «Водоснабжение, вентиляция и экономика». Ее боялись все, все учили и все что-то точно запомнили. А С. Е. Орехов, преподаватель строительной механики, запомнился харизмой и умением объяснить сложное простым языком.

А что из себя представляли твои однокурсники?

Одногруппники, в основном, были из семей, где кто-то уже работал в сфере строительства (как и юриспруденция и стоматология, это очень «наследуемая» профессия). Половина ребят жила в общежитии, половина — в городе. По такому принципу, в основном, и общались. Со мной училось еще несколько ребят из Пушкина.

Какие перспективы есть у представителей твоей профессии и выпускников твоего факультета?

Как я уже упоминала, в строительстве есть три направления. В основном, все, как и я, пошли работать в сферу производства: стройка, руководство, создание строительной документации. Все, кто хотел, устроились работать по специальности. Сразу после университета мы все получали по 25-28 тысяч, работали по пять дней в неделю, как обычно. Сейчас я и те, с кем общаюсь, получают намного больше. И никого не волнует, какой университет ты закончил: главное — есть ли голова на плечах и можешь ли ты быть ответственным. Я уже год как веду исполнительную документацию компании, которая работает на «Зенит Арене»: когда я писала диплом в 2013 году, то даже не мечтала о таком месте. При этом у всех строительных фирм есть общий недостаток: только одна из семи среди них, в среднем, предлагает «белую» зарплату. Для людей, которые хотят рассчитывать на больничные, декрет и пенсию, это проблема.

Как ты оцениваешь состояние строительной сферы в России сейчас?

Кризис сильно на нее повлиял. Но это временное явление. В отличие от друзей с образованием, скажем, психолога, землеустроителя или биолога, я всё же работаю по специальности, развиваюсь и получаю хорошую зарплату, которая позволяет мне самостоятельно снимать квартиру.

Какой совет ты можешь дать совет студентам и молодым специалистам, которые хотят работать в этой сфере?

Я хотела бы дать совет тем, кто только планирует выбрать для себя дипломного руководителя. У строительных и архитектурных факультетов дипломное проектирование особое. Оно состоит из семи-восьми разделов: «Фундамент», «Расчет конструкций», «Архитектура», «Производство работ», «Смета», «График», «Безопасность», — которые отдельно утверждает каждый преподаватель соответствующего профиля. В нашем университете фигура дипломного руководителя имеет, скорее, бюрократический и патронажный смысл. Советую искать влиятельных людей, ведь они смогут помочь в том, что не зависит от студента: например, если в вашей дипломной работе нет архитектурного раздела (формально он необходим) не потому, что вы его не сделали, а потому, что вы пишете о фундаменте.

Тема, кстати «городская». Во время обучения ты ощущала, что учишься на факультете сельскохозяйственного, а не городского строительства?

Нет. В нашей программе был только один предмет из этой области — «Водоснабжение в сельском хозяйстве». Кроме того, нам говорили, что студентов хвалят, если в качестве дипломной работы они проектируют коровник или козлятник, но в действительности мы ничего подобного не заметили. А вот землеустроителям, в отличие от нас, на лекциях рассказывали про осеменение коров.

Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
16 февраля 2016

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты