Идите и ничего не бойтесь

Бывший премьер Большого театра Николай Цискаридзе назначен ректором Академии русского балета имени Вагановой. В день назначения «Учёба.ру» публикует интервью с Цискаридзе, в котором он рассказывает о том, чему и где должен учиться будущий танцовщик, чтобы сделать карьеру в балете.
Светлана Герасева
Светлана Герасева, редактор журнала «Куда пойти учиться»
28 октября 2013
2 комментария

Сказка и пахота

Вы часто говорите, что балет — это «каторга в цветах», а ожидание своего выхода на сцену в «Баядерке» сравниваете с подготовкой к гильотине. Что же вас сподвигло заняться балетом?
 
Про «каторгу в цветах» все верно, но мне это стало понятно гораздо позже. Получается, что выбрал свой «скользкий» путь по незнанию и неведению. Я не из семьи артистов. Просто с детства очень люблю театр. Тогда казалось, что балет — сказка, где все просто и легко. Моя мама расценивала увлечение балетом как мой детский каприз. Она даже согласилась на мое поступление в училище при условии, что сын будет отличником в общеобразовательной школе. Потом оказалось, что у меня чудо-способности, учителя вторили, что такому одаренному ученику просто необходимо учиться в Москве. Так и началась эта эпопея. Из чистой случайности.
 
Вы по-прежнему верите в эту сказку?
 
Вопрос задается человеку, который танцует уже 30 лет. Я много раз повторял: если бы родился в семье артистов, имел доступ за кулисы, то осознал бы всю сложность профессии и никогда бы не пошел в танцовщики. Это абсолютно точно. Моя мама допустила серьезную ошибку, когда отговаривала меня от этой профессии, ведь она не показала ребенку изнанку балетной специальности, а только рассказывала о ней. Конечно, я не поверил маме и обманулся, не зная мира закулисья.
 
Получается, что для вас понятие танца по прошествии времени кардинально поменялось?
 
Да. Когда-то танец был для меня чудом, а потом, со временем, стал тяжелой работой. Превращать тяжелую работу в чудо — моя профессия. Многие же до сих пор думают, что крутиться на сцене в пуантах — это легко и не стоит никаких усилий. Зимой после спектакля «Спящая красавица» ко мне за кулисы пришла королева Бельгии и спросила: «А как вы зависаете в воздухе? Никто так не может, а у вас получается». Я ей ответил: «Это моя профессия». Что тут скажешь, это основной секрет и главный принцип нашей балетной школы.

 

«Душой исполненный полет» — вывеска, эмблема русской школы балета. Этому не научить, это дается от природы.

Но к этому должны все стремиться. Реально же нас учат полетам. Когда я был ребенком, великая балерина Надежда Васильевна Павлова своим танцем вводила меня в состояние аффекта. Она владела профессией в совершенстве, и умела пахоту превратить в мечту.

Никакой доброжелательности здесь нет

Расскажите о своих первых шагах в театре. Вообще, от чего придется отказаться человеку, который желает посвятить свою жизнь балету?
 
Первые годы, во время так называемого становления, у артистов балета нет жизни. Все время работа, работа, работа. У меня нет воспоминаний о юности, зато я могу точно описать репетиционные залы в разных театрах. Я узнал, что такое жизнь, когда мне было около тридцати лет — все балетные вершины к тому моменту уже были покорены. Оставалось только их удерживать. А до тридцати я трудился по множеству часов в день в зеркальных классах. Это гораздо сложнее, чем завоевывать звания, но уходит чуть меньше времени. Тогда появляется возможность оглянуться вокруг.
 
В таком случае, у вас сейчас есть возможность предостеречь молодых танцовщиков. Что нужно знать подающим надежды исполнителям?
 
Для начала совет родителям. Вы должны четко понимать, чего хотите для своего ребенка: чтобы он просто занимался танцами для поддержания здоровья, или чтобы серьезно готовился получить профессию танцовщика? Если родители выбирают второе, нужно сделать все для того, чтобы ребенок попал в серьезное учебное заведение. В нашей профессии — это Московская государственная академия хореографии и Академия русского балета имени А.Я. Вагановой. Это были самые главные мировые центры балета почти триста лет назад, они сохраняют это звание до сих пор. Кроме них существуют только две школы в мире, уровень которых равен русской: школа танца Государственной парижской оперы и школа Королевского датского балета в Копенгагене. Всё.

 

Я глубоко убежден, что балету нужно учиться исключительно в государственных учреждениях.

Во-первых, в них танцовщик будет изучать все тонкости профессии по столетиями сложившейся программе под присмотром профессионалов. Во-вторых, за качество образования будет отвечать государство, а не частные лица. Это очень важный аспект — дилетанты, практикующие неправильный подход к репетициям, могут сделать из ребенка инвалида. Понимаете, когда частные школы стремятся развить в ребенке самодеятельность, я за, когда они пытаются целенаправленно обучать профессии — против.

 
А каким образом влияют на становление танцовщика родители?
 
Все зависит от степени сумасшествия человека и от его интеллекта. Моя мама, к примеру, ничего в балете не понимала. Единственное, что она сделала правильно — выяснила, кто являются лучшими специалистами в области балета, показала меня им и узнала, есть ли у ребенка шанс добиться чего-то. При этом она не превратилась в мамашу, вечно сидящую под дверью репетиционного зала или обивающую пороги школьных кабинетов. Такие родительницы вредят учебе. Нужно понимать, что ребенок, который встает на путь становления в балете, взрослеет немного раньше своих сверстников. Конкуренция, физическая и духовная нагрузка — вещи, более присущие взрослой жизни, нежели детской. Молодому танцору необходимо психологически крепнуть. Значит, ребенку нужно очень сильно помогать в эмоциональном плане. Я, например, знал точно, что моя мама, при всей своей строгости, меня очень любит. Она никогда бы не попрекнула, если бы у меня что-то не получилось, или меня не ставили в спектакли. Мама не накручивала, что кто-то способнее. Это очень помогает.
 
Зависть, интриги, подсыпанное в пуанты стекло — так закулисье балета показывают в кино. Мариус Петипа любил повторять, что le ballet, c`est un genre de la bagarre de souris apres la scene.
 
Oui, c`est toujours comme ca! Балет — это клубок целующихся змей. Он был таким, есть и будет. Но надо понимать, что это происходит и в музыке, и на фабрике, и среди журналистов на телевидении. Везде, где есть конкуренция.
 
А не приукрашены ли истории о жестокости балетного мира? Молодая прима Большого Евгения Образцова часто заявляет, что секрет ее успешной карьеры — доброжелательное отношение к партнерам и привычка видеть в театральных людях только хорошее.
 
Знаете, с доброжелательной маской часто подходят люди, которые хотят тебе плохого. Существует негласное правило: если тебя усиленно хвалят в театре, подумай, что не так. Конечно, все зависит от конкретных людей. Но скажу вам по секрету, что никакой доброжелательности здесь нет, есть только удары в спину. Подготовиться к этому нельзя. Просто идите и ничего не бойтесь.
 

Пусть солиста

Ежегодно выпускники академий хореографии пополняют, если повезет, только кордебалет. Солистами становятся единицы.
 
Правильно, учат не на солистов, а на артистов. Солистами становятся в театре. Как им стать? Готового рецепта нет. Необходимо сочетание великолепных способностей, нечеловеческого труда, желательно великолепных педагогов-репетиторов и, конечно, шанса. Но шанс у каждого разный. У кого-то он появляется благодаря способностям, другие удачно с кем-то переспали, третьи являются чьими-то родственниками.
 
А в вашем случае?
 
Мальчик пришел с улицы и стал главным танцовщиком и «фасадом» Большого. Просто мальчик с улицы, без знакомств, без родственников, без всего. На мои хорошие способности «попадались» самые лучшие педагоги страны. Судьба, уникальный шанс, называйте, как хотите. Мне фартило.
 
То есть, у вас был шанс благодаря способностям. А способности к балету — это то, что есть у человека сразу, или они формируются в процессе?
 
Будущий артист балета — всегда гадкий утенок в начале пути. В нашей профессии лебедями не рождаются. Только в процессе превращения, то есть, работы, шлифовки, самосовершенствования получается прекрасная птица. Талантливые дети действительно встречаются, но им сегодня очень не везет с педагогами. Многие великие уже умерли, многие уехали на Запад. Новая плеяда еще до конца не оперилась, чтобы учить так качественно, как надо.
 
А как складывается судьба современных выпускников высших хореографических заведений? Есть ли какие-то протоптанные карьерные тропинки?
 
Когда я выпускался, было распределение в театры. Теперь выпускники сами ходят на собеседования, проходят аудишн, поступают в труппы. Некоторых приглашают. Вообще, время изменилось. Что-то повернулось в мире. Раньше у всех была цель попасть в Большой театр. Теперь никто не мыслит так узко. Все идут туда, где дают танцевать сольные партии. Помню, что мне было все равно, я имел много приглашений от других коллективов, но они для меня ничего не значили. В голове было одно: «Главное — быть зачисленным в труппу Большого театра, стартовать там с нуля и стать солистом».

 

Сейчас долгий путь никого не интересует. Танцовщики желают сразу получить все: зарплату, машины, квартиры и роли.

Могу сказать одно: хорошо это не заканчивается.

 
Неужели у вас никогда не было ни малейшего помышления о карьере за рубежом?
 
Я не хотел быть и не стал эмигрантом.
 
А как относитесь к покинувшим Россию танцовщикам?
 
Они используют свой шанс. Весь мой класс уехал, и многие стали солистами, премьерами разных мировых коллективов. Я могу сказать точно, что если бы они не покинули страну, в России бы их не ждал такой успех. Имея русскую школу, учась у лучшего педагога, который был на тот момент в Советском Союзе, Петра Пестова, они не могли не стать премьерами за границей. Хотя не могу сказать, что класс у меня был суперспособным, но выучены все были первоклассно.
 
Если бы вы поступали в балетную школу или вуз сегодня, вы бы планировали уехать за границу по окончании?
 
Наверное, да. Если бы я сейчас поступал в театр, я бы уехал.
 
Говорят, что солист в иностранном театре получает больше денег, нежели в российском. Существует ли в балете такое понятие, как стоимость артиста?
 
Существует. И это очень серьезная вещь. За понятием стоимости артиста не стоят ни менеджеры, ни агенты. Только судьба. Сейчас есть достаточно много артистов, которые хвастаются тем, что «дорого стоят». Однако с гастролями в стране они ездить не могут — не получается собрать залы. Я, например, могу поехать в какой-нибудь город и выступать в понедельник утром, а зал будет полным. Поэтому, когда слышу хвастовство «балетных» своим достатком, становится смешно.

Русская балетная школа

Вы часто упоминаете русскую балетную школу. Что она дает танцовщику?
 
Первая российская балетная школа, образованная в XVIII веке, была воспитательным домом, куда набирали дочерей и сыновей крепостных. Их учили музыке, тех, у кого был голос — пению, у кого были способности — танцу. Самые одаренные шли в танцовщики или занимались оперным искусством, менее способные — в промежуточный водевильный жанр. Из этого воспитательного дома затем появились разные центры образования — балетные, музыкальные и драматические. Система образования русской балетной школы универсальна. Сложнее всего выучиться классическому балету. Получив эту базу, можно овладеть и другим стилем. Поэтому, если артист решит поменять направление, ему будет это сделать легко. Русская балетная школа — лучшая классическая база, созданная лучшими педагогами, на которую отлично ложатся все остальные стили.
 
Русские балетные педагоги известны своей жесткостью. Про Петра Пестова рассказывают истории, что во время класса в учеников часто летали его сабо.
 
Пестов был очень жестким человеком. Но в этой жестокости была мудрость и профессионализм.

 

Балет, спорт, большая музыка — успех в этих сферах достигается только через преодоление себя.

По-другому это не преподается и не учится. Не готов — ничего не выйдет. Люди с мягкими характерами здесь не выживают, и никогда никем не становятся.

 
Каков рецепт успеха от Цискаридзе? Вы как-то обмолвились, что главное — во всем оставаться человеком.
 
Это очень сложный рецепт. Дело в том, что крупные и успешные артисты, прежде всего, очень сильные люди. И, как правило, порядочные. Я говорю о гениальных артистах, а не о раскрученных. Это разные вещи. Не знаю, является ли внутренний такт, развитие своего духовного мира ключом к успеху. Но, безусловно, это определенная планка.
 
Что Вы можете пожелать абитуриентам хореографических училищ, которые выбрали дорогу «каторги в цветах»?
 
Прежде всего, необходимо как можно раньше выбрать верное направление в своей профессии, не слушая шарлатанов и ложных советчиков. Если вам дает совет человек ранга Плисецкой, то внимать с трепетом. Такие люди не опустятся до лжи. А совет тети Дуси, которая была восемнадцатым лебедем в маленьком провинциальном театре, лучше не воспринимать вообще. Кроме этого, нужно понимать, что люди, действительно владеющие профессией, всегда добры, милы и доброжелательны в личном общении, но достаточно жесткие в работе. Моя мама, например, понимала это и когда привела меня к лучшему педагогу Советского Союза, сказала: «Нужно будет — бейте».
Светлана Герасева
Светлана Герасева, редактор журнала «Куда пойти учиться»
28 октября 2013
2 комментария

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты