Правила поступления:
МГХПА имени Строганова

Чем может быть плоха творческая свобода и какое конкурентное
преимущество есть у «интерьерщиков» перед дизайнерами? Об этом
рассказала студентка Строгановки Ольга Гетманцева.
Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
15 июня 2015

Творчество или сопромат?

С самого детства я занималась рисованием: ещё в детском саду осознала, что хочу учиться в художественной школе. Один год занималась в Школе юного зодчего при детском центре творчества, где впервые столкнулась с архитектурой, макетированием, хоть и на совсем примитивном уровне. В этой школе работали преподаватели из МАРХИ. Я всегда любила математику, поэтому после девятого класса решила пойти в архитектурный колледж, а после его окончания — в МАРХИ на отделение «дизайн интерьера».

После посещения дня открытых дверей в архитектурном колледже при МАРХИ, куда я сначала хотела поступать, после разговора с преподавателями и увиденных работ, я поняла, что в этом вузе мне придётся очень много чертить, учить сопромат и вообще, в основном, заниматься отнюдь не творчеством в привычном понимании этого слова. Тогда у меня мелькнули первые сомнения, но я все равно была чётко нацелена на поступление. Я практически забрала документы из школы для поступления в колледж, потому что не представляла для себя иного пути.

Импульс

Неожиданно я узнала о Строгановке — точнее, мелькнула мысль, что туда реально поступить. Я столкнулась с женщиной, которая оказалась преподавателем на кафедре интерьера, и принесла показать ей свои работы. Мои работы увидели ещё три преподавателя и все в один голос сказали, что у меня есть способности и стоит идти учиться к ним.

Я шла в Строгановку ради интереса, по принципу: «А почему бы просто не сходить и не показать свои работы?». И вот, разговор с преподавателями, с деканом факультета, их реакция на мои работы, рассказ о вузе, о котором я лишь слышала и думала, что там учатся либо гении, либо дети богатых родителей, сами коридоры, атмосфера в здании, понимание, что здесь будет и дизайн, и архитектура, — всё это заставило меня немедленно принять решение. Знаете, это было что-то вроде импульса, когда ты не думаешь, а чувствуешь, понимаешь, что это — твоё. В тот же день я познакомилась с Игорем Владимировичем Лукштом, а также с моим будущим преподавателем по рисунку Александром Николаевичем Рыжкиным, и с первых минут общения поняла, что хочу заниматься у него.

Многие мои одногруппники шли в Строгановку максимально осознанно, с детства знали о ней, хотели поступать туда или хотя бы рассматривали ее в качестве одного из возможных вариантов. У меня же всё вышло спонтанно, буквально за день: основываясь на ощущениях и общении с людьми, я пошла не по тому пути, который наметила для себя. Таким образом, за пару недель я поменяла свои планы и решила поступать в Строгановку. Здание уже со входа поразило необычной атмосферой, не похожей ни на что, виденное прежде. Да, оно было без ремонта на тот момент, с разрисованными студентами стенами, но в нём ощущалась творческая свобода, жизнь. Кафедра проектирования интерьера была выбрана сама собой, как альтернатива кафедры дизайна интерьера в МАРХИ. Наша кафедра — нечто среднее между дизайном и архитектурой — как раз то, что мне было ближе всего.

Подготовка

Я два года ходила на частные курсы рисунка к преподавателю из Строгановки, год на живопись и композицию. Почти все мои одногруппники в течение года занимались историей искусств, но я готовилась сама. Подготовка была интересной — не просто натаскивание к экзаменам: я улучшила свои навыки, познакомилась с другими будущими студентами.

Конечно, очень важна база. У меня была довольно сильная подготовка в художественной школе, но я впервые рисовала обнажённую модель. Поскольку моя преподаватель в школе также была из МАРХИ, я была обучена архитектурному рисунку.

В Строгановке же другой стиль штриха, другая школа академического рисунка. Пришлось переучиваться.

Кроме того, я была рада, что отсутствует экзамен по черчению, который больше всего пугал в МАРХИ, а также не учитываются баллы за ЕГЭ по математике. Хоть я и закончила физико-математический класс, перспектива сдачи экзамена по математике на очень высокий балл казалась призрачной. Но возникла необходимость сдавать ЕГЭ по литературе, а также экзамен по истории искусств. В целом, вступительных экзаменов в Строгановку больше. В их числе — два экзамена по рисунку, живопись, композиция (на каждом отделении есть своя специфика), история искусств и два ЕГЭ.

Экзамены

На экзамене по живописи я писала натюрморт, на первом экзамене по рисунку — обнажённую модель в полный рост. На втором абитуриенту дается выбор: либо рисовать капитель, либо гипсовую голову. Я выбрала капитель. Первые два экзамена длятся по два дня, что очень удобно: можно взглянуть на свою работу свежим взглядом, лучше рассчитать время и силы.

Экзамен по композиции на кафедре интерьера выглядит специфически. Необходимо изобразить некую абстрактную композицию, объединённую заданным стилем. Стиль называют непосредственно на экзамене. В моём случае это был модерн.

Творческая единица

Жалею ли я о том, что поступила именно в этот вуз? Пожалуй, это самый сложный вопрос. В целом, я не жалею о поступлении. В нашем вузе есть очень много хорошего, интересного, я получила уникальный опыт, причём это касается не только непосредственно искусства, но и социализации. В отличие от большинства вузов, у нас студенты непрерывно проводят время друг с другом, общаются не только в перерывах между парами, но и во время, после. У каждой группы есть отдельная аудитория, где мы занимаемся проектом, храним свои вещи, работаем над заданиями. На время учёбы академия становится не просто местом, где ты получаешь новые знания, навыки, а домом. Подобный опыт я бы ни на что не променяла.

Однако в нашей академии, впрочем, как и в большинстве вузов, всё очень сильно зависит от преподавателей. Например, преподаватели по проекту и рисунку ведут занятия у группы все пять лет (шестой курс — только диплом), поэтому очень важно, чтобы с ними возник контакт, чтобы их знаний хватало как для обучения начинающего студента, так и для уже почти сложившейся творческой единицы. В моём случае, преподаватели по проекту не оправдали ожиданий.

На вопрос: «Нравится ли вам учиться здесь, стоит ли поступать?», я, как и большинство студентов Строгановки, отвечу вам: всё зависит от того, к каким преподавателям вы попадёте.

Кроме того, я не уверена, что выбранная мною кафедра оказалась именно той, на которой мне точно хотелось бы учиться. Как я уже говорила, выбор проектирования интерьера стал естественной трансформацией кафедры архитектуры и дизайна в МАРХИ, по сути, я не ознакомилась с другими кафедрами в Строгановке, не узнала подробно, чем именно занимаются студенты, учась там. Возможно, после окончания института, я пойму, что мой выбор был верным, но на данный момент я полна сомнений.

Свобода, доведенная до крайности

К недостаткам обучения я бы отнесла практически свободное посещение академии. Во многом, это можно назвать плюсом, но, как известно, любая хорошая идея, доведённая до крайности, превращается в плохую. Сама основа творчества — это, безусловно, свобода, поиск вдохновения, но у нас преподаватель может сделать чуть ли не одолжение, просто придя на работу. Он может опоздать, а студенты могут не прийти на занятие почти в полном составе. Всё это — звенья одной цепи. Я убеждена, что, если студенту было бы интересно на занятиях, если преподаватель отдавался бы процессу обучения, если обе стороны были бы заинтересованы в хорошем результате и полны энтузиазма, то подобной проблемы бы не было.

Слишком часто всем всё равно.

Кроме того, к недостаткам я бы отнесла почти полную неприкосновенность преподавателей. Жаловаться бесполезно: этим ты только настроишь всю кафедру против себя. Но ведь в вузе, где так много субъективизма, нельзя допускать высказывание мнения только одной стороны. Многие преподаватели — консерваторы, но это проблема большинства именитых художественных вузов. Есть множество чисто бытовых минусов: отсутствие нормальной столовой уже несколько лет, так и не достроенное общежитие, отсутствие необходимого количества инвентаря для постановок, мольбертов.

К плюсам обучения я бы отнесла, разумеется, саму атмосферу в академии, то, что студент не заключён в жёсткие рамки — куда нужно встать, куда пойти, что сделать. Есть свобода самовыражения. Не всегда поощряются, но допускаются различные техники рисунка, живописи, использование интересных материалов, форматов листа. Каждую неделю проводятся наброски с натуры, короткие рисунки, занятия портретом. За символическую плату студент после занятий может рисовать, писать всё, что душе угодно. Отдельными энтузиастами-преподавателями проводятся пленэры, в том числе и за границей. В коридорах расклеиваются объявления о новых конкурсах, также проводятся и внутривузовские конкурсы на различных кафедрах. В последние годы на базе нашего вуза проходят выставки не только выпускников Строгановки, но и значимые мероприятия общегородского уровня, проходят лекции именитых дизайнеров, архитекторов. К огромным плюсам я бы отнесла открытость многих преподавателей: даже учась не у них, всегда можно попросить совета, узнать их мнение. В целом, учиться у нас интересно, есть множество и плюсов и минусов, сложно говорить «за весь вуз» — слишком многое зависит от кафедры и отдельных преподавателей. Лично для меня плюсов больше, несмотря на серьёзность отрицательных моментов.

Наедине со специальностью

Первый курс — это практически игра на выживание. Очень тяжело учиться — огромное количество трудоёмких заданий, множество новых предметов. Приходится не спать ночами и работать на износ. Но на втором курсе становится гораздо легче, поэтому абитуриентам не стоит пугаться, главное — успешно продержаться первый курс. Он очень закаляет. Это бесценный опыт.

На каждой кафедре всё индивидуально, есть уникальные предметы. Сложно сравнивать, к примеру, реставрацию металла и графический дизайн. В целом, по какому бы направлению ты не учился, в программе всегда будут рисунок и живопись. Это основа основ академического образования. На кафедре интерьера живописи и рисунка больше, чем на некоторых других, но меньше, чем, например, на кафедре монументально-декоративной живописи. Занятия проходят по следующему принципу: заходишь в аудиторию, встаешь с мольбертом и пишешь или рисуешь. На последних курсах делается упор на живую модель, в одетом и в обнажённом виде. Из непрактических занятий упор делается, разумеется, на историю искусств, её мы учим пять лет и в начале шестого курса сдаём государственный экзамен.

Сейчас, с появлением бакалавриата и магистратуры, всё стало иначе, но я отношусь к последним образчикам старой системы, если можно так выразиться, поэтому могу говорить достоверно лишь за нас. Самым главным предметом является проект. Собственно, проектом называется предмет, где ты постигаешь основу своей специальности. В первом семестре мы делали учебные абстрактные макеты по композиции, для тренировки перед серьёзными проектами, а также отмывку. Отмывка — это дань традиции, одна из тех вещей, сделав которую, ты можешь позволить себе сказать: да, я получаю базовое образование в одном из старейших вузов страны. Если описывать ее схематично, вы чертите на большом планшете свой объект (храм, дворец) и с помощью разведённой в воде туши красите его.

Кроме того, на кафедре проектирования интерьера в первый год обучения очень большое значение имеют занятия по макетированию. Итогом года обучения становится макет какого-либо реально существующего здания. После первого полугодия вы начинаете создавать собственные проекты и каждый семестр получаете новое задание (дизайн магазина, ресторана, коттеджа, музея). А к шестому курсу остаетесь наедине со своей специальностью и работаете над серьёзным дипломным проектом (правда на некоторых кафедрах обучение длится пять лет и диплом защищается на пятом курсе).

Проекты

Самым первым моим заданием, выполненным через две недели после поступления в Строгановку, был плакат на социальную тему. В моём случае, он был направлен против незаконных свалок. Первым же проектом стало оформление витрины магазина шоколада «Шоко лэнд». Мы должны были сами придумать специфику магазина, его название, внутреннюю планировку. Сначала мы выполняли простые проекты, без разработки вспомогательных помещений, технических особенностей, — скорее, просто придумывали дизайн.

Далее я придумывала интерьер своего магазина, а также рекламную установку к нему и рекламный плакат. Следующим заданием была разработка детской площадки. Это было необычное задание, которое, скорее, можно отнести к средовому дизайну. Потом я занималась дизайном ресторана.

Следующее задание оказалось чрезвычайно сложным для всей нашей группы — проектирование коттеджа. Для него также нужно было выбрать своего рода историю. Я разрабатывала дом для яхтсменов. На четвёртом курсе я делала дизайн музея, а также офиса книжного издательства. На этом этапе стало возможным использование планов реальных зданий, их переработка под свой проект. На пятом курсе я создала проект выставки детских игрушек, а последним преддипломным проектом была разработка комплекса. Это масштабное задание, с уже обязательным использованием реально существующего здания (которое, разумеется, ты выбираешь сам), где важно показать, как твоя идея может применяться в помещениях с разными функциями. Моим проектом стал «Культурный центр стран Восточной Азии». Ко всем вышеперечисленным проектам, мы также придумывали либо рекламную установку, либо дизайн фасада или входной группы.

Стоит, наверное, добавить, что до четвертого курса все проекты были выполнены вручную и только потом — с помощью специальных компьютерных программ. Кроме того, к каждому проекту обязательно делается макет, как интерьера, так и рекламной установки, входа и фасада.

Идеальный преподаватель

До поступления я бы, не задумываясь, назвала своим любимым предметом рисунок, но сейчас, это, пожалуй, живопись, история искусств и история интерьера. Причём хотелось бы сделать акцент на то, что в рамках нашего обучения я могу выделить эти предметы, но не на всех курсах. Каждый год у нас меняются преподаватели по живописи и истории искусств, и несколько лет я бы назвала эталонными. Это напрямую связано с педагогами. В те годы, когда это были профессионалы своего дела, полные заинтересованности в студентах и предмете, я любила эти занятия больше всего.

У нас немало профессиональных педагогов, но лично я сталкивалась лишь с некоторыми из них. Я безмерно благодарна Александру Николаевичу Рыжкину за то, что благодаря ему смогла без труда пройти вступительные испытания по рисунку. Он, к тому же, — прекрасный преподаватель анатомии. Игорь Владимирович Лукшт, кстати, его учитель, — тоже замечательный рисовальщик. Для меня эти люди — педагоги, на которых хотелось бы равняться, именно таких наставников не хватает в художественных, да и вообще в любых вузах. Не могу также не сказать про Ивана Михайловича Чурсина — нашего преподавателя по макетированию. Строгий, знающий своё дело на пятерку с плюсом, он, к тому же, разносторонний и очень талантливый человек.

Пожалуй, лично для меня, в идеальном преподавателе, который не просто читает лекции, а часто контактирует со студентами, чрезвычайно важна именно внимательность, уважительное отношение к своим ученикам, банальное знание имён. Я не одна так считаю: всем моим одногруппникам приятно уже от того, что педагог знает их имена, воспринимает их как творческую личность, а не просто как часть массы. Кроме того, важнейшим качеством в творческом вузе я считаю открытость новому, принятие разных видений, стилей.

Косность тормозит развитие искусства, не даёт студенту дышать и приводит к апатии.

Также все мною уважаемые преподаватели всегда не просто голословно объясняли, как нужно делать, но на примере своих работ доказывали, что обладают знаниями и умениями, в разы превосходящими наши. Именно этот момент стимулирует лучше всего: ты видишь, к чему можешь прийти под руководством этого человека. А с историей искусств всё просто: преподаватель читает лекции интересно, последовательно, с энтузиазмом в голосе, не слишком отстранённо, не слишком субъективно, способен ответить на любой вопрос студента и — вуаля — ты уже не представляешь, как можно пропустить лекцию или заснуть на ней. Для меня любимыми педагогами по этому предмету являются Григорий Константинович Кошелев и Елена Евгеньевна Докучаева. Также у нас прекрасный преподаватель по истории интерьера, автор чрезвычайно полезной и интересной книги «История современного интерьера» Николай Кириллович Соловьёв.

Конкурентное преимущество

Всё прежде всего зависит от кафедры. Перед «интерьерщиками» возникают хорошие перспективы, даже несмотря на некоторые минусы преподавания. Как известно, сейчас почти каждый вуз выпускает дизайнеров: их так же много, как и различных менеджеров и экономистов. Однако Строгановка даёт фундаментальное образование: мы шесть лет учимся работать руками, осваивать программы, узнаём, как непросто создать красивую картинку в 3D MAX, как воплотить свои идеи в жизнь, с помощью каких конструкций и материалов. Хочется верить, и, вроде бы, практика подтверждает то, что мы имеем конкурентное преимущество перед многочисленными дизайнерами, можем найти работу и в околоархитектурной среде, и в околодизайнерской. Кроме того, благодаря полученным навыкам можно выбрать почти любую творческую профессию, углубившись в её особенности и добиться в ней успехов.

Конкретного места работы, о котором мечтаю я, нет. Периодически у меня возникают мысли о продолжении образования за границей, иногда — о получении второго высшего образования по другому профилю: я очень люблю писать, раньше хотела быть журналистом, а также мне хотелось бы учиться в театральном вузе на декоратора или костюмера. В общем, различных интересов у меня много, возможно, какой-то из них выйдет на передний план. В целом, хотелось бы выполнять различные заказы на проектирование помещений, без привязки к конкретному офису, писать картины, продолжать ездить на пленэры и, возможно, преподавать. Я до сих пор в поиске того, чем мне действительно хочется заниматься. Скорее всего, буду стараться реализовать себя в разных творческих сферах, не зацикливаясь лишь на том, чему меня учили на моей кафедре. Надеюсь, у меня это получится. В нашей профессии очень многое зависит и от удачи, и от того, как ты сумеешь себя подать потенциальному заказчику.

Поэтому сложно быть уверенным в своём будущем на 100 процентов. Главное — пытаться, пробовать и работать над собой, и тогда все точно получится.

Ксения Яковлева
Ксения Яковлева, Редактор проекта Учёба.ру
15 июня 2015

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты