Выбор программы: лечебное дело в ПМГМУ

Зачем нужны кружки для студентов-медиков, чем интересна колопроктология и почему студенты в истории болезни вместо имени пациента пишут «ххх»? Об этом рассказала студентка 6 курса Первого МГМУ имени Сеченова Людмила Сидорова.
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
16 декабря 2015
Почему ты заинтересовалась медициной и решила стать врачом?

Это, наверное, самый сложный вопрос из тех, которые я слышала за последние шесть лет. Не могу однозначно ответить. Для себя я твердо решила, что поступлю в медицинский после того, как в конце 10 класса попала на день открытых дверей в Сеченовке. До сих пор помню, как меня впечатлила огромная лекционная аудитория, портреты великих врачей прошлого на стенах, рассказы сотрудников университета не только о правилах поступления, но и об учебе в «меде», о профессии врача. К тому же, моя мама — врач, она одобрила мой выбор, рассказывала о своей учёбе. Помню, многие знакомые отговаривали, говорили, что это очень тяжело, не будет хватать времени ни на что, кроме учёбы. Но, когда всё просто, это разве интересно? Ну и, конечно, сыграл свою роль моральный аспект. Все мы, когда поступали, хотели помогать людям, делать что-то полезное. Да и сейчас не потеряли это желание, и, надеюсь, не потеряем.

Как ты выбирала факультет?

Факультеты, которые готовят врачей лечебных специальностей, — педиатрический, стоматологический и лечебный. Дальнейшую специализацию выпускники МГМУ получают по программам постдипломного образования, и именно Лечебный факультет дает максимально большой выбор специальностей после окончания университета. Это и определило мой выбор.

Ты уже определилась с выбором специальности после окончания вуза?

Да, в процессе учёбы, когда начались клинические дисциплины и когда я стала ходить на кружки. Кружки — вообще, по-моему, специфическая для «меда» тема, но они действительно помогают углубиться в специальность и понять, интересно тебе это или нет. Окончательно я определилась, когда стала ходить в больницу на ночные дежурства и поняла, что это действительно то, чего я хочу. Многие из одногруппников выбрали для себя будущую специальность после соответствующего цикла. А те, кто поступает со словами «я буду хирургом (гинекологом, травматологом, терапевтом, офтальмологом и т. д.)» обычно к середине учёбы успевают передумать. Я, наверное, до 3 курса на вопрос о том, кем я буду, говорила: «Не знаю». Или отшучивалась.

А что из себя представляют эти кружки? Они обязательны или студенты посещают их по собственному желанию?

Кружок — это группа студентов с разных курсов, объединенных интересом к одной специальности. Под руководством преподавателя студенты готовят доклады, выступают с ними и обсуждают их, готовят клинические разборы состояний различных пациентов и представляют их на заседании, отрабатывают практические навыки. Все кружки объединены в студенческое научное общество, студенты могут вести научную работу, публиковаться в журналах и сборниках тезисов и выступать на конференциях. Посещение, конечно, по желанию.

Часть каждого занятия — теоретическая, а часть — практическая, у постели больного. Обычно по теме урока преподаватель подбирает больных, мы проводим курацию (опрос, осмотр, пальпацию, аускультацию) и обсуждаем на занятии. Иногда больные отказываются, но чаще охотно общаются с нами.

В какой кружок ходишь ты?

Я выбрала два кружка: кафедры колопроктологии и кафедры госпитальной хирургии Колопроктология — область медицины, занимающаяся заболеваниями толстой и прямой кишки. Она изучает такие заболевания, как колоректальный рак, воспалительные заболевания кишечника, дивиртикулярная болезнь, свищи, анальные трещины, геморрой. Кафедра колопроктологии мне сначала понравилась отношением к студентам. Это кафедра постдипломного образования, поэтому ее сотрудники не ведут у нас пары, но на кружок туда мы можем ходить. К каждому заседанию кто-то из сотрудников готовит доклад-лекцию, мы там отрабатываем практические навыки на тренажерах, эта кафедра предоставляет студентам возможность заниматься научной работой в соавторстве с сотрудниками, мы ходим смотреть на операции. Колопроктология — область очень интересная, но кафедры общей, факультетской и госпитальной хирургии имеют большую сферу интереса. Обычно студенты ходят на кружки туда, куда хотят поступать в интернатуру или ординатуру. Но не хочется загадывать: не знаю, как у меня всё дальше получится. Кроме того, у нас в стране в сфере медицинского образования сейчас проходят реформы, так что мы сами толком не знаем, как будем учиться после получения основного диплома. Мы доучиваемся по старой программе, а те, кто на год младше — уже по новой.

Как ты готовилась к поступлению?

К поступлению я готовилась в 11 классе, ходила на курсы: слушала лекции по химии и биологии при «Втором меде» — туда мне было ближе ездить. Кроме того, я занималась химией с репетитором, ходила на дополнительные занятия в школе.

Какие плюсы и минусы обучения в МГМУ ты можешь выделить?

О минусах и плюсах можно говорить только в сравнении с другими вузами. На младших курсах, допустим, в день две пары. Студенты переезжают с кафедры на кафедру один, а то и два раза в день. Маршрут такой: «Измайлово» — «Охотный ряд» — «Фрунзенская». Тяжело, но, вроде, в других вузах тоже так. Надо рано вставать, пары обычно начинаются в 9:00, даже в 8:30; иногда, правда, бывает и позже. Но так «кататься» придется на 1 и, может, на 2 курсе, а рано вставать можно привыкнуть. У нас бывают ситуации, когда мы сидим и ждем преподавателя, который занят в отделении, и до группы никому нет дела. Всё можно понять: преподаватели на клинических дисциплинах обычно работают в тех больницах, где кафедра базируется, и дел у них там хватает. Но, если это происходит систематически, обидно за потраченное время — приехать и ничего не делать. Еще из минусов я бы назвала очень высокие цены на обучение, которые поднимаются каждый год. А плюс — то, что мы не пишем курсовых (но пишем истории болезни), не пишем дипломную работу (сдаем государственные экзамены). Так бывает во всех медицинских вузах. У нас каждый может найти себе внеучебную активность по душе: есть волонтерское движение, театральная студия, спортивные секции, КВН. Еще один плюс состоит в том, что «Первый мед» — это как МГУ среди других вузов («Primus inter pares» — «первый среди равных»). Кстати, МГМУ образовался из медицинского факультета МГУ в 1930 году (а сам факультет ведет свою историю с 1758 года). Еще один плюс — преподаватели, которые вдохновляют, которые ведут занятие так, что выкладываются на полную. Не все, конечно, но такие были и есть. Один из «плюсов-минусов» — у нас нельзя пропускать занятия. Не знаю, как с этим на младших курсах: что-то менялось, отработки отменили и назвали консультативными занятиями. В мое время было так: пропустил занятие — идешь на отработку, отвечаешь по пропущенной теме, пишешь тест или еще что-то. Если преподаватель не пустил за опоздание — тоже отработка. В общем, особенно не погуляешь.

А что значит «кафедры базируются в больницах»? У вас занятия проходят не в аудиториях?

На младших курсах занятия проводятся в аудиториях, на старших — с 3 курса начинаются клинические дисциплины — проходят в больницах. Лекция — в лекционном зале, а семинар — в учебной аудитории или кабинете преподавателя. Часть занятия — теоретическая, а часть — практическая, у постели больного. Всё зависит от предмета: на хирургии и гинекологии мы смотрим на операции, на акушерстве — на роды. Обычно по теме занятия преподаватель подбирает больных, мы проводим курацию (опрос, осмотр, пальпацию, аускультацию) и обсуждаем на занятии. Иногда больные отказываются, но чаще охотно общаются с нами. Почти по каждому предмету мы пишем историю болезни к зачету. Делаем то же самое: надо опросить и осмотреть больного и представить это в письменном виде — анамнез жизни, анамнез заболевания, жалобы, результат осмотра, лабораторные и инструментальные исследования. Нужно написать и обосновать диагноз, написать дифференциальный диагноз (те болезни, от которых нужно отличить болезнь данного пациента), расписать лечение и рекомендации. Все это происходит с согласия пациента, а вместо имени обычно пишем «ххх» или инициалы.

Почему вместо имени вы пишете «ххх»? Как же преподаватель проверяет правильность поставленного диагноза?

Нашей группе кто-то из преподавателей сказал, что это медицинская тайна, вот мы и привыкли так. В нашей работе всё написано — данные, полученные при осмотре, данные лабораторных анализов и инструментальных исследований. Преподаватель, скорее, проверяет, насколько грамотно это всё написано и обосновано. Диагноз нам изначально известен, когда пишем историю болезни: анализы и исследования берутся из стационарной истории, диагноз написан на ее обложке. У нас был такой случай: одногруппница сдала чужую историю, а преподаватель помнила, по какой пациентке та должна была писать. Проверяла ее историю и решила нашу группу отвести к этой пациентке: случай был интересным — у больной должен был стоять кардиостимулятор. Так обман и раскрылся: пациентка ни про какой кардиостимулятор не слышала. Пришлось студентке историю переписывать.

Какое у вас соотношение теории и практики и как оно менялось на разных курсах?

Затрудняюсь ответить: на младших курсах практическая часть занятия — это препараты, микроскопы, лабораторные работы. На старших — общение с больными. Есть еще центр практических навыков (на муляжах). Вроде бы, изменения в новой программе происходят как раз в сторону увеличения часов практической работы. А вообще, «теория без практики — мертва, практика без теории — слепа», как сказал Александр Суворов. И то, и другое должно быть в достатке.

Расскажи о преподавателях, пожалуйста.

Могу сказать, что запоминаются на самом деле немногие. Нашей группе всегда везло, и «тираны кафедры» нам не попадались никогда. Кто-то был харизматичен и отлично читал лекции, кто-то вел семинары интереснее других.

А какие они, студенты «Первого меда»?

Мои однокурсники — обычные ребята. Что касается моей группы, не знаю, как мы так дружно уживаемся: все мы — очень разные. Девушек больше, чем юношей. У всех нормальные отношения друг с другом: мы все — взрослые люди. Вообще, всё зависит от людей. У нас в группе хорошие отношения, иногда, конечно, бывают ссоры, не без этого, но такого, что «я с отличником не буду дружить» и «с прогульщиком не поздороваюсь» не было никогда. Мы все помогаем все друг другу. Да и «ботанов» нет вроде как, всё-таки это разные понятия — «ботан» и отличник. Мы и отдыхать ездили вместе не раз, и «потусить» выбираемся.

Какие перспективы есть у выпускника твоего факультета и вуза, по твоему мнению?

Чтобы это узнать, надо посмотреть список востребованных специальностей. Очень востребованы врачи общей практики и семейные врачи. А вообще, в Москве дефицита врачей нет. Были большие сокращения, объединяли и закрывали стационары. Выпускнику любой специальности сложно найти работу: всем нужен молодой и с огромным опытом (я не про МГМУ, а вообще). Мне еще до трудоустройства далеко. Нам говорят, что врачей не хватает в регионах. Не помню точно статистику, но суть в том, что не все выпускники останутся в практическом здравоохранении. Я заканчиваю 6 курс. Работать врачом можно после интернатуры — это один год. Сейчас ходят разговоры о том, что интернатуру собираются отменить, и будет что-то другое. Не буду вводить в заблуждение: мы сами пока точно не знаем. Говорят, наш выпуск еще попадает в интернатуру. Вообще, врач учится всю жизнь: если сложить интернатуру, ординатуру и аспирантуру, то это еще шесть лет. Аспирантура необязательна, а интернатура или ординатура обязательны на данный момент. Интернатура отличается от ординатуры длительностью обучения («орда» длится два года) и «глубиной» специальности. Например, терапия — интернатура, а кардиология — ординатура, так как это более узкая специальность. Есть приказ Минздрава, в котором прописано, какая должность какое образование требует. Мы сейчас живем в реформе и образования, и здравоохранения. Я говорю о том, как было всегда. Может, на следующий год всё будет уже по-новому.

Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
16 декабря 2015

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты