Место на глобусе

Историк Марина Сорокина о том, почему каждый должен попытаться поучиться за рубежом.
10 октября 2013
1 комментарий

 

Марина Сорокина

Род занятий историк
Должность ведущий научный сотрудник Дома Русского Зарубежья
Образование Московский государственный историко-архивный институт (ныне РГГУ)
Чем известна Специализируется на изучении научного сообщества. В настоящий момент координирует работу над словарем «Российское научное зарубежье»

Самое лучшее образование для будущего сегодня дают в странах англосаксонского мира. Вопрос не в том, нравится ли мне американское и британское образование или нет — я сужу по результатам.

Самый понятный, очевидный и доступный пониманию критерий оценки: сколько Нобелевских премий получено учеными той или иной страны. Очевидно, лидером является англосаксонская система. Нобелевский комитет и те ученые, которые рекомендуют своих коллег на эту премию, совершенно явно следуют тем трендам, которые существуют в мире. Образовательная система России в данный момент находится в ситуации трансформации. И трансформируется она очень хаотично. Такое положение дел страшно мешает молодому человеку выбрать, чем бы ему хотелось заниматься в жизни, какой дорогой пойти. Пока мы сидим в России, нам кажется, что мы часть глобального мира. Но, как только ты выезжаешь за ее пределы, сразу понимаешь, что наши представления о месте России и российского образования сегодня не адекватны ее реальному положению.

Что сегодня вообще должно давать образование? В первую очередь, встроенность в мировую систему, то, что по-английски называется networks. На Западе в процессе получения образования ты попадаешь в совершенно определенную среду, которая имеет свои ценности, приоритеты, свою направленность.

Больше всего ценятся не родо-клановые связи, как у нас или в Африке, а связи с людьми, с которыми и у которых ты учишься.

С кем мы дружим всю жизнь? С теми, кому доверяем. А доверяем мы больше всего людям, связи с которыми формировались тогда, когда мы им ничем не были обязаны, с которыми нас не объединяло ничего, кроме чувства личной симпатии. Если посмотреть траекторию движения личности в рамках университета — с кем он дружил, уже можно увидеть его стратегическую линию жизни. Пусть она пока в зародыше, но именно в этот момент она формируется. Успешная жизнь — это реализация проекта «однокурсники».

Но не только. Важно и то, к каким профессорам ты ходил. Особенно важно найти своего личного образовательного лидера. В западном университете даже аудитории устроены по-другому: студенты сидят амфитеатром, кружком, а преподаватель — в центре. Такая позиция профессора — тоже стандарт преподавания: эти вещи отражают глубинные, сердцевинные основы общества. Именное образование — это один из «слонов», на которых стоит англо-саксонская система. Никто добровольно не пойдет учиться к профессору, которому нечего предъявить в плане своих научных достижений.

Смотрят на все: какие у него работы, чем он занимается, кто его студенты, какие у этих студентов и аспирантов результаты. И сидит где-нибудь в еще недавно диком штате Висконсин человек — а к нему за наукой едут из всех штатов Америки, из всех стран Европы. Любой университет будет беречь такого профессора, ведь это не только престиж и репутация, но еще и деньги.

Когда я говорю «учиться за рубежом», я не имею в виду, что все пять институтских лет надо провести за границей. Самый эффективный формат получения образования, на мой взгляд — это постоянный студенческий обмен. Вы поучились полгода в России, потом полгода по совместной программе в Германии, потом в Европейском университете в Будапеште и так далее. Таким образом поддерживаются языковые навыки, одновременно вы попадаете в ситуацию научного знания, научного поведения, которые приняты в развитых странах.

Знаете в чем кардинальное отличие в выступлениях на разных конференциях между нашими и зарубежными учеными? Обязательный стандарт любого научного доклада, который делает западный ученый, — компаративистика, сравнение. Среднестатистический российский историк скажет: «Петр Аркадьевич Столыпин — выдающийся политический и государственный деятель». А западный начнет иначе: «Наряду с теми премьер-министрами, которые существовали в начале XX века во Франции, Германии и Великобритании, был еще такой Столыпин, который отличался от них тем-то, тем-то и тем-то». И такие вещи исключительно важны как для мировоззрения, так и для карьеры. Просто надо иметь представлении о многообразии возможностей в современном мире, знать о том, что помимо яблока есть еще персик, абрикос, виноград, инжир. Зарубежное образование дает возможность человеку почувствовать свое настоящее на глобусе, и по-новому понять, что ты — русский.

10 октября 2013
1 комментарий

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты